В Мире

Суверенный «конец света»: как Иран жил неделю без интернета

В стране в прежнем режиме функционировали банкоматы, можно было вызвать такси через приложение и заказать еду

16 ноября иранские власти на фоне протестов в стране пошли на ограничение работы интернета. Постепенное возвращение доступа к глобальной сети началось примерно неделю спустя и на данный момент полностью еще не завершено. Все эти дни страна прибывала в состоянии, когда ключевые сервисы продолжали работать, но изоляция от внешнего мира была почти полной.

Тишина в сети

«Ты должен про это написать. Скоро начнется революция», — сказал мне друг-иранец по телефону утром в пятницу, 15 ноября. Я ему с ходу не поверил — местные зачастую слишком эмоционально воспринимают происходящие события и склонны преувеличивать масштаб проблем. Тем не менее сообщение, которое он отправил вслед, проверить стоило.

Речь шла о правительственном постановлении увеличить цену на бензин до 30 тыс. риалов за литр (по текущему курсу около $0,25). Для большинства населения это фактически означало трехкратный рост стоимости топлива. В условиях, когда страна только-только начинает оправляться после экономического шока, вызванного возвращением санкций США по ядерной сделке, распоряжение правительства, действительно, выглядело серьезным вызовом для населения.

Революции, конечно, не произошло, однако уже в пятницу начались первые протесты. Они затрагивали несколько провинций в центральной и восточной части страны. В сообщениях государственных информационных агентств выступления выглядели локальными и не слишком опасными.

В субботу в Тегеране выпал снег. Обильный и липкий, совсем не типичный для середины ноября, он завалил весь город и заставил автомобилистов встать в многокилометровые пробки. «Я пять часов сегодня добирался на работу, — жаловался знакомый житель столицы. — Выехал в восемь утра, а на месте был в час!»

Вскоре выяснилось, что причиной пробок был не только снег — протестующие перекрыли ряд дорог в столице. Правда, в центральной и северной частях Тегерана ничего не говорило об идущих антиправительственных выступлениях. Молодежь пошла в парки, где забрасывала друг друга снежками и лепила снеговиков, а водители медленно добирались домой по мокрым столичным улицам.

Около восьми вечера позвонил коллега, живущий на территории посольства РФ, расположенного в центральной части Тегерана. «У тебя есть интернет? У нас тут у всех не работает ничего», — сказал он. «У меня все нормально», — уверенно ответил я, пролистывая ленту Facebook. В районе десяти вечера я получил последнее сообщение в социальных сетях — ответить на него уже не смог.

Не конец света

Информационные технологии настолько глубоко проникли в нашу повседневную жизнь, что отключение интернета для многих представляется своеобразным локальным апокалипсисом. Пожалуй, первое, что начинаешь чувствовать в этой ситуации — это нарастающую неопределенность и тревогу. Пропадают привычные формы получения информации, причем это произошло в момент усиливающейся нестабильности в стране.

В то же время само отключение интернета сложно назвать большим сюрпризом. Власти Ирана уже пытались ограничить доступ к глобальной сети во время протестных акций в декабре-январе 2017-2018 годов. В новинку оказалось то, что в этот раз отключения стали по-настоящему повсеместными. Кроме того, неожиданным стала и их продолжительность.

Однако уже в первый день после начала блокировок оказалось, что ситуация не столь критична, как могло показаться. 17 ноября одно из основных иранских агентств — ISNA — праздновало 20-летний юбилей, на который были приглашены представители иностранных СМИ. С порога мы обнаружили, что в кабинетах по-прежнему сидят журналисты и активно работают за компьютерами.

«Что же они делают, если нет интернета?» — спросил я у иранских коллег. «Местные сайты продолжают работать. Просто заходите на них не через поисковые системы, а по прямой ссылке», — посоветовали мне.

Оказалось, что работают далеко не только иранские СМИ. По всей стране в прежнем режиме функционировали банки и банкоматы, без проблем можно было вызвать такси через приложение, заказать еду, купить билеты онлайн на самолет или автобус. Почти все иранские интернет-сервисы работали в прежнем режиме. Иными словами, страна оказалась в сувереном интернет-пространстве, полностью изолированном от мира, но с рабочими местными аналогами популярных сервисов.

Иранские блокировки интернета совсем не походили на историю с рубильником, одна манипуляция с которым отключает свет во всей стране. Все было не так просто. Власти не меньше двух лет разрабатывали проект «национальный интернет», запуск которого, с одной стороны, мог разом нейтрализовать угрозы безопасности, а с другой, сохранить дееспособность всей базовой инфраструктуры. Результат оказался впечатляющим: социальные сети, иностранные СМИ, почта, мессенджеры — все оказалась в миг наглухо заблокировано для рядовых пользователей, но это даже близко не напоминало конец света.

Интригующий опыт

Власти Ирана не первый год экспериментируют с ограничениями в интернете, пытаясь найти идеальный баланс между необходимостью идти в ногу со временем и требованиями национальной безопасности. И в этом они совсем не одиноки — все больше стран по всему миру начинают беспокоиться по поводу угроз, которые могут нести современные технологии.

Созданный за последние годы и испытанный в «боевых условиях» в дни протестов «национальный интернет» вряд ли может рассматриваться кем-то в качестве универсального решения. Беспорядки в стране пошли на спад во многом именно из-за этой меры, но ущерб от отключения для экономики очевидный, о чем открыто говорят члены правительства Ирана. Так, министр информационно-коммуникационных технологий страны Мохаммад Джавад Азари Джахроми уже пообещал компенсировать ряду компаний финансовые потери от этой меры.

Иными словами, «национальный интернет» в Иране рассматривается скорее как эффективная краткосрочная мера на время экстренных ситуаций, которые угрожают безопасности страны. За дни действия ограничений неоднократно приходилось слушать от иранцев, как они приходят на работу и читают там книжки и пьют чай — поскольку без мессендежаров, соцсетей и почты делать им там больше нечего. Страна может просуществовать несколько дней в таком режиме, но нормально жить и тем более развиваться — нет.

В то же время метод иранских властей по ограничению интернета оказался в целом достаточно продуктивным, чтобы, с одной стороны, не парализовать страну, а, с другой, добиться необходимого результата — протесты и беспорядки пошли на спад. Нет сомнений, что этот опыт будет с интересом изучаться другими государствами, ведь в каком-то смысле Иран оказался впереди планеты всей. Поэтому не исключено, что нечто подобное может повториться, но уже в других условиях и других странах.

Источник

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.