shadow

Логика Латвии: СССР зря строил у нас заводы и жильё

Рига продолжает подсчитывать убытки от «советской оккупации»


shadow

Ряд нелепых признаний сделал председатель правительственной комиссии по подсчету последствий «советской оккупации» в Латвии Эдмунд Станкевичс в интервью местному изданию «Латвийские вести». Корреспонденты обратились к нему за разъяснениями, почему построенные заводы и фабрики, дороги, мосты, ГЭС, научные институты и другое не считаются достижением и как осуществляется подсчет ущерба от «советской оккупации». И вот что они услышали.

«Озвученная цифра не является окончательной (на момент интервью Латвия хотела бы сорвать с России куш в 185 миллиардов евро, но через пару дней уровень претензий вырос до 300 миллиардов. — „СП“.), — сказал Станкевичс. — Это приблизительные расчеты. Мы будем каждую цифру уточнять, обосновывать и перепроверять. Но в любом случае эта цифра не взята с потолка. В ней заложен ущерб от экономической оккупации — прямой и косвенный, который уже удалось установить». И вот у журналистов возник вопрос: «Когда на оккупированной территории сносятся заводы, ликвидируются школы и больницы, разворовывается имущество, то с фактом ущерба не поспоришь. А когда все строится и развивается — то как посчитать ущерб от возведенного?» «Нет, если мы на государственном уровне договорились, что речь идет об оккупации, то давайте исходить из того, что это было противозаконное действие, — сказал председатель комиссии. — Не было никаких законных прав что-то строить на этой территории. Проще говоря, нельзя захватить чужую территорию и что-то там улучшать. Это все равно будет ущерб».

Оставляя ответ политика латвийским журналистам на его совести, заметим: на самом деле законные права СССР строить в Латвии были, так как страна вступила в СССР не в результате вторжения советских войск, боев и захвата территории, а по процедурам, предусмотренным в тот период международным правом. 5 октября 1939 года руководители Латвийской Республики и СССР подписали договор, предусматривающий размещение на территории Латвии советских военных баз. Сделало это правительство диктатора Карлиса Улманиса, ныне почитаемого латвийскими националистами. 15 мая 1934 года он был премьер-министром и осуществил военный переворот, распустил парламент, все партии, закрыл неугодные печатные издания, приостановил действие Конституции. 11 апреля 1936 назначил сам себя президентом Латвии и именовался «народным вождем». «Недавно заключенный договор о взаимной помощи с Советским Союзом укрепляет безопасность наших и его границ», — утверждал Улманис. А когда на границе с СССР возник инцидент и советский народный комиссар иностранных делВячеслав Молотов предъявил Латвии ультиматум от имени СССР, в котором требовались отставка правительства республики и введение неограниченного контингента советских вооруженных сил, правительство Улманиса приняло ультиматум, военное сопротивление отклонило, а сам Улманис обратился к соотечественникам по радио с призывом «Оставайтесь на своих местах, а я остаюсь на своем». И сказал, что пришли друзья.

Их действительно встречали цветами. Карлис Улманис сотрудничал с новым просоветским правительством. 14−15 июля 1940 года в Латвии прошли выборы в Народный Сейм. Был представлен список «Блока трудового народа». Он набрал 97,5% голосов. Утверждать, будто голосование проходило под давлением, не получится: сталинские репрессии обрушились позже, непосредственно перед войной. А тогда люди голосовали в надежде на добрые перемены. 21 июля 1940 года Народный Сейм провозгласил создание Латвийской Советской Социалистической Республикой, а 5 августа 1940 года Верховный Совет СССР принял ее в состав СССР.

Можно выражать любые сомнения по поводу процедур, но как-то произошедшее не похоже на оккупацию. Либо придется признать, что власти Латвии и ее народ проявили трусость. Но возможно и другое — вера в СССР. «Уговорить солдатскую массу воевать с Советским Союзом было проблематично», — утверждал в одной из публикаций известный латвийский историк Эрик Жагарс. По мнению эксперта, на момент ультиматума СССР в вооруженных силах Латвии было примерно 20 тысяч бойцов, но после объявления мобилизации можно было поставить под ружье 130 тысяч человек.

Многие западные историки любят рассуждать на тему Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом, известного как пакт Молотова — Риббентропа: мол, поделили Европу. Но в этом пакте, подписанном 23 августа 1939 года, не было ничего удивительного. Практика того времени предусмотрела аналогичные договора Германии и с той же Латвией. И подписан он был раньше — 7 июня 1939 года. Но почему-то его не именуют пактом Риббентропа — Мунтерса, который был министром иностранных дел Латвии и в тот день встречался с Гитлером и обсуждал вопросы предотвращения советского влияния в регионе. И дожил до 11 января 1967 года — умер в Риге, а не на Западе. И работал в Академии Наук Латвийской ССР, публиковался в «Известиях», являлся членом республиканского Комитета по культурных связям с соотечественниками за рубежом. Такая вот жертва «советской оккупации».

Такие же пакты были подписаны Германией с Эстонией (тоже 7 июня 1939 года), с Польшей (Пакт Пилсудского — Гитлера, заключенный 26 января 1934 года).

Политическая атмосфера Европы наполнялась грозовыми сполохами войны. Советский Союз принимал меры…

Но вернемся к интервью с Эдмундом Станкевичсом. «За освобождение Латвии от фашизма погибло 150 тысяч воинов — советских граждан. Эти потери тоже можно перевести в человеко-годы и подсчитать ущерб СССР в денежном выражении. Россия ведь тоже может выставить свой счет Латвии?» — сказали журналисты. «У нас совершенно другой взгляд на те события. Был подписан пакт Молотова-Риббентропа, и Россия с Германией были союзники до 1941 года. Если бы не было этого пакта, то все могло сложиться по-другому. И те люди, которые погибли здесь, стали жертвами войны двух держав», — ответил латвийский политик.

Но не напомнил, что та часть жителей довоенной Латвии, интересы которой он сейчас представляет, участвовала в войне на стороне гитлеровской Германии. Что был Латышский легион СС, какого не было, например, в соседней Литве. Хотя нацисты относились терпимо и к этой бывшей советской республике, все же ссылали ее интеллигенцию в концлагерь Штутгоф за то, что та не поддерживала агитацию в СС. Зато журналисты напомнили Станкевичсу о том, что «если бы СССР не выбил немецкие войска из Латвии, а потом из всей Европы, то здесь был бы Третий Рейх, и ни о какой независимости Латвии речь не шла».

Эти планы Гитлера были известны. В регионе уже создавался Рейхскомиссариат Остланд, и возможно, нынче не было бы вообще латышей. Но председатель комиссии увел тему в сторону. «СССР здесь пытался построить коммунизм», — сказал он, призвав осуждать «и нацистский, и советский режимы», хотя лишь при последнем Латвия получила и реализовала шанс на независимость. А население республики росло все годы «советской оккупации» и стало стремительно убывать лишь после распада СССР, упав с 2 668 140 в 1990 году до 1 971 300 в нынешнем.

Эдмунд Станкевичс сделал немало сомнительных высказываний. О претензиях: «Латвия больше, чем Литва и Эстония пострадала от «советской оккупации». О построенных городах: «Эксперты считают, что эти дома не были качественные, там полно ржавчины и других технических проблем. И потом они такие некрасивые». О жизни в советской Латвии: люди «бесконечно стояли в очередях, ничего нельзя было купить». Этот пассаж умиляет: республики советской Прибалтики были витриной СССР и обеспечивались на порядок лучше, чем остальная территория страны.

Но не будем бесконечно цитировать «эксперта», а закончим самым важным — экономикой. «Тот уклад экономики, который был в 1940 году, был более адаптирован к латвийской действительности, он не был навязанным, и Латвия была достаточно конкурентоспособна», — сказал председатель комиссии.

Конкурентоспособная? Вот факты. За 20 лет развития Латвийская Республика к 1940 году не достигла уровня 1913-го. В промышленности было занято 41,5% рабочих от уровня 1913 года, а объем промышленного производства составил 56,1% от достигнутого в 1913 году. В 1934 году общий объем производства был 192 лата на одного жителя, что составляло всего 10,5% от уровня Дании. А сейчас местные эксперты уверяют, будто если бы не «советская оккупация», то по уровню экономики Латвия сравнялась бы с Данией. Как?! Вот еще факт: основной статьей экспорта в довоенной Латвии был экспорт масла, его объем составлял 10 кг на одного жителя, а у Дании — 41 кг на одного жителя.

К 1940 году Латвия была сельскохозяйственной страной, где на селе трудилось 65,9% населения. Около 70 тысяч крестьянских хозяйств были безлошадными, 45 тысяч не имели даже коров. 11,1% населения было полностью неграмотным.

И задаешься вопросом: какие фантазии бродят в головах латвийских «экспертов», выставляющих России счет за «советскую оккупацию»?

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 1

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.