shadow

Киев в тупике. Как Россия отреагирует на действия новой украинской власти?


shadow

Победа миллиардера Петра Порошенко на внеочередных выборах президента Украины поставила Россию в сложное положение. Хотя эта победа была предсказуемой, теперь она стала политической реальностью, на которую РФ не может не реагировать.

С одной стороны, Кремль не может объявить выборы фарсом, поскольку Порошенко получил достаточно серьезную поддержку со стороны украинского общества, явно уставшего от гражданского противостояния. С другой – признать Порошенко легитимным президентом для России также невозможно, поскольку это влечет за собой сворачивание политической поддержки восставшему Юго-Востоку, и означает для Кремля потерю лица.

Как заявил президент Владимир Путин на Петербургском экономическом форуме накануне украинских выборов, «мы и сегодня работаем с теми людьми, которые контролируют власть на Украине, но после выборов мы, конечно, будем работать и с вновь избранными структурами». При этом Путин подчеркнул условия такого сотрудничества: военные действия на Востоке остановятся, и будет налажен прямой диалог между всеми противоборствующими сторонами на Украине – возможно, при участии российской стороны.

Но, судя по первым заявлениям Петра Порошенко, сворачивать силовую операцию он не собирается. На брифинге в понедельник, 26 мая, новый украинский лидер заявил, что операция на Юго-Востоке должна быть продолжена в измененном формате.

«Антитеррористическая операция не может и не будет продолжаться 2-3 месяца. Она должна и будет длиться часы», – сказал Порошенко. Он подчеркнул, что первые шаги новой власти Украины будут направлены на повышение боеспособности украинской армии и правоохранительных органов, после чего эффективность антитеррористической операции «очень быстро» повысится, и в этом можно будет убедиться «в очень скором времени».

Ранее, впрочем, он заявил, что в случае избрания первым делом отправится с визитом в Донецкую область, чтобы наладить диалог на Востоке страны. Другими словами, Порошенко дал понять, что будет действовать кнутом и пряником.

Как будет реагировать Россия на последние украинские события, и выстраивать отношения с треугольником Киев-Луганск-Донецк?

– Позиция России по Востоку Украины достаточно динамична, и меняется, по меньшей мере, раз в неделю, – отмечает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. – Последнюю позицию зафиксировал Владимир Путин незадолго до украинских выборов. Он сказал, что мы сначала посмотрим на Порошенко и его политику, а потом решим: признавать ли выборы, вести ли с ним диалог.

С одной стороны, у Кремля нет намерения «сливать» Юго-Восток, с другой – пришло окончательное понимание того, что крымский сценарий там невозможен. Имеется в виду даже не присоединение к России ряда областей Юго-Востока, а возможность установить над ними контроль, признать их независимость, и сделать протекторатом России.

 – Кремль возьмет паузу в отношениях с Киевом?

– Думаю, российские власти сделают ряд заявлений, но никаких новых реальных политических шагов за этим не последует. На Юго-Востоке имеется батальон ополченцев «Восток», который может быть одним из инструментов воздействия на ситуацию. С другой, есть очевидная пассивность большинства населения Донбасса, и отсутствие стратегических планов Кремля в отношении Восточной Украины.

– Порошенко пообещал продолжить силовую операцию на Юго-Востоке. Насколько он самостоятелен в принятии такого решения?

– Парадокс заключается в том, что те украинские политики, которых можно считать самостоятельными, вынуждены на деле учитывать все факторы и группы интересов, которые имеются на Украине. А те, кого нельзя считать самостоятельными, ориентируются только на один центр силы.

Например, бывший формальный глава Украины Александр Турчинов ориентировался исключительно на США, и всегда озвучивал позицию американцев. Порошенко, в отличие от Турчинова, вынужден учитывать многие центры влияния – это видно по его эклектичной президентской программе, которой он хотел всем угодить. Это осложняет положение Порошенко, поскольку разнонаправленные интересы украинских центров силы способны разорвать любого политика.

На мой взгляд, Порошенко не будет форсировать силовую операцию, вопреки уже прозвучавшим заявлениям. Скорее всего, он понимает, что такое форсирование – это путь в тупик. Да и ответственность за кровь Порошенко вряд ли будет брать на себя – это сократит ему пространство для маневра.

Вероятнее, что он сделает ставку на сохранение статус-кво, и ведение закулисных переговоров.

Но проблема в том, что ситуация на Юго-Востоке за последние две-три недели зашла в тупик, приняла вид типичной патовой ситуации: ни одна из сторон не может добиться существенного перевеса.

– Может, выходом станет переформатирование движения на Юго-Востоке в политическую силу, с которой Киеву придется считаться?

– Думаю, так и будет. Если Киев признает силовые группы на Юго-Востоке в качестве равных, если начнет вести с ними диалог не с помощью бронетехники и авиации, а за столом переговоров, – это будет идеальный вариант для России…

– Москве в отношениях с Киевом надо брать пример с наших западных друзей, – уверен заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. – Запад, например, регулярно заявляет о недоверии итогам президентских выборов в Узбекистане, но, тем не менее, признает власть Ислама Каримова, и ведет с ним дела. Аналогичная ситуация с Белоруссией: Запад не признал избрания Александра Лукашенко на третий срок, но де-факто ведет с ним дела как с главой государства.

Мы должны точно так же поступать с новыми украинскими властями. Биполярность – либо мы признаем Порошенко, либо дел с Украиной не имеем – здесь неуместна.

Давайте реально смотреть на вещи: приход украинцев на избирательные участки – это опосредованное признание легитимности президентских выборов. Так вот, в тех областях Юга и Востока (кроме Одесской), в которых не образованы народные республики, явка была примерно такая же, как в центральных областях Украины. И еще показатель: референдумы в Донецке и Луганске проходили не с такими радикальными формулировками, как в Крыму. За «государственную самостоятельность» в Левобережье голосовали как сторонники отделения Донбасса от Украины, так и сторонники его нахождения в составе Украины на правах федеративного субъекта.

Это говорит о том, что ситуация на Юго-Востоке не такая простая, как нам иногда представляется.

Думаю, сейчас Москва будет наблюдать, какие действия предпримет новый украинский президент, и держать паузу. Если Порошенко начнет фактически сворачивать операцию на Юго-Востоке, и переходить к переговорам – мы смягчим позицию. Думаю, что и сам Порошенко понимает: каждый новый день «контртеррористической операции» увеличивает шансы Донбасса выйти из состава Украины, – и наоборот…

– Россия находится сейчас в достаточно сложной ситуации, – указывает доцент кафедры европейской интеграции МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули. – Надо понимать: и признание Порошенко, и его непризнание несут для Кремля некоторые проигрыши. Если РФ не признает Порошенко, то будет выглядеть разрушителем государственности Украины и стороной, которая не хочет стабилизации. Если признает – будет вынуждена согласиться с тем, что Левобережье остается с Киевом фактически один на один, а украинский режим будет откровенно прозападным.

 – Как из этой ситуации выходить?

– Если мы не хотим играть на повышение ставок, нам нужно каким-то образом дать понять, что мы готовы признать Порошенко, и добиться на стадии признания легитимности выборов максимальных гарантий для Левобережья. Если этот размен удастся – Россия, сохранив лицо, выйдет из ситуации. В этом случае она избежит обострения отношений с Западом, и будет выглядеть защитницей прав русскоязычных на Юго-Востоке.

Но это – только один из возможных вариантов. Россия может предпринять и другие действия в поддержку Юго-Востока, но тогда финал остается открытым.

 – Внешне кажется, что для Порошенко было бы умнее свернуть силовую операцию, дистанцироваться от прежней киевской власти, и начать всеукраинский диалог с чистого листа. Способен ли он на такой вариант?

– Если Порошенко свернет силовую операцию, в глазах значительной части населения Украины он проявит недопустимую слабость по отношению к лидерам самопровозглашенных народных республик. Думаю, для значительной части украинцев легитимность президента будет определяться тем, насколько качественно он восстановит порядок на всей территории страны – в ее нынешних границах.

Поэтому Порошенко, так или иначе, будет вынужден решать вопрос с Левобережьем. Либо силовым способом, либо путем договоренностей. Но во втором случае возникает вопрос: готовы ли к договоренностям лидеры Донецкой и Луганской народных республик? На мой взгляд, в этой ситуации пассионарные лидеры Донбасса, вроде Игоря Стрелкова, могут предпочесть пойти до конца и умереть с честью.

Думаю, Порошенко в течение какого-то времени будет пробовать разные варианты решения проблемы Левобережья: пытаться договориться с представителями умеренных сил на Юго-Востоке, и одновременно продолжать давить Донбасс. Совместить две эти стратегии довольно сложно, но пока у Порошенко есть для этого кредит доверия, и он им воспользуется.

В этой ситуации, конечно, многое будет зависеть от того, как поведет себя Россия. Сейчас ясно одно: РФ вряд ли станет помогать Порошенко разруливать эту ситуацию, наша страна попытается найти в ней свою игру. Только если Москва придет к выводу, что ее интересы и Порошенко на данный момент совпадают, ситуация на Левобережье может быть урегулирована…

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: