shadow

«„Лада» современна», — говорит чех из высшего руководства бренда. Российские власти помогают

iDNES.cz, Чехия Франтишек Дворжак (František Dvořák), Лудек Вокач (Luděk Vokáč), Лукаш Ваверка (Lukáš Vaverka)


shadow

«Лада» была одним из лидирующих брендов Восточного блока, и многие до сих пор не могут отказаться от этих автомобилей. Однако у широкой общественности «Лада» не пользуется репутацией качественной и современной марки, и в определенной мере так же считают в России. Но там восприятие быстро меняется. В последние годы «Лада» претерпела значительные изменения и стремится стать по-настоящему современным автомобильным заводом, который остается верен своей традиции — производить доступные по цене и надежные автомобили, пригодные для езды по плохим дорогам.

С сентября прошлого года пройти через эти изменения бренду помогает Ян Птачек, который был назначен на должность вице-президента по маркетингу и продажам. Этот топ-менеджер, обладающий большим опытом в автомобильной отрасли, является одним из самых высокопоставленных чешских менеджеров в мировом автопроме.
Он приехал работать в Тольятти из группы Renault в качестве представителя альянса Renault-Nissan, который является мажоритарным акционером российского автомобильного завода, и благодаря которому «Лада» так сильно изменилась в последнее время.

— Idnes. cz: Группа Renault-Nissan хочет занять 40% российского рынка. Какую роль должна сыграть «Лада»?
— Ян Птачек: Сейчас доля «Лады» на российском рынке составляет 20%, и мы, конечно, хотим сохранить достигнутое. Таким образом, марка «Лада» будет и впредь основой предложения альянса в России. Только после нее очередь дойдет до марок Datsun, Renault и Nissan. Это закономерно, ведь «Лада» уже давно является главной маркой в России, а ее производственная программа хорошо адаптирована к запросам местных автомобилистов.

— Вы работали с Dacia. Насколько отличается работа с «Ладой»?
— Очень отличается. Сейчас «Лада» ориентируется почти исключительно на российский рынок. В настоящее время он по-прежнему пребывает в кризисной ситуации. Несколько лет назад его объем достигал трех миллионов автомобилей, а теперь — всего 1,4 миллиона. Правда, в текущем году, если все пойдет хорошо, объем возрастет, возможно, до полутора миллионов. Но это значит, что потенциал данного рынка огромен, и мы полагаем, что теперь он будет только расти. Так что мы, в свою очередь, должны к этому определенным образом подготовиться, чтобы в будущем успевать за ростом и не потерять свою долю. Что касается собственно предприятия «АвтоВАЗ», то производительность этого завода с 50-летней историей рассчитана почти на миллион автомобилей. Сейчас альянс производит на этом заводе около 400 тысяч машин под марками «Лада», Renault, Nissan и Datsun, так что мощностей в случае роста рынка нам хватит.
Производство Dacia в Румынии, напротив, ориентировано на экспорт, а в самой Румынии продается минимум произведенных на этом заводе автомобилей. Его производительность составляет 300 тысяч машин, но на внутреннем рынке реализуется всего около десяти процентов от этого объема.
— Собирается ли «Лада» ориентироваться на экспортные рынки?
— Наш приоритет — добиться успеха на российском рынке, тем самым превратив «АвтоВАЗ» в предприятие на прочной основе. Только после этого мы можем идти дальше. Разумеется, мы задумываемся о том, как развивать экспорт, но в данный момент нашим четким приоритетом является внутренний рынок. Следующими на очереди могут стать наши традиционные рынки — бывшие республики Советского Союза. Например, мы недавно начали производить модели Lada Vesta, Xray и Largus в Казахстане, которые выпускаются там наряду с моделью Granta. Мы подумываем и о сборке CKD (машинокомплект импортируется и собирается в стране продажи, и этот метод, как правило, выбирают из соображений экономии на таможенных пошлинах — прим. ред.). Мы экспортируем также на некоторые другие рынки, но только по минимуму.
— Некоторые модели вы предлагаете и в ЕС…
— Мы недавно представили модель Vesta на немецком рынке. Но, как я уже говорил, это не входит в наши приоритеты. Развивая марку, мы вынуждены выбирать из ряда первоочередных задач. В краткосрочной перспективе нам важно увеличить долю в тех странах, рынки которых являются для нас традиционными.
— Таким рынком можно считать и Чехию, однако у нас автомобили «Лада» официально не продаются. Хотите ли вы изменить ситуацию?
— Я ждал этого вопроса, однако не могут дать на него утвердительный ответ. Наша стратегия — сосредоточиться на уже существующих рынках, поэтому пока решения о том, вернемся ли мы в Чешскую Республику или нет, не принималось. Официально «Лады» не импортируются в ЧР, и в ближайшее время ситуация не изменится. Однако вопрос выхода на новые рынки, разумеется, мы будем рассматривать в будущем. Сейчас мы над этим интенсивно не работаем.
— Почему «Лады» продаются в Германии, но не в Чехии?
— В Европе у нас есть давно существующая сеть импортеров, с которыми мы продолжаем сотрудничать. Именно благодаря этому наши новые автомобили, например, Vesta, попадают на некоторые рынки. Но, как я уже сказал, прежде чем начать развитие за рубежом, мы должны вырасти дома.
— А выгодно ли вам вообще выбирать модели для европейского рынка?
— В прошлом году «Лада» экспортировала из России около 18 тысяч автомобилей, большая часть которых отправилась в страны, соседствующие с РФ. Из этого ясно, что продажи за рубежом сейчас низкие. Дома в России мы продали более 260 тысяч автомобилей. Диспропорция значительная. Поэтому нужно сконцентрироваться на чем-то одном, и при тех объемах экспорта, которые у нас есть, нужно действовать постепенно. Так что пока мы не обдумываем вопрос, в какие страны Европы мы вообще могли бы экспортировать. Если бы мы захотели расширяться везде, у нас не хватило бы ресурсов.
— Как «Лада» продается в России? Как марку оценивают покупатели?
— У марки «Лада» в России огромная традиция, и де-факто у каждого россиянина что-то связано с этой маркой. На протяжении своей истории «Лада» занимала на рынке России такое место, что к ней сформировалась сильная привязанность. Но примешиваются и негативные оценки, касающиеся, к примеру, качества и надежности. Сейчас важно сохранить здоровое ядро, воспользоваться тем, что у этой марки такая продолжительная история на отечественном рынке, и убедить людей в том, что марка меняется.
Мы представляем на рынке новые модели, такие как Lada Vesta и Lada Xray: эти современные автомобили полностью сопоставимы с конкурентами. Мы должны убедить покупателей в том, что меняются не только продукт, марка и качество, но и сервис и дилерская сеть. Разумеется, это долгосрочная задача, и убеждать клиентов мы должны конкретными шагами. Поэтому сейчас мы полностью меняем дилерскую сеть, меняем ее имидж, а также обучаем сотрудников сети для повышения качества обслуживания и сервиса. Также мы стремимся, например, сделать более доступными запчасти и прочее. Все это базовые меры, необходимые для того, чтобы улучшить репутацию марки.
Я считаю, что у «Лады» в России большой потенциал. У нас в России самая большая дилерская сеть, и если мы усовершенствуем услуги до максимального уровня, это послужит еще одной причиной для того, чтобы покупатель остался с нами. Посмотрите на новую выставку-продажу «Лады»: она ни в чем не уступает конкурентам. Мы также можем делать ставку на то, что «Лада» широко представлена в российском автопарке.
— В прошлом году «АвтоВАЗ» отметил 50-ю годовщину основания. Воспользовались ли вы этим поводом для повышения интереса к марке «Лада»?
— Разумеется, мы использовали эту годовщину и организовали массу мероприятий, ведь годовщина была и у моделей Vesta и Xray. Однако тем, что по-настоящему поднимает интерес к марке «Лада», являются новые модели. К примеру, сейчас Lada Vesta занимает четвертое место по продажам среди всех автомоделей в России. На рынке Lada Vesta была представлена в ноябре 2015, а на четвертом месте она оказалась уже в 2016 году. Так же успешно на рынке показала себя модель Xray, представленная в марте и сразу попавшая в топ-20 самых продаваемых автомобилей России 2016 года.
— Эти автомобили по-прежнему российские, или они уже производятся в рамках альянса Renault-Nissan?
— У нас есть команда конструкторов в Тольятти, есть собственная дизайнерская студия с небольшим филиалом в Москве. Там работают россияне и дизайнеры со всего мира, и я считаю, что в последнее время нам удалось значительно улучшить дизайн наших автомобилей. Мысль о том, что в «АвтоВАЗе» нет талантливых людей, совершенно ошибочна. Lada Vesta создана на собственной платформе «АвтоВАЗа»: у нее дизайн нашей собственной студии и двигатель нашего собственного производства.

Сейчас мы устанавливаем собственные двигатели на большую часть автомобилей «Лада», но на заводе «АвтоВАЗ», конечно, на другие автомобили альянса устанавливаются и двигатели Renault. В настоящее время мы готовимся к началу производства одного из таких двигателей прямо на заводе в Тольятти, чтобы использовать его для максимального числа моделей и сделать доступнее импортного аналога по цене.
— Насколько все это отличается от другой доступной по цене марки альянса — Dacia?
— Есть большие различия. Что касается Daciа, то там разработка настолько связана с Renault, что уже трудно сказать, где именно создается этот автомобиль. У Renault в Румынии есть собственный центр разработок, где работает несколько тысяч человек, и некоторые элементы автомобилей Renault создаются именно там. Но кое-что для Daciа конструируется во Франции. Поэтому сказать, что такой автомобиль был разработан в одной конкретной стране, де-факто невозможно.
— Малый кроссовер Lada Xray технически базируется на Daciа, не так ли?
— Да, Xray основан на платформе B0, которая используется, например, для Dacia Sandero. Но вообще Lada Xray — автомобиль, разработанный у нас. С румынской маркой также связана модель Lada Largus, которая является адаптированной моделью Dacia Logan MCV первого поколения. Это очень успешный на российском рынке продукт (как в обычном варианте, так и в варианте Cross). В период производства Loganu MCV этой модели не было на европейском рынке, но теперь Dacia выпустила ее новое поколение.
Largus также успешен в сегменте коммерческих автомобилей, и благодаря этой модели «Лада» стала третьим крупнейшим производителем коммерческих автомобилей в России. Несмотря на то, что в ассортименте у нас только Largus, с помощью нашей дочерней компании мы выпускаем небольшими партиями коммерческие варианты некоторых других наших моделей. Но в ближайшее время мы не планируем расширять модельный ряд за счет другой старой модели Daciа или другой марки. Напротив, Largus мы собираемся выпускать и далее.
— Помимо новых моделей, вы предлагаете и одну очень специфическую — ту, которая в этом году отметит 40-летие с начала производства. Речь о Lada 4×4. Останется ли она в вашем модельном ряду?
— Lada 4×4 — это икона «Лады», и, главное, на некоторых рынках, а также у себя дома в России эта модель по-прежнему хорошо и стабильно продается: в среднем мы продаем по 30 тысяч Lada 4×4 в год. На российском рынке у нее нет конкурентов. А поскольку с мирового рынка постепенно уходят традиционные внедорожники, конкурентов с каждым днем становится все меньше и в мире. С точки зрения конкуренции эта модель старая, но с точки зрения проходимости Lada 4×4 остается просто уникальным автомобилем. Поэтому она так популярна. Мы точно не собираемся снимать ее с производства. Разумеется, мы задумываемся о том, как может выглядеть преемница Lada 4×4, но это вопрос не ближайшего будущего. Этот проект только рождается.
— Модель LADA 4×4 называлась «Нивой», однако теперь это название совместное предприятие GM-«АвтоВАЗ» использует для другой своей модели. Каково ее будущее?
— СП GM-«АвтоВАЗ» производит в Тольятти автомобиль Chevrolet Niva. Сейчас это название принадлежит данному СП, и будущее его будет зависеть от будущего СП. Сейчас ситуация довольно сложная, и планы Chevrolet пока неясны (фирма больше не продает свои дешевые потребительские модели на российском рынке — прим. ред.).
— Как сегодня работает завод в Тольятти?
— Производство там по-прежнему очень интегрированное: у нас есть ряд местных поставщиков, но, конечно, в практику вводятся и новые современные процессы. В приоритете — повышение качества, поэтому налаживается производственная практика альянса Renault-Nissan, и постепенно завод меняется. Уже то, что Renault и Nissan производят там некоторые свои продукты, свидетельствует о том, что в этой фирме происходят большие перемены. И в будущем они станут еще значительнее.
— Официальным языком альянса Renault-Nissan является английский, а какой официальный язык у «Лады»?
— Я думал над этим. Конечно, английский там используется все чаще, потому что завод все больше сближается со структурами альянса. Но подавляющее большинство работников — россияне, которые общаются на русском, поэтому русский язык звучит там чаще всего. Команда менеджеров, однако, международная: там есть, например, канадец, индус, французы, немцы и так далее.
— Когда говорят об альянсе, упоминают Renault, Nissan, а теперь еще и Mitsubishi и Datsun. О «Ладе» же говорят реже. Значит ли это, что вы сами себе хозяева и можете для самих себя делать больше, чем другие марки?
— «АвтоВАЗ» — это акционерное общество, у которого несколько акционеров, включая группу «Ростех», которая представляет российское государство. То есть мы несем ответственность, прежде всего, перед нашими акционерами. То, что группа Renault увеличила капитал, влечет за собой некоторые изменения, но мы по-прежнему руководствуемся стратегией, которой должен следовать «АвтоВАЗ». Наш приоритет — превратить предприятие, которое сейчас не зарабатывает денег, в такое, которое будет иметь позитивные показатели и располагать средствами для собственного развития. Отсутствие прибыли сейчас, конечно, обусловлено несколькими факторами. В том числе тем, что предприятие, способное производить миллион автомобилей, сейчас выпускает около 280 тысяч «Лад» и автомобилей других марок. То есть мощности полностью не используются.
— Помогает ли вам то, что одним из ваших крупных акционеров является государство?
— Государство поддерживает российскую автомобильную отрасль, и эта помощь ощутима. Конечно, это дает определенные преимущества, особенно в ситуации, когда рынок в России сократился вдвое. Сейчас наше преимущество состоит еще и в том, что у нас много местных поставщиков. В период, когда российский рынок закрывается от мира, это очень выгодно.
Ян Птачек (47 лет)


С сентября прошлого года руководит направлением продаж и маркетинга российского предприятия «АвтоВАЗ», которое производит автомобили под маркой «Лада». До этого назначения на должность Птачек на протяжении более 23 лет занимал разные посты в фирмах группы Renault. Он первый иностранный топ-менеджер, который возглавил маркетинг и продажи российской марки.


Птачек является одним из самых высокопоставленных чешских топ-менеджеров в зарубежном автопроме. Задача этого энергичного и очень опытного менеджера, который сейчас ездит на лидере продаж его марки — на Ladou Vesta, ясна. Он должен помочь превратить российскую «золушку» в крепкое отечественное предприятие, которое задумается о выходе на другие рынки только после того, как обеспечит себе прочные позиции на внутреннем рынке. «Лада» станет классической современной маркой 21 века, но при этом по-прежнему будет ориентироваться на доступные по цене автомобили.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: