shadow

На что рассчитывала Турция, сбивая Су-24?


shadow

На фоне того, как весь мир хором твердит о необходимости совместного противостояния терроризму, действия отдельных государств выглядят парадоксально нелогичными и напоминают открытый вызов мировому сообществу. 24 ноября российская антитеррористическая операция принесла потери нашей стране. Причем, что с трудом укладывается в голове, не от рук боевиков, а от государства, которое на собственном опыте знает, каково стать жертвой терактов.

Во вторник утром ВВС Турции сбили российский самолет Су-24 на границе с Сирией. Из двух членов экипажа спасти удалось лишь штурмана, однако во время данной операции, уже от рук боевиков, погиб наш морской пехотинец. Позиции России и Турции по поводу произошедшего расходятся принципиально. Анкара настаивает на том, что «неопознанный самолет» вторгся на турецкую территорию. Речь идет об участке шириной чуть более двух километров, через который, якобы, пролетел Су-24. Подтверждает это Турция предоставленными траекториями полетов своих патрульных истребителей F-16 и нашего самолета. Россия же официально заявляет, что нарушения границ не было и Су-24 был сбит без веских причин.

Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской оспаривает турецкую версию:

«Никаких попыток со стороны турецкого самолета связаться или установить визуальный контакт с нашим экипажем средствами объективного контроля не зафиксировано. По точным данным объективного контроля наш самолет границу с Турцией не пересекал. Это же подтверждается данными сирийской ПВО. Более того по данным радиолокационной разведки аэродрома Хмеймим отмечен факт нарушения воздушного пространства Сирии атакующим самолетом ВВС Турции».
Сергей Рудской

По словам Владимира Путина,

«Наш самолёт был сбит над территорией Сирии ракетой «воздух–воздух» с турецкого самолёта «F-16», упал на территорию Сирии в 4 километрах от границы с Турцией, находился в воздухе, когда на него была совершена атака, на высоте 6 000 метров, на удалении одного километра от турецкой территории»
Путин Владимир Владимирович

В том, что стоит ждать ответных шагов, сомневаться не приходится. Президент России, охарактеризовавший происшествие как «удар в спину», отчетливо дал это понять:

«Мы, конечно, внимательно проанализируем все, что случилось, и сегодняшнее трагическое событие будет иметь серьезные последствия и для российско-турецких отношений».
Путин Владимир Владимирович

Что это будут за последствия, гадать пока рано. Наш МИД уже призвал российских туристов воздержаться от посещения Турции, а крупные турфирмы по рекомендации федерального агентства по туризму остановили продажу путевок по данному направлению. Минобороны, в свою очередь, прекратило всякие контакты с военным ведомством Турции.

Дальнейшие действия предлагаются разные: от призывов ответить немедленным авиаударом по Анкаре, которыми запестрели соцсети, до менее агрессивных, но достаточно радикальных предложений разного рода политических фигур. В частности, говорится о разрыве дипломатических связей с Анкарой, замораживании экономических проектов в Турции и поддержке турецких и сирийских курдов.

Показать, что подобные происшествия недопустимы, действительно необходимо, однако характер ответной реакции требуется избирать исходя из турецких ожиданий и мотивов. Ведь суть произошедшего, даже с подачи Анкары, определенно не соответствует предпринятым Турцией действиям. Нарушение российской авиацией турецких границ уже имело место, и за этим непременно следовали решительные протесты с той стороны. Однако все ограничивалось дипломатическими заявлениями, максимум — угрозами экономических последствий. Теперь же самолет, якобы вторгшийсяна 17 секунд в воздушное пространство Турции, был сбит. И расценивать это можно лишь как демонстративный удар, цель которого — обострить ситуацию.

Не секрет, что Анкара не одобряет российскую операцию в Сирии из-за того, что мы выступаем против террористов на стороне войск Башара Асада. Турция поддерживает сирийских повстанцев, и ей наше присутствие в регионе — как кость в горле. Более того, радикальные исламисты Анкаре только на пользу, пока она противостоят сирийской армии.

Рассказывает востоковед Сергей Медведко: «Во-первых, Турция открывает свои границы для боевиков ИГ, чтобы они могли скрываться от сирийских войск или ударов российской авиации. Во-вторых, она организует и обеспечивает ИГ финансовую поддержку, перерабатывая на своих заводах и продавая нефть, незаконно поступающую с территории Сирии. Это главный источник поступления денег в «Исламское государство», на которые они вербуют наемников по всему миру. В-третьих, турки прямым образом перебрасывают через свою территорию боевиков и наемников, то есть занимаются реальным обеспечением экстремистов людьми. Не говоря уже о том, что Турция, вероятней всего, поставляет боевикам вооружения. Сколько бы его не уничтожалось на территории Сирии, оно возникает вновь, причем зачастую имеет американское происхождение».

Владимир Путин идет еще дальше:

«Мы давно фиксировали тот факт, что на территорию Турции идёт большое количество нефти и нефтепродуктов с захваченных ИГИЛ территорий. Отсюда и большая денежная подпитка бандформирований. Теперь ещё и удары нам в спину, по нашим самолётам, которые борются с терроризмом. И это при том, что мы с американским партнёрами подписали соглашение о предупреждении инцидентов воздухе, а Турция, как известно, в ряду тех, кто объявил о том, что якобы воюет с терроризмом с составе американской коалиции. Если у ИГИЛ такие деньги (а счёт там идёт на десятки, сотни миллионов, может быть, на миллиарды долларов) за счёт торговли нефтью, плюс к этому они имеют защиту со стороны вооружённых сил целого государства, тогда понятно, почему они ведут себя так дерзко и нагло, почему они умерщвляют людей самым изуверским способом, почему они совершают террористические акты по всему миру, в том числе в сердце Европы».
Путин Владимир Владимирович

Однако вряд ли стоит воспринимать произошедшее как демонстрацию прямой военной поддержки террористов. Добровольно вступать в открытую войну Турция вряд ли решится, а один сбитый самолет вряд ли можно считать катастрофическим уроном для нашей стороны, тем более, что это не поспособствует отказу от сирийской операции. Впрочем, есть мнение, что «во избежание подобных инцидентов» Турция попробует объявить приграничные территории бесполетной зоной, что позволит боевикам укрываться близ турецких границ. И президент Турции Реджеп Эрдоган уже заговорил о таких перспективах.

Но это скорее побочные причины, основную же развивает версия, что Анкара надеялась, во-первых, на более жесткую реакцию со стороны Москвы, а во-вторых — на большую поддержку со стороны стран Запада. Мы уже писали, что внутритурецкие политические дела у Реджепа Эрдогана идут не слишком гладко, а потому ему на руку внешние конфликты, на которые можно отвлечь внимание населения. Это и Башар Асад, и террористы под боком, и агрессивная Россия. Формально происшествие с Су-24 Анкара подает как защиту своих неприкосновенных границ. И отреагируй Россия чересчур радикально, перейдя к конкретным действиям военного характера или угрозам их применения, этот отвлекающий внешний конфликт был бы тут же успешно разыгран.

Не стоит забывать еще и о том, что Турция — страна несамостоятельная и во всех ее действиях и заявлениях следует искать торчащие вашингтонские уши. США оперативно открестились от произошедшего и заявили, что турецкие действия стоит расценивать как поступок суверенного государства, а не члена американской коалиции. Однако есть мнение, что чересчур острая реакция Москвы была бы на руку именно Вашингтону. И дело здесь не только и не столько в прямой борьбе с террористами, деятельность которых США тоже вполне устраивают как противодействие режиму Асада. Дело в создании международной коалиции, к которому слишком уж активно подключилась Франция. Эскалация российско-турецкого конфликта с угрозой его перехода в военное русло могла стать началом конфронтации между нашей страной и НАТО, так как и Турция, и Франция — его члены, и последняя оказалась бы в ловушке. «Он (президент Франции Франсуа Олланд — Авт.) пытается воспользоваться ситуацией для создания международной коалиции, но события в Турции сейчас затрудняют перспективы объединения всех сторон за одним столом, чтобы создать глобальный союз. И из-за этого, вероятно, меняется и его стратегия… н не хочет, чтобы Соединенные Штаты запрашивали проведение наземной операции, потому что он знает, что это невозможно. Однако ему нужна логистическая поддержка Соединенных Штатов, но и России тоже. Еще две недели назад Россия и США были врагами по этому вопросу. И Франция была не очень довольна такой позицией России. Однако на этой неделе главная цель заключалась в том, чтобы объединить все стороны и создать одну большую коалицию. Но я боюсь, что то, что сейчас произошло в Турции, серьезно усложнит эту задачу», — рассказывает французский журналист Стефан де Ври.

Тем не менее, освещение происшествия французами демонстрирует, что Париж занимает скорее пророссийскую сторону в данном вопросе. Осудили действия Анкары и в других европейских странах, например, в Чехии и Италии. А на фоне того, что Россия на провокацию не поддалась и реагирует взвешенно, приходится менять тактику и руководству Североатлантического альянса. Формально НАТОвстал на сторону Турции, однако призывает рассматривать произошедшее исключительно как турецко-российский конфликт, который нужно как можно быстрее урегулировать.

Таким образом, расхлебывать этот конфликт, скорее всего, придется в одиночку Анкаре, которая, ввязываясь в очередные авантюры, делает свое собственное положение все менее комфортным.

Источник

Фото Rusvesna

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.