shadow

Скрытые пружины карабахского конфликта


shadow

Резкое обострение ситуации вокруг Нагорного Карабаха носит очень серьёзный характер. И противоборствующим сторонам, и дипломатам стран-членов Минской группы ОБСЕ потребуется в полной мере учитывать, что в конфликтах такого рода могут происходить необратимые вещи – помимо воли непосредственных участников конфликта.

В частности, заявление первого заместителя министра обороны Армении Давида Тонояна о том, что армянская сторона готова к любому развитию событий «вплоть до непосредственного военного содействия безопасности» Нагорному Карабаху, подтверждает, что положение в зоне конфликта уже не вернется к тому состоянию, которое было еще несколько дней назад. Аналогичным образом заявления в поддержку наступления азербайджанской армии, прозвучавшие из Анкары, Исламабада и некоторых других столиц, вряд ли будут отыграны назад в случае дальнейшей эскалации конфликта.

А следовательно, возникает главный вопрос – о скрытых пружинах, возможно, бесповоротного «размораживания» нагорно-карабахского конфликта.

Периодические обострения ситуации вдоль линии разграничения в Нагорном Карабахе происходили на протяжении всех последних лет, но ни разу они не приобретали масштаб крупных боестолкновений с применением авиации и тяжёлой техники. Кроме того, решения о начале военных действий не принимаются в отсутствии первых лиц государства. Известно, что в ночь на 2 апреля и Ильхам Алиев, и Серж Саргсян находились в Вашингтоне.

На этот раз значимость внешних факторов в карабахском конфликте гораздо выше, чем может представиться на первый взгляд.

Сразу следует указать на те страны, которым обострение обстановки на Кавказе безусловно невыгодно. Это в первую очередь Россия, уже взявшая на себя ведущую дипломатическую роль в урегулировании конфликта и традиционно стремящаяся развивать взаимовыгодные отношения и с Арменией, и с Азербайджаном.

Точно так же эскалация армяно-азербайджанского конфликта ставит проблемы перед всеми государствами-членами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Бесспорно, что Армения, в отличие от Азербайджана, находится под защитой ОДКБ как член Организации. Однако соответствующая норма коллективной безопасности распространяется лишь на возможную агрессию против Республики Армения. В частности, статья 4 Договора предусматривает, что «в случае совершения агрессии (вооруженного нападения, угрожающего безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету) на любое из государств–участников все остальные государства–участники по просьбе этого государства–участника незамедлительно предоставят ему необходимую помощь, включая военную, а также окажут поддержку находящимися в их распоряжении средствами в порядке осуществления права на коллективную оборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН».

Конфликт в Нагорном Карабахе под действие данной статьи не подпадает, а ее расширительная трактовка может привести к расхождениям во взглядах на происходящее в рядах ОДКБ между Россией и Арменией, с одной стороны, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном — с другой.

Аналогичным образом новое кровопролитие в Нагорном Карабахе объективно не отвечает интересам ни Армении, ни Азербайджана. Однако в случае с Азербайджаном у внешних сил открывается определенное «окно возможностей» для того, чтобы спровоцировать Баку. Ведь тот факт, что крупномасштабные военные действия в Нагорном Карабахе начала именно азербайджанская армия, власти Азербайджана не оспаривают. Баку и Ереван кардинально расходятся лишь в мотивировках и оценке подобных действий.

Так кому же выгодно втянуть Азербайджан и Армению в войну? Такая постановка вопроса выявляет, по крайней мере, три заинтересованных центра силы.

Первый центр – это Турция. Потерпев военно-политическое поражение в Сирии и столкнувшись с активизацией курдского фактора, Эрдоган мог пойти на то, чтобы зажечь новый очаг войны на Кавказе, втянуть в противостояние Россию и при возможности противопоставить ей НАТО. С этой точки зрения определенные обещания и гарантии могли быть даны Ильхаму Алиеву на встрече азербайджанского и турецкого президентов в Анкаре 15 марта. Как указывает ссылающееся на собственные источники итальянское издание Il Giornale, «обстановка нарастающего напряжения, которую в январе директор национальной разведки США Джеймс Клеппер назвал предвестием открытого вооруженного конфликта, похоже, сохраняется, в том числе и в свете совместных военных учений, которые провели с 7 по 25 марта воздушные силы Азербайджана и Турции. Правительственные источники в Баку говорили об инициативах, предусмотренных совместной турецко-азербайджанской оборонной программой TurAz Qartali, стартовавшей в сентябре прошлого года»…

Второй центр – США, а конкретно те круги в Вашингтоне, которые заинтересованы в подержании напряжённости в отношениях с Москвой. Самостоятельной целью здесь является ослабление военной организации ОДКБ и других интеграционных механизмов на постсоветском пространстве. Разжечь пламя войны в Нагорном Карабахе – лучшее, что можно для этого придумать.

Наконец, третий центр связан с интересами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, а точнее – Катара. Катар, тесно связанный с Турцией, борется за приоритет в этой организации с Саудовской Аравией. Кроме того, ССАГПЗ находится в жестком противостоянии с Ираном. Ирану, в составе населения которого 15-16% азербайджанцев и который с начала 1990-х годов поддерживает тесные взаимовыгодные отношения с Арменией, война в Нагорном Карабахе так же невыгодна, как и России. А «особые отношения» Катара и Турции, проявляющиеся в том числе в негласной поддержке «братьев-мусульман», позволяют предположить наличие политической координации двух этих стран и в карабахском вопросе.

Источник

Фото Cont

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: