shadow

«Сирийский экспресс»: ударная версия

Зачем Черноморскому флоту ракетный крейсер «Маршал Устинов»


shadow

Главный штаб ВМФ России вынужденно меняет планы боевой службы в Средиземном море и спешно пытается хоть чем-то заткнуть опасные дыры в корабельном составе. Хотя бы в самом тонком месте. А наиболее тонкое место у военных моряков на сегодняшний день — на Черноморском флоте.

Очевидно, такой вывод следует из свежего сообщения в наших СМИ неназванного источника из Министерства обороны РФ. По словам этого источника, сегодня всерьез рассматривается план передачи на Черноморский флот (пока, как утверждают, временный) выходящего из пятилетнего ремонта в Северодвинске ракетного крейсера Северного флота «Маршал Устинов» (проект 1164 «Атлант»).

Почему именно «Маршала Устинова» и почему именно в Севастополь? Полагаю, ответ на этот вопрос в первую очередь следует поискать в Средиземном море. Не тайна: с 2013 года там несет службу постоянное оперативное соединение ВМФ РФ, больше известное как Средиземноморская эскадра. Соединение потому и оперативное, что формируется за счет меняющих один другого боевых кораблей и вспомогательных судов всех четырех наших флотов.

Оговоримся сразу: не станем принимать во внимание возможность наличия в нынешнем составе Средиземноморской эскадры одной-двух российских многоцелевых атомных подводных лодок. Учитывая военно-политическую ситуацию вокруг Сирии, наверняка они там несут службу и сегодня. Но факт присутствия или отсутствия где-либо наших подводных атомоходов вполне резонно никогда не комментируется Министерством обороны РФ.

Как не будем рассуждать и о том, войдет ли в состав этого соединения хотя бы на непродолжительное время новенькая дизель-электрическая подводная лодка «Старый Оскол» проекта 636.3 «Варшавянка» с крылатыми ракетами «Калибр» на борту? В надводном положении и в сопровождении буксира она сегодня совершает свой первый дальний поход из Баренцева в Черное море, к месту постоянного базирования. Однако полгода назад проследовавшая тем же маршрутом такая же едва сошедшая со стапелей «Варшавянка», только по имени «Ростов-на-Дону», по дороге из акватории Средиземного моря нанесла ракетный удар из-под воды по позициям террористов в Сирии. Почему бы тем же самым и столько же эффектно не заняться теперь и «Старому Осколу»?

Однако, повторяю, не в этот раз о подводных лодках. Поведем мы речь лишь о том, что на поверхности. То есть — исключительно о надводных кораблях.

Так вот, за все минувшие годы состав этой так называемой эскадры никогда не был столь хилым, как сегодня. А нынче близ пылающего Ближнего Востока у нас (по сообщениям открытой печати на конец мая) очень, мягко говоря, немолодой сторожевой корабль Черноморского флота «Пытливый», балтийский сторожевик «Ярослав Мудрый», малый ракетный корабль на воздушной подушке «Самум» (ЧФ) и три больших десантных корабля с Севера и Балтики. Рядом с находящимися там же двумя авианосными ударными группами 6-го флота ВМС США во главе с АВ «Гарри Трумэн» и АВ «Дуайт Эйзенхауэр» — это как слон и моська. Где слон, естественно, не мы.

Однако вспомним: в разное время в состав постоянного соединения ВМФ РФ в Средиземном море входили практически все оставшиеся в строю наши надводные корабли ближней и дальней океанской зоны. Максимальное напряжение в боевой службе в регионе было достигнуто с началом операции против террористов в Сирии. Всех, кто был в состоянии оторваться от причала, Главный штаб ВМФ по очереди отправлял туда.

В итоге временами мы имели у сирийских берегов пусть не те, что в советские времена, но все же внушительные силы в составе больших противолодочных кораблей первого ранга, корветов, тральщиков, малых ракетных кораблей и сторожевиков. Практически постоянно флагманскими кораблями там были ракетные крейсера. В основном — «Москва» (Черноморский флот), только в течение 2015 года трижды выходившая из Севастополя к Сирии.

Помимо всего прочего, этот корабль выполнял в восточном Средиземноморье важную миссию — его зенитная ракетная система большой дальности С-300М «Форт» месяцами была важной частью объединенной системы противовоздушной обороны нашей авиабазы «Хмеймим». Вместе с поставленной на боевое дежурство под Латакией российской наземной ЗРС С-400 «Триумф» и прикрывающими ее комплексами ПВО малой дальности «Панцирь-С1».

Когда в январе 2016 года «Москву» по причине крайней изношенности пришлось надолго возвращать в главную базу, на смену ей аж из Владивостока вынужденно пригнали однотипный с этим кораблем гвардейский ракетный крейсер Тихоокеанского флота «Варяг». Решение, заметим, точно не лучшее. С хождением «Варяга» «за три моря» на всем гигантском пространстве Тихого и Индийского океанов у нашей страны тогда не оставалось ни одного серьезного ударного надводного корабля. Но, повторяю, ничего лучшего адмиралам сложившаяся ситуация не оставила.

В апреле нынешнего года и «Варяг» технически изнемог и отправился восвояси, с Ближнего на Дальний Восток. С этих пор сильно ослаблена не только система ПВО нашей авиабазы в Сирии. Средиземноморская эскадра тоже вряд ли впечатляет воображение коллег-американцев совокупной боевой мощью. Но чем ее усилить?

Третий и последний наш ракетный крейсер проекта 1164 «Маршал Устинов» застрял в северодвинском заводе «Звездочка» с 2011 года. Тяжелый атомный ракетный крейсер проекта 1144 «Петр Великий» ремонтировался в 82-м заводе под Мурманском и впервые за два года вышел в море лишь в минувшем мае. Его собрат «Адмирал Нахимов» как минимум до 2018 года на модернизации в Северодвинске. А больше из подобных кораблей ничего и не осталось. Если не считать тяжелый атомный ракетный крейсер «Адмирал Лазарев», давно ржавеющий на Тихом океане в полной неизвестности относительно своей дальнейшей судьбы.

Понятно, что в планы адмиралов этот средиземноморский стратегический вакуум совершенно точно не входил. Несомненно, в планах было совершенно другое — поддерживать российское боевое присутствие в Средиземноморье на постоянном и более-менее пристойном уровне. Однако для этого много чего следовало сделать. Но в силу разных причин сделано не было.

Давно, еще с 2014 года, на Черноморский флот должны были поступать новые фрегаты проекта 1135.6, которые строятся в Калининграде. Пока в Севастополь месяц назад пришел только первый из шести — «Адмирал Григорович». Второй фрегат этого проекта — «Адмирал Эссен» — только готовится на Балтике к переходу в Севастополь. В силу сложившихся обстоятельств «Адмирал Григорович», вне всякого сомнения, будет отправлен к Сирии в тот же день, как только это станет возможным. Но достойной заменой крейсерам все же не станет.

Давно, еще в 2011 году, в строй должен был войти «Адмирал Горшков» — головной из серии в десять таких кораблей. Не вошел и доселе, проходит испытания в Заполярье.

В 2011 году должен был завершиться средний ремонт и модернизация «Адмирала Устинова». Поскольку в 2010 году речь вообще шла не о столь масштабных работах, а о простом сервисном обслуживании на заводе «Звездочка». Потом в Москве заодно решили вдохнуть в крейсер новую жизнь. Поставить новое оружие, заменить электронику, кабельные трассы и почти все механизмы.

Только на «Звездочке» с крупными надводными кораблями никогда не делали ничего подобного. К тому же крейсера проекта 1164 строил украинский теперь город Николаев, вся проектная документация осталась там. И уже российским инженерам пришлось заново изобретать на ракетном крейсере не один велосипед.

Итог известен: с «Маршалом Устиновым» на «Звездочке» все затянулось самым безобразным образом. Настолько, что в конце нынешнего мая в Северодвинск, на крейсер, вынужден был срочно вылетать вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий оборонку. Потому что этот корабль сегодня нам до зарезу нужен именно у Сирии.

Ситуацию усугубляет то обстоятельство, что на освобождающееся место у заводского причала вот-вот встанет «Москва». Которая пройдет те же ремонтные процедуры, что и ее североморский собрат. И займет это (даже по планам, которые у нас известно как выполняются) не менее четырех лет.

Немедленно возникает другая проблема: а как столько времени Черноморский флот будет обходиться без своего флагмана? Который при любом обострении обстановки в Средиземном море вылетал туда от крымских берегов как пожарная команда? Желанием решить эту проблему и объясняется зреющее в Минобороны решение на годы приписать «Маршала Устинова» к Севастополю. На ближайшие годы он станет главной опорой нашей Средиземноморской эскадры.

Одновременно из логики событий и по отдельным сообщениям в СМИ становится понятным, каким образом в ближайшие год-два станут меняться ударные возможности постоянного оперативного соединения российского ВМФ в тех краях.

В октябре к Сирии, скорее всего, отправится только что завершивший восстановление технической готовности авианосец «Адмирал Кузнецов». Впервые — с новым авиакрылом в составе тяжелых многоцелевых истребителей Су-33 и легких МиГ-29К. Вероятно — в сопровождении тоже срочно завершившего ремонт и не вылезающего сегодня из полигонов в Баренцевом море тяжелого атомного ракетного крейсера «Петр Великий» и большого противолодочного корабля «Североморск». Ничего подобного в тех широтах у нас не было давно. И это точно произведет впечатление на кого угодно. Даже, предполагаю, на 6-й флот ВМС США.

К весне в Средиземном море их сменит модернизированный-таки «Маршал Устинов». Вместе с кораблями помельче, этот ракетный крейсер обеспечит достаточную весомость нашего военно-морского присутствия там хотя бы до осени 2017 года. А потом вместо Заполярья уйдет в Севастополь.

Но какими силами мы будем располагать в Средиземном море до октября 2016-го? И что будет после осени 2017-го? Стоит ли тщиться заглядывать так далеко? Особенно в России?

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.