shadow

Хотят ли британцы холодной войны. О чем разговаривать Москве и Лондону


shadow

В ближайшее время министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон собирается с визитом в Москву. Выступая в понедельник на встрече глав дипломатических ведомств ЕС, он заявил: «Важно подчеркнуть, что мы не находимся в состоянии новой холодной войны с Россией. Ни у Великобритании, ни у наших друзей в ЕС, ни у Вашингтона нет какого-либо желания начать новую холодную войну».

Это довольно примечательное заявление, учитывая, что бывший британский премьер Дэвид Кэмерон называл Россию «угрозой миру и Великобритании», обещал Москве «карательные меры» в связи с «делом Литвиненко» и даже сравнивал российское правительство с ИГ* в вопросе отношения к результатам Brexit.

До этого, в январе 2017 года Джонсон сделал еще одно громкое заявление, которое многие наблюдатели расценили как попытку хоть немного улучшить отношения с Россией: политик признал за сирийским лидером Башаром Асадом право на участие в будущих выборах «в случае улучшения ситуации». Ранее Лондон безапелляционно требовал ухода Асада. «Мы долго повторяли как мантру, что Асад должен уйти, и не смогли добиться того, чтобы это случилось. Это привело к проблемам, с которыми мы столкнулись», — заявил Джонсон.

Задание парламента для министра

В начале марта международный комитет палаты общин опубликовал доклад о состоянии отношений Великобритании и России. Главная мысль доклада — диалог лучше, чем его отсутствие. «Разговор с Россией лучше, чем отсутствие разговора, хотя бы для того, чтобы сохранить основу для более позитивных отношений, для того, чтобы очертить сферы, в которых у нас есть разногласия и снизить градус противоречий», — говорилось в документе.

В докладе содержались рекомендации для руководства МИД. Так, от дипломатов хотят видеть определенность по конкретным точечным позициям. «МИД должен прояснить, чего Великобритания хотела бы добиться в ходе двустороннего диалога с Россией. Это должно касаться переговоров по конкретным вопросам — таким, как борьба с терроризмом, кибербезопасность или авиабезопасность», — считают авторы доклада.
Сотрудничество между Москвой и Лондоном по вопросу борьбы с терроризмом после кризиса на юго-востоке Украины оказалось практически замороженным. В 2015-м Великобритания отказала России в предоставлении данных о позициях боевиков ИГ* в Сирии.

Кроме того, парламентарии обвинили дипломатов в недостаточном знании России и российской специфики и рекомендовали «активизировать» работу на этом направлении: «Это предполагает работу с исследовательскими институтами и университетами, изучающими Россию, принятие на работу специалистов по России и увеличение количества знающих русский язык».

Наконец, комитет рекомендовал назначить специального министра по России и странам СНГ.

Как прежде уже не будет

Российский президент Владимир Путин уже встречался с новым премьер-министром Британии Терезой Мэй во время саммита G20 в Китае в сентябре 2016 года. В центре внимания тогда были как раз вопросы безопасности и борьбы с терроризмом, по которым удалось достичь определенного прогресса, хотя подробности журналистам и не сообщали. При этом одновременно на встрече было констатировано «негативное развитие ситуации по линии торговли и инвестиций».

По итогам встречи официальный представитель британского правительства заявил: «Премьер-министр ясно дала понять, что возврата к прежним, обычным взаимоотношениям уже не будет, так как существует ряд сложных и серьезных проблем, вызывающих озабоченность. Однако она отметила, что если налаживание взаимодействия и совместной работы соответствует нашим интересам, особенно в области безопасности наших граждан, то мы в этом случае будем стремиться к сотрудничеству с русскими».

Таким образом, «перегибы» вроде заморозки контактов по линии спецслужб и правоохранительных органов Москва и Лондон попробуют исправить, но до полноценного сотрудничества еще далеко.

В этом смысле любопытна заочная полемика между Джонсоном и Мэй по поводу России и перспектив новой холодной войны. В январе 2017 года британский премьер посетила с официальным визитом США и выступила перед руководством Республиканской партии. Мэй заявила тогда, что «нельзя исключать наихудшего развития событий и возвращения к противостоянию эпохи холодной войны».

Перед поездкой в Москву Джонсон от холодной войны открестился. Видимо, чтобы не замерзнуть.

*террористическая организация, запрещена на территории России.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: