shadow

Эрдоган летом пошлет в Европу еще 3 млн. беженцев

Турция требует от ЕС несколько дополнительных миллиардов евро


shadow

В четверг, 11 февраля, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил европейским политикам открыть границы и наводнить Европу беженцами из Сирии, которые скопились на турецкой территории.

«Раньше мы останавливали людей на пороге Европы, мы останавливали их автобусы в Эдирне. Остановили раз, остановили два… Но затем мы откроем ворота и пожелаем им счастливого пути. У нас на лбу „идиот“ не написано. Мы будем терпеливы, но в конце концов сделаем то, что должны. Не думайте, что автобусы стоят там просто так», — заявил Эрдоган.

Причина демарша турецкого лидера — деньги. По словам Эрдогана, с начала сирийского кризиса Турция приняла у себя больше 2,5 млн. беженцев и потратила $ 9 млрд. на их содержание, а дальнейшее их пребывание в стране требует еще больших финансовых затрат. При этом ни Евросоюз, ни ООН не спешат помогать турецким властям.

«Эти € 3 млрд, которые ЕС нам обещал один раз выделить, пойдут не в наш бюджет, а беженцам. И эта помощь должна продолжаться, пока идут боевые действия», — отметил президент Турции.

По словам Эрдогана, помощь ООН ограничилась суммой «всего $ 455 млн», а обещанных европейскими лидерами денег Турция вообще не видела. При этом, отметил глава турецкого государства, ЕС теперь планирует выделить € 3 млрд. не на год, как обсуждалось изначально, а на два.

«Если вы предлагаете € 3 млрд. на два года, тогда говорить не о чем», — подытожил турецкий президент.

По сути, Эрдоган жестко шантажирует Евросоюз, добиваясь увеличения финансирования. Напомним: 10 февраля Der Spiegel опубликовал выдержки из стенограммы переговоров Эрдогана и главы Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера в Анталье. Из стенограммы следует, что турецкий президент умело выкручивает руки европейским партнерам, требуя изменить условия сделки с Анкарой.

Когда Эрдоган спросил, какой будет сумма выплат, Юнкер ответил, что, согласно плану ЕС, Анкара получит € 3 млрд в течение двух лет. Однако президент Турции потребовал увеличить выплаты до € 3 млрд в год, и подчеркнул, что в сделке заинтересован именно Евросоюз, а не Анкара.

«Что ЕС будет делать с беженцами, если сделка не состоится? Убивать их? Речь пойдет не просто об одном мертвом мальчике у берега — их будет десять, пятнадцать тысяч. Как вы намерены с этим справляться?» — цитирует Эрдогана Der Spiegel.

Заметим, что сам Евросоюз принял почти 1,5 миллиона беженцев, и это уже поставило ЕС на грань внутреннего кризиса.

Пойдет ли Эрдоган на реализацию своей угрозы, и что в этом случае ждет Европу?

— Евросоюз, поторговавшись, все же заплатит Эрдогану, — считает политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков. — В турецких лагерях действительно скопилось огромное количество беженцев, а ЕС до сих пор не без содрогания вспоминает лето 2015 года, когда мигранты из Северной Африки и стран Ближнего Востока штурмовали европейское побережье.

Пережить еще одну волну «миграционного цунами» европейцам очень не хотелось бы. При этом надо понимать: сами беженцы на территории Турции с огромным энтузиазмом смотрят в сторону Европы. Они видят, что практически всем мигрантам первой волны Евросоюз предоставил убежище, выделил жилье и социальные пособия, и что живется им среди европейцев очень неплохо.

По оценкам экспертов, летом текущего года в Европу попытаются добраться морем в 2−3 раза больше мигрантов, чем летом 2015-го. Благо, перевозка беженцев стала в регионе бизнесом, которым не занимается только ленивый, и в этот бизнес вложены немалые средства.

На руку перевозчикам играет и тот факт, что силовые структуры европейских государств, встающих на пути трафика, продемонстрировали весьма слабую эффективность. По сути, единственное, что транзитные страны хорошо научились делать — это пропускать беженцев через свою территорию в Северную Европу, построив в колонны и сопровождая охраной с собаками.

— Если Эрдоган действительно откроет границы, что будет в Европе?

— Если в Евросоюз из Турции хлынут еще 2−3 миллиона беженцев, политические последствия трудно предсказать. Думаю, возмущение населения ряда европейских стран окажется настолько сильным, что дело закончится сменой правительств.

Возможны, кроме того, вооруженные стычки коренного населения с мигрантами, и формирование отрядов самообороны в городах Европы. В такой обстановке, не исключено, европейская полиция откажется выполнять функции по защите беженцев. Все это может привести к параличу некоторых государственных структур ЕС.

Как раз чтобы избежать этого сценария, европейцы будут платить Эрдогану. Турецкий президент это прекрасно понимает, а потому будет и дальше идти на жесткий шантаж.

Единственное, что может сыграть на руку Европе — это перемирие в Сирии. Об этом, напомню, договорились 11 февраля в Мюнхене участники Международной группы поддержки Сирии. Если теперь интенсивность боев в районе Алеппо и ряде других районов резко снизится, поток беженцев в Турцию не только уменьшится, но и повернет вспять. В этом случае у Евросоюза появятся новые аргументы в торге с Эрдоганом.

— Как Россия должна относиться к демаршу Эрдогана?

— Должен сказать, что кое в чем турецкий президент прав. Я считаю, поскольку Евросоюз несет ответственность за разрушение государственных институтов на Ближнем Востоке, он обязан принять всех беженцев из этого региона, и всем им дать жилье, работу и социальные пособия. Именно такую позицию, на мой взгляд, должна сейчас занять Москва.

В конце концов, европейцы, вместе с американцами, разрушали Ирак, Ливию, Сирию. Раз так — будьте добры заплатить по счетам. Я считаю, нам не стоит проявлять сочувствие ЕС в данной ситуации. Евросоюз, напомню, нам не сочувствует: он не идет на отмену санкций в отношении России, и продолжает поддерживать хунту, которая находится у власти в Киеве. Вот и нам с Европой тоже нужно обращаться пожестче…

— Турция является прямым участником сирийского конфликта, — напоминает директор Исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Анкара играла по западному сценарию, и под предлогом демократизации Сирии способствовала дестабилизации всего региона. На мой взгляд, когда Турция сознательно шла на провокацию в Сирии, она должна была понимать, что столкнется с фактором беженцев.

По сути, сейчас Эрдоган косвенно, через беженцев, предъявляет претензии Западу, поскольку последний неоднократно менял векторы своих действий. Правда, эти претензии турецкой стороны имеют вид откровенного шантажа.

Но в действиях Анкары есть и более важный мотив. Через фактор беженцев Турция пытается вернуться в большую политику. До инцидента с российским Су-24М все решения по Сирии принимались четверкой государств — США, Россией, Турцией и Саудовской Аравией. Но сейчас — и мюнхенские переговоры Международной группы поддержки Сирии тому доказательство — сценарии сирийского урегулирования определяют только два игрока: США и Россия. Можно сказать, что Турция из-за ссоры с РФ оказалась полностью выброшенной из этого процесса.

И вот теперь Анкара пытается вернуть утраченные позиции, и даже намекает о возможной сухопутной операции в Сирии. Но такие заявления положения дел не меняют. Все понимают, что Турция — член НАТО — никогда не решится на военное вторжение в Сирию без санкции американцев. И тех же беженцев не пустит в Европу, иначе столкнется с серьезными геополитическими последствиями.

 — Как тогда расценивать нынешние заявления Эрдогана?

— Как агонию турецкого режима. Боевики «Исламского государства» * определенное время контролировали часть территории Сирии, а сейчас они отступают. В результате, коллаборационисты из местного населения, которые сотрудничали с ИГИЛ, начинают покидать эту территорию. Кроме как в Турцию, бежать им некуда.

США много раз требовали от турок закрыть границу с Сирией, но турки этого не сделали. А сейчас они торгуются -у них действительно скопилась критическая масса беженцев и назревает гуманитарная катастрофа. Такая постановка вопроса никого не устраивает.

Думаю, дело кончится даже не отказом ЕС от увеличения ассигнований на беженцев в Турции. Дело кончится сменой турецкого режима. Эрдоган проиграл по всем направлениям — Ирака, Сирии, ИГИЛ, курдского вопроса. И этот проигрыш имеет огромные негативные последствия для стабильности внутри Турции. Вопрос теперь стоит ребром: как Запад будет разбираться с Турцией, и какая Турция ему теперь вообще нужна…

— Какую сумму получит в итоге Эрдоган от ЕС, будет зависеть только от мастерства переговорщиков, — уверен президент фонда «Миграция XXI век», бывший заместитель директора ФМС РФ Вячеслав Поставнин. — С одной стороны, турецкий лидер, совершенно очевидно, держит Европу за горло. С другой, если он и впрямь откроет для мигрантов границу, ЕС на этот шаг всерьез обидится, и тогда Эрдоган останется один на один в противостоянии с Россией. Такая перспектива главу турецкого государства тоже никак не устраивает, поскольку он нуждается и в международной поддержке, и в поддержке НАТО.

Думаю, Турция и ЕС, обменявшись громкими заявлениями, придут к компромиссу. Если же этого не произойдет, последствия будут печальны для всех сторон, в том числе для России.

Если Турция откроет границы для беженцев, а ЕС, напротив, выставит на своих рубежах заслоны и откажется принимать беженцев, поток мигрантов хлынет во все стороны. В частности, в Россию. И что мы в этом случае будем делать — вопрос открытый.

Именно поэтому, на мой взгляд, проблема конфликта интересов Турции и ЕС носит международный характер, и не имеет простого решения…


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.