shadow

«Лидеры всех партий Австрии уже вслух говорят, что Крым – часть России»


shadow

«Вена никогда не была серьезным сторонником Киева после 2014 года. Этот тренд сохранится. Для правительства Курца политические отношения с Россией будут важнее, чем с Украиной», – предположил в интервью газете ВЗГЛЯД профессор Университета Инсбрука Герхард Манготт, комментируя формирование нового правительства Австрии.

В четверг в Австрии, как ожидается, прозвучат официальные итоги парламентских выборов, состоявшихся в воскресенье. После этого без пяти минут новый канцлер, лидер Народной партии Себастьян Курц начнет переговоры по созданию правительства. Хотя все еще сохраняются шансы на то, что его младшим партнером станут правящие ныне социал-демократы, скорее всего, в правительство вернутся правые силы – из Партии свободы.

Это та самая партия, которая не раз уже призывала признать Крым частью России и отменить антироссийские санкции. Когда эта партия первый раз вошла в правительство в 1999 году, верхушка Евросоюза была шокирована и подвергла тогда Австрию санкциям.

О том, сможет ли теперь Партия свободы повлиять на внешнеполитический курс Австрии, и сможет ли, в свою очередь, новое правительство Австрии скорректировать общее отношение Евросоюза к России и Украине, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал ведущий австрийский специалист по российской политике, профессор международных отношений на кафедре политологии Университета Инсбрука Герхард Манготт.

Стоит отметить, что профессор Манготт прибыл в Россию для участия в Валдайском форуме, который проходит в Сочи. В его работе принимают участие 136 экспертов из 32 государств. Дебаты продлятся до 19 октября. В числе экспертов президент Афганистана в 2004–2014 годах Хамид Карзай и канцлер Австрии в 2000–2007 годах Вольфганг Шюссель.

 Профессор Манготт, Партия свободы, скорее всего, войдет в правительство Курца. Какие из внешнеполитических пунктов своей программы она сможет продавить в ходе коалиционных переговоров?

Герхард Манготт: Основа внешнеполитических установок Партии свободы в том, что ей нужен «другой Евросоюз». Они хотят не вывести Австрию из ЕС, а реформировать его, вернуть на национальный уровень некоторые из компетенций Евросоюза. У них очень традиционное понимание суверенитета и его поддержания нациями внутри «единой Европы». Другой важный приоритет Партии свободы – улучшение отношений с Россией.

Но во время коалиционных переговоров она будет не в том положении, чтобы серьезно изменить традиционную внешнюю политику Вены.

 Начнет ли партия публичную дискуссию о признании нового статуса Крыма? Добиться признания нового статуса – это, конечно, вряд ли, но сделать такую дискуссию нормальной, а не скандальной?

Г. М.: Официально правительство рассматривает Крым как часть Украины. Однако на практике специалисты по внешней политике и видные лидеры всех партий Австрии, кроме разве что «зеленых», давно уже вслух говорят, что Крым сейчас – часть России и пора принять это, может, не юридически, но политически.

Таким образом, позиция Партии свободы по этому вопросу не будет исключительной, она сочетается с линией всех основных партий. Они будут в одной лодке с другими политическими силами в практическом принятии того факта, что в обозримом будущем Крым остается частью России.

Может быть, Партия свободы будет больше говорить об этом публично. В целом же все партии понимают, что надо идти дальше, оставив за скобками вопрос о Крыме, потому что он не может быть решен в обозримом будущем. Надо понимать, что у нас есть общие интересы с Россией, даже если нам не нравится то, что произошло с Крымом.

 Насколько болезненной ожидается реакция в западных странах Евросоюза на появление Партии свободы в правительстве Австрии? Бойкотировать, как в 1999–2000 году, уже не станут?

Г. М.: Отдельные недовольные голоса прозвучат во Франции, в Великобритании, в скандинавских странах, может быть, в Нидерландах и Бельгии. Будет и уже есть негативная реакция от наиболее видных западных СМИ. Однако, в отличие от 2000 года, когда впервые консерваторы вступили в коалицию с Партией свободы, санкций от Евросоюза не будет. Многим не понравится новый кабинет в Вене, но на этом все и закончится. Спустя время все примут новую реальность.

Что касается Германии, то ХДС Ангелы Меркель принадлежит к той же партийной семье, что и Народная партия. Поэтому отношения должны быть благоприятными. Конечно, у социал-демократов другое мнение, однако они теперь не так влиятельны в Берлине.

Есть страны в Центральной и Восточной Европе, от которых вообще не последует никакого раздражения. Некоторые в этом регионе очень довольны электоральным успехом Народной партии и вполне принимают ее будущую коалицию с Партией свободы.

 На таком благоприятном фоне каковы шансы на то, что Курц попытается продавить в ЕС отмену антироссийских санкций?

Г. М.: Себастьян Курц – не первый видный австрийский политик, призывающий отменить санкции против России. Против санкций выступали и прежний канцлер, и президент, и министр экономики.

Вместе с тем общая позиция нашего правительства всегда заключалась в том, что важнее поддерживать консенсус внутри Евросоюза по поводу санкций. Даже если Австрии они не нравятся, она не делала ничего существенного, чтобы изменить ситуацию. Возможность такая была, можно было сказать «нет» в Совете ЕС. Но этого не произошло.

Да, Курц попытается пролоббировать их снятие. В то же время следует отметить, что он немного изолирован в Евросоюзе, отчасти из-за жесткой позиции, которую он занял относительно Турции. А главное: Австрия – не очень важная страна в ЕС, что и ослабляет позиции Курца. Так что не следует ожидать, что голос Курца сыграет заметную роль.

 Украинские издания и политики наперебой приветствуют победу Курца. Какими будут отношения Вены и Киева?

Г. М.: Правительство Австрии заинтересовано в продвижении деловых интересов австрийских компаний на Украине, и эта линия будет продолжена. Однако в политической сфере Вена никогда не была серьезным сторонником Киева после 2014 года. Этот тренд сохранится. Для правительства Курца политические отношения с Россией будут важнее, чем с Украиной. На самом деле у Украины среди австрийцев нет какого-то особого имиджа. Австрийские политики вообще не считают украинскую тему важной.

 Но Западная Украина еще сто лет назад входила в состав Австро-Венгерской империи. Даже среди интеллектуалов нет интереса к нынешнему положению этих земель?

Г. М.: Конечно, есть некоторые исторические чувства относительно Западной Украины, однако они имеют мало влияния на политические и деловые процессы. Это что-то вроде эмоциональных сантиментов. Но там нет германоязычного, австрийского нацменьшинства. Ни у населения, ни у правящих кругов нет интереса к Украине. Австрийское правительство, например, вообще не заняло четкой позиции по закону о новом украинском языке образования.

 Себастьян Курц станет рекордно молодым лидером страны в Евросоюзе. Что помогло ему добиться власти уже в 31 год? За счет чего он приобрел такую популярность?

Г. М.: Многие утверждают, что молодость означает отсутствие опыта. Но это очень позитивный элемент для большого сегмента австрийского электората – для молодежи. А самое важное в Курце – его программа. Он сумел убедить австрийцев в том, что его избрание принесет серьезные изменения. Это помогло больше всего. Австрийцы хотят перемен.

Кроме того, люди считают, что он умен и что он понимает реальные проблемы рядовых избирателей. А это миграция, а также роль ислама в обществе. Курц очень умело использует эти темы в своих речах. Он обещает остановить миграцию, перекрыть неконтролируемый приток беженцев, значительно сократить расходы на них. Именно эти вопросы стали самыми важными для австрийцев.

Источник

Фото Reuters

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: