shadow

Эрдоган для сохранения власти идет на провокацию


shadow

25h

30 января МИД Турции, а за ним и турецкие СМИ заявили, что в пятницу российский Су-34 нарушил воздушное пространство Турции и находился в небе над провинцией Газиантеп ориентировочно 20–25 секунд. В связи с произошедшим в ВВС Турции введен оранжевый уровень тревоги, что означает перевод в состояние повышенной готовности к нападению.

НАТО в лице его главы Столтенберга встало на сторону Турции, призвав Россию «принять все необходимые меры к тому, чтобы подобные инциденты более не повторялись». США также поддержали Турцию.

Российская сторона в свою очередь отвергла предъявленные обвинения и заявила о пропагандистской подоплеке заявлений Турции.

Интересен тот факт, что и министр иностранных дел Турции, и глава НАТО в своих заявлениях подчеркнули, что воздушное пространство Турции является воздушным пространством НАТО. В ноябре 2015 года, когда турецкие ВВС сбили российский самолет, Столтенберг также заявил о поддержке НАТО, однако созванное по инициативе Турции совещание представителей стран-членов альянса не было столь категорично, указав на исключительно личных характер заявлений главы альянса.

В этот раз Турция к немедленным консультациям стран-членов НАТО не призвала. Да и действия ее руководства выглядят несколько странно. Организованная утечка информации в СМИ о переводе ВВС страны в повышенную готовность фактически означает ожидание удара со стороны внешнего врага. Таким образом, формально Турция не исключает военных действий. При этом президент страны Эрдоган 29 января не отменил свое зарубежное турне по Латинской Америке, заявляя практически с борта самолета, что желает встретиться с президентом России и обсудить обостряющуюся ситуацию. То есть глава государства покидает страну перед лицом военной угрозы?

Конечно, заявление о нарушении воздушного пространства Турции не случайно. Страна, предпринимающая за последние два месяца колоссальные усилия по поиску новых союзников как в регионе, так и за его пределами, пока не может похвастаться положительными результатами. Крупные игроки не поменяли своей позиции по ситуации в Сирии, отношения с Россией устойчиво негативные, а малые страны не торопятся однозначно вставать на сторону Турции из-за неопределенности перспектив развития ситуации.

Сирийский конфликт и переговоры в Женеве

Активность российской авиации в северо-западных районах Сирии и довольно успешные операции сирийской армии значительно ослабили местные группировки и снижают турецкое влияние в северной Сирии. Кроме того, значительные территории на севере САР по-прежнему подконтрольны курдам. Ослабление позиций протурецких вооруженных формирований отодвигает Анкару от эпицентра сирийского урегулирования.

Проходящие в Женеве переговоры и так осложнились из-за позиции Турции, не желающей видеть на них представителей курдов. Причина ясна всем: Эрдоган, развязавший войну с Рабочей партией Курдистана на своей территории, не может поступится собственными амбициями и признать курдский «Демократический союз» (PYD) в качестве реальной антитеррористической силы.

В своей категоричности премьер-министр Турции Давутоглу дошел даже до того, что обвинил «Демократический союз» в массовых убийствах курдов, заявив: «Мы не хотим участия „Демократического союза“ в мирных переговорах, потому что это террористическая организация. Это сирийская ветвь PПK, убившая тысячи наших курдских братьев».

Сомнительное беспокойство о курдских братьях на фоне действий турецких армии и спецслужб в отношении курдов в восточных районах Турции. Ни Европа, ни Россия, ни США не признали PYD террористической организацией. Наоборот, сирийские курды, продолжающие получать помощь от Вашингтона и все более поддерживаемые Москвой, могут использовать удачно складывающуюся для них ситуацию. Действительно, при всех разногласиях между США и Россией только в отношении курдских ополченцев наблюдается американско-российский консенсус, что потенциально можно использовать как стартовую позицию для достижения компромисса в подходах России и Америки в отношении будущего Сирии. Отсутствие конструктива в этом вопросе со стороны Турции демонстрирует явную предвзятость и ослабляет ее позицию как сторонника мирного урегулирования.

Беженцы

На этом направлении в январе 2016 года Турцию ожидал неприятный сюрприз. Италия заблокировала выделение Турции 3 млрд евро, обещанных в конце прошлого года Евросоюзом для обустройства беженцев в Турции в обмен на помощь Анкары по ограничению волны мигрантов. И хотя позиция итальянского премьера Маттео Ренци продиктована в первую очередь внутриевропейскими проблемами, связанными с различным трактованием Римом и Берлином требований бюджетной экономии, отсрочка в финансировании – плохой знак для Турции.

По данным немецкого издания Die Welt, Турция обратилась к ЕС с просьбой расширить объем помощи до 5 млрд евро. Видя растущие аппетиты Анкары, к позиции Италии могут присоединится и другие члены ЕС, не испытывающие особого желания выделять кому-то лишние деньги в период экономической неопределенности. Начинающие приобретать массовый характер выступления правых по всей Европе в Великобритании, Германии, Греции, Финляндии, Нидерландах и заявления целого ряда европейских правительств о введении мер по ограничению возможности проникновения на их территорию беженцев должны как минимум настораживать Турцию.

Очевидно, что Турция постарается вновь привлечь внимание европейцев к своей роли в этом вопросе. Вряд ли случайным можно назвать заявление министра по делам семьи и социальным вопросам Семы Рамазаноглу о том, что 85% из 3 млн сирийских беженцев, находящихся на территории Турции, не желают возвращаться на родину ни при каких обстоятельствах, и главная задача турецких властей – это создание условий для их полноценной интеграции в турецкое общество. Заявление турецкого министра явно контрастирует с ожиданиями канцлера Германии, убеждающей своих однопартийцев, что по мере нормализации ситуации в Сирии беженцы уедут восвояси. А вдруг эти находящиеся в Турции беженцы «захотят» перебраться в Европу?

Не хотелось бы в это верить, но и новость о гибели судна с беженцами на пути из Турции в Европу оказалась как нельзя кстати. Это ведь так действует на европейскую публику. Вспомним, как полгода назад фотография утонувшего ребенка произвела эффект разорвавшейся бомбы и буквально парализовала европейцев, оказавшихся не в состоянии остановить последовавшую волну мигрантов.

Внутренняя политика

Ситуация внутри Турции остается напряженной. Армейские и полицейские операции в курдских районах на Востоке страны продолжаются. Осада турецкой армией турецкого же города Чизре, большинство населения которого составляют курды, ведется уже более месяца. Турецкие власти активно применяют недемократические меры против своих политических оппонентов, журналистов, представителей интеллигенции. Это и уголовное преследование по обвинениям в сепаратизме и терроризме, лишение депутатской неприкосновенности и высылка иностранных журналистов.

Оппозиция продолжает обвинять президента в диктаторских амбициях, но, несмотря на это, Эрдоган настойчиво продвигает конституционную реформу, которая должна в очередной раз поменять полномочия главы государства. Встречая сильное противодействие этой инициативе в парламенте,Эрдоган предлагает вынести вопрос на референдум, рассчитывая, что результаты плебисцита избавят его от необходимости учитывать мнение оппозиции.

Интересно, что одним из тезисов Эрдогана является способность новой конституции устранять возможность военного переворота. Стоит напомнить, что в XX веке Турция не раз испытывала силу военного командования, отстранявшего, а иногда и казнившего лидеров, отступавших от заветов отца нации Ататюрка. Действия Эрдогана уже давно противоречат его заветам, а потому, несмотря на репрессии и судебные дела в отношении офицерского состава, президент все-таки боится быть свергнутым военной хунтой.

Экономические проблемы также не дают покоя турецким властям. Санкции со стороны России начинают оказывать влияние на сельское хозяйство и туризм. Дополнительные опасения вызвала и отмена «Газпромом» в январе 2016 года 10%-й скидки на поставляемый в Турцию газ. В связи с этим эксперты ожидают повышения цены для турецких потребителей.

Внешняя политика

Во внешней политике дела складываются тоже не так, как того хотелось бы руководству страны. Конечно, ряд факторов помогает Турции избежать давления и даже конфронтации со стороны США и Европы. Например, напуганная беженцами Европа не спешит защищать основы демократии, факты нарушений которой можно назвать вопиющими.

Помириться с Израилем пока не удается. Только в СМИ начали просачиваться новости о перспективах сближения, как министр обороны Израиля вместе со своим греческим визави фактически поддержали российскую позицию, обвинив Турцию в контрабанде нефти. И сейчас Турция вынуждена прибегать к посредничеству США в поиске путей сближения с еврейским государством. Вице-президенту Байдену пришлось в пятницу звонить израильскому премьеру Нетаньяху и обуждать вопросы турецко-израильских отношений и энергетического партнерства двух стран в Восточном Средиземноморье.

Вообще, вопрос энергетической безопасности после сбитого российского самолета вышел на первый план. Посещение руководителями турецкого государства крупнейших производителей и поставщиков энергоресурсов лишь подтверждают этот факт. Россия пока не заявляла о намерении сокращать поставки, но турки явно не исключают этого. В связи с разными позициями Турции и Ирана по Сирии отношения с Тегераном тоже не способствуют оптимизму в вопросе диверсификации поставок газа.

В отношениях с Россией наблюдается активная поляризация. После событий ноября 2015 года Турция демонстративно начала оказывать поддержку Украине и представителям меджлиса, что подтвердил и недавний визит министра иностранных дел Украины Павла Климкина в Турцию 28 января 2016 года.

Таким образом, турецкое руководство столкнулось с рядом серьезных вызовов, быстро и эффективно ответить на которые у Анкары возможности нет. В этих условиях провоцирование оппонентов становится наиболее востребованным методом политической игры.

Опасность заключается в том, что ради достижения своих целей Анкаре приходится использовать все более резкие и провокационные выпады. Похоже, президент Турции, не остановившийся ради своих личных амбиций ни перед развязыванием внутреннего конфликта в стране, ни перед разрушением столь долго формировавшихся демократических светских основ турецкого общества, ни перед военными провокациями в Сирии и Ираке, – готов поставить страну и на грань серьезного военного конфликта. Вопрос только в том, найдутся ли у него реальные, а не голословные союзники, готовые поддержать его безответственную политику. Россия, ЕС и ближневосточные соседи должны быть готовы к любому развитию событий.

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. евгений    

    капитализм из кризиса всегда выходит за счёт войн.слово демократия было призвано из забвения капитализмом и насамом деле демос означал район в афинах где проживали одни богатые.пора восстановить историческую справедливость-народ это лаос.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.