shadow

Россия отвязывает нефть от доллара

Санкт-Петербургская биржа начинает торговлю фьючерсом Urals


shadow

Россия запускает фьючерс на нефть Urals — ключевой продукт отечественного экспорта. Таким образом Москва хочет увеличить доходы от продажи «черного золота», и уйти от привязки Urals к котировкам на североморскую нефть Brent. Об этом в четверг, 28 апреля, сообщило агентство Bloomberg.

Фьючерсный контракт на Urals будет запущен на базе Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ). Как пояснил Bloomberg президент СПбМТСБ Алексей Рыбников, «целью является создание системы, в которой российская нефть оценивается и продается справедливо и открыто». Он уточнил, что крупнейшие российские нефтяные компании, в том числе «Роснефть», ЛУКОЙЛ и «Газпром нефть», поддерживают эту инициативу.

Напомним: сейчас Urals продается с дисконтом к международному эталону Brent, котировки которого считает агентство Platts. По словам Рыбникова, запуск собственного рынка фьючерсных контрактов позволит России улучшить механизм ценообразования Urals, а отечественным компаниям — получить дополнительную выручку.

Как заявлено в документе на официальном сайте СПбМТСБ, объем начального фьючерсного контракта составит 1 тысячу баррелей, минимальный объем поставки — 720 тысяч баррелей. Для успешного запуска проекта на первом этапе фьючерс будет торговаться в долларах США.

Как заявил «Российской газете» президент Российского биржевого союза Анатолий Гавриленко, биржа уже давно работает над введением фьючерса на Urals, и теперь это может произойти до конца текущего года.

Чтобы возник фьючерс, добавил Гавриленко, необходима политическая воля. «Есть прекрасные площадки, которые торгуют фьючерсами много лет. И вдруг мы заявляем свой инструмент. Конечно, будет прохладное отношение поначалу. И для того, чтобы наш фьючерс смог о себе заявить, получить уважение мировых игроков, мы должны обеспечить постоянство торгов, оборот и объемы. И, конечно, прозрачность нашего рынка», — сказал Гавриленко.

«Это позволит увеличить доходы от продаж сырья и уйти от расчетов в долларах, что станет воплощением давней мечты президента РФ Владимира Путина», — резюмирует Bloomberg.

Заметим, что предыдущие попытки РФ сделать нефть Urals международно-признанным эталонным сортом и повысить на нее спрос были неудачны. Так, в 2007 году Нью-Йоркская биржа отказалась включить фьючерсные контракты на Urals в число торгуемых.

Получится ли отвязать Urals от Brent на этот раз, какая премия ожидает Россию в случае успеха?

— Россия — одна из трех крупнейших нефтедобывающих стран, наряду с США и Саудовской Аравией, добывает свыше 10 миллионов баррелей нефти в сутки, — напоминает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — При таких объемах добычи и экспорта российская смесь Urals должна, разумеется, быть самостоятельным ценовым эталоном на мировом рынке. Но сейчас смесь Urals привязана к Brent, и торгуется с так называемым спредом (дисконтом). На рынке в Роттердаме — крупнейшей мировой площадке по торговле нефтью и нефтепродуктами — величина этого спреда за последний год составляла в среднем $ 2,5−3 за баррель.

Когда формируется самостоятельный ценовой эталон, цена на конкретный сорт нефти определяется по-другому: рыночным соотношением спроса и предложения. Если Urals удастся продвинуть на позицию эталона, это будет означать и совершенно другую нефтяную экономику, и другой уровень России как игрока на рынке.

— Почему в этом случае Urals может подорожать?

— По своим физико-техническим характеристикам Urals еще не до конца раскрыл свой рыночный потенциал. Для многих переработчиков он выгоден в силу именно своего состава. Эксперты считают, что если бы наш сорт торговался как самостоятельный, в отвязке от Brent, можно было бы рассчитывать на устойчивый рост спроса на российскую нефть.

Для России это, естественно выгодно. Сейчас, напомню, мы поставляем нефть, в основном, в Европу. Отвязка от Brent позволила бы нам диверсифицировать каналы сбыта нефти и нарастить объемы поставок в Азию. На азиатских биржах немного другой механизм ценообразования, нежели на европейских площадках, и цены на нефть там выше, чем в Европе.

Это соблазнительная перспектива, но путь к ней тернистый и неблизкий.

 — Почему вы так считаете?

— Превращение Brent в ценовой эталон заняло около шести лет, и проходило в несколько этапов. Причем, биржи еще до признания Brent эталоном торговали североморской нефтью по так называемым поставочным фьючерсам.

Сейчас похожий путь предстоит повторить Urals. Президент СПбМТСБ Алексей Рыбников заявил в интервью «Ведомостям», что вполне можно добиться закрепления за российской смесью статуса ценового эталона в течение трех лет. Другими словами, это решаемая задача. Но для этого нам нужно, как и в случае с Brent, наладить для начала торговлю по поставочным фьючерсам.

Эта задача может быть чисто технически решена до конца 2016 года, считают биржевики. Но и дальше на пути превращения Urals в ценовой эталон имеется несколько подводных камней. И главный из них — сертификация качества нашей смеси.

Долгие годы эта проблема оставалась в подвешенном состоянии по простой причине. Urals — коктейль из разных сортов нефти, в нем, например, довольно много высокосернистых татарских и башкирских сортов нефти. Причем, это коктейль по составу не слишком стабильный. Понятно, что если вы претендуете на статус ценового эталона, эту стабильность нужно гарантировать. Технологически российской «нефтянке» выдержать эти стандарты довольно трудно.

Есть и другая проблема — обеспечение объема обязательной продажи нефти на биржевой площадке. Сейчас этот вопрос находится в стадии обсуждения. Предлагается обязать российские компании пропускать через биржу 5−10% добываемой нефти. Но возникает вопрос, как быть с учетом объемов, которые уже сегодня — без поставочных фьючерсов — законтрактованы надолго? В этом случае нужно либо нарушать контрактные обязательства, либо добывать дополнительную нефть — и оба выхода на практике оказываются неприемлемыми.

Много возникает и других технических деталей. На первый взгляд, они не кажутся непреодолимыми, но на деле неясно, как их решать.

 — Будем ли мы пытаться отвязать Urals от доллара?

— Это вопрос весьма специфический. Нефть, по принятому обычаю, торгуется сейчас за доллары. Так что пока тотальный перевод торговли Urals в рубли — это только наше желание. Но на азиатском направлении увеличивается доля расчетов в национальных валютах, и там, думаю, значительная часть Urals могла бы торговаться за рубли, в рамках двусторонних отношений.

Однако прежде, повторюсь, Urals должен стать эталоном с гарантией биржевого качества, чтобы наши партнеры четко понимали, что именно они покупают. Кроме того, в случае перевода торговли в рубли потребуется привязка Urals к какому-нибудь промежуточному финансовому инструменту. Это необходимо, чтобы покупатель мог разобраться: в чем ему выгоднее покупать российскую нефть — в долларах или рублях?

Но в любом случае, не стоит ожидать, что в один прекрасный миг Urals навсегда отвяжется от доллара, и будет торговаться исключительно в рублях. Это сверхоптимистичный сценарий.

 — Если в 2016-м на СПбМТСБ стартуют торги Urals, какими будут их результаты?

— Фьючерс на Urals однозначно будет в текущем году запущен для внутренней торговли. Думаю, в 2017 году мы сможем пропустить через биржу 5% нефти, добываемой в Российской Федерации. Как будут развиваться события дальше, предполагать очень трудно. Такой прогноз зависит от множества деталей, которые сегодня неочевидны.

Думаю, на международном рынке спред Urals к Brent будет сохраняться весь 2017 год. Но как только к торгам фьючерсом на Urals подтянутся зарубежные игроки — а это может произойти на треке в 3−4 года — отвязка от Brent сформирует новую ценовую планку для Urals. По моим ощущениям, наша нефть вполне может торговаться на уровне американской West Texas Intermediate (WTI).

Это значит, игра для России стоит свеч.

— На первых порах российская нефть будет торговаться на Санкт-Петербургской бирже за доллары, хотя отвязка от доллара России куда интереснее, — считает глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. — В этом случае торги позволили ли бы укрепить российскую национальную валюту и повысить капитализацию наших нефтяных компаний. Но сейчас важно сделать первый шаг, и то, что делается — бесспорно, движение в правильном направлении.

В 2006 году, напомню, Россия предприняла первую попытку такого рода — попыталась создать новый нефтяной бренд Rebco, и выйти с ним на мировые биржи. Контракт на Rebco определяет этот сорт как «Urals FOB Приморск» — то есть, как российскую нефть, поставляемую по нефтепроводу до борта танкера в Приморске.

Дополнительные доходы в казну от признания Rebco ценовым эталоном тогдашний кабмин, в лице замминистра экономического развития и торговли Кирилла Андросова, оценивал в $ 3 млрд. в год. Но проект провалился: российские нефтяные компании не были заинтересованы в котировке бренда из-за системы налогообложения в России, и отсутствия стимулов для вывода значительных объемов нефти на биржу.

Думаю, сейчас уроки Rebco будут учтены, и российская нефть все же сможет отвязаться от Brent…

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.