shadow

Представьте, что Россия начинает крупное вторжение на Украину. Как отреагирует Трамп?

The National Interest, США Дов Закхейм (Dov S. Zakheim)


shadow

Практически каждая новая администрация подвергается испытанию вскоре после прихода к власти

Примечание редакции: В номере The National Interest за январь-февраль опубликована серия статей о самых важных проблемах национальной безопасности, с которыми столкнется администрация Трампа.

Практически каждая новая администрация вскоре после прихода к власти подвергается испытаниям. Вторжение в залив Свиней в апреле 1961 года стало испытанием для Джона Кеннеди. Ровно 40 лет спустя столкновение американского военно-морского самолета EP-3 с китайским истребителем J-8 и его аварийная посадка на острове Хайнань стали испытанием для Джорджа Буша. Поэтому вполне вероятно, что кто-то где-то через несколько месяцев после прихода Трампа в Белый дом попытается проверить его характер и мужество. Из всех возможных вариантов, которые могут заставить нового президента делать выбор между неприятными альтернативами, масштабное вторжение России на Украину может оказаться самым сложным. Российское вторжение, в ходе которого регулярные войска открыто поддержат повстанцев, стремящихся расширить свой контроль на всю восточную часть страны, может стать результатом реальной или мнимой антироссийской провокации правых сил в Киеве. Союзники Америки по НАТО будут потрясены до глубины души и потребуют от Вашингтона взять на себя роль лидера в противодействии тому, что они посчитают явной российской агрессией.

Дональд Трамп явно нацелился на очередную «перезагрузку» с Россией, надеясь на то, что его усилия увенчаются гораздо большим успехом, чем достижения его бывшей соперницы по президентской гонке Хиллари Клинтон. Во время предвыборной кампании и после нее Трамп всеми силами стремится показать, что он не намерен ссориться с Россией в целом и с Владимиром Путиным в частности. Он ни разу не критиковал Путина за вторжение и аннексию Крыма. Он также ничего не говорил по поводу российского нападения на Украину. Он подает сигналы о том, что может начать сотрудничество с Путиным в целях урегулирования существующих между Америкой и Россией разногласий в Сирии. Кроме того, в отличие от Барака Обамы он ни разу не выступил за отстранение от власти Башара аль-Асада и его режима, ни разу не выразил обеспокоенность по поводу строительства новых российских авиабаз в Сирии, или нового российско-сирийского соглашения, позволяющего Москве сохранить свою военно-морскую базу в Тартусе навечно (подобно американской базе в Гуантанамо). По этой причине Путин может сделать заключение, что с дружественно настроенным президентом в Белом доме он может усилить свой контроль на востоке Украины и тем самым запугать правительство в Киеве.

Таким образом, администрация Трамп столкнется с серьезной дилеммой. В одной стороны, Украина не является натовской союзницей и настоящим партнером Америки в любом смысле этого слова. Будет преувеличением сказать, что выживание Украины в качестве целостного и независимого государства относится к жизненно важным интересам США. А поскольку любой решительный и серьезный ответ Америки на действия Москвы поставит крест на перспективах заключения соглашения с Путиным по Сирии, да и, собственно, по любому другому вопросу, у Америки возникнет очень сильное побуждение отойти в сторону и не вмешиваться в противостояние, возникшее на постсоветском пространстве. Сторонники такой позиции могут указать на решение Дуайта Эйзенхауэра, который решил не реагировать, когда Советы в 1956 году подавили восстание в Венгрии, или на аналогичное решение Линдона Джонсона в 1968 году, когда войска Варшавского пакта вторглись в Чехословакию.

С другой стороны, сегодня в состав Североатлантического альянса входят многие страны Центральной и Восточной Европы, включая Венгрию и Чехию (которая возникла в результате раздела Чехословакии), и они будут чрезвычайно напуганы российским вторжением. Союзники США по НАТО потребуют срочных и решительных американских действий, вероятнее всего, в виде воздушного моста с целью поставки оборонительного, а затем и наступательного оружия для нужд многострадальной украинской армии. В конгрессе активно зазвучат голоса демократов и республиканцев, требующих начать масштабные поставки оружия для Киева и направить туда крупные силы инструкторов из числа американских и европейских военнослужащих либо подрядчиков. В дополнение к этому средства массовой информации начнут новые яростные атаки на Трампа как внутри страны, так и во всем мире; а если он будет колебаться, не решаясь на практические действия, и ограничится заявлениями с осуждением Москвы, его обвинят в слабости и пассивности, как и Барака Обаму, вяло требовавшего провести «красные линии» по причине применения Асадом химического оружия против собственного народа.

У Дональда Трампа есть одна неоспоримая черта характера. Он реагирует очень резко, если видит, что другие могут посчитать его слабым. Поэтому ему придется выбирать между своим желанием сотрудничать с Путиным и решимостью выглядеть сильным. Какой бы выбор он ни сделал, это будет неприятное решение. Несомненно, это лишит его сна ночью, когда он обычно делает записи в Твиттере.

Дов Закхейм — вице-председатель Центра американских интересов (Center for the National Interest). С 2001 по 2004 годы он был заместителем министра обороны (главный финансовый инспектор), а с 1985 по 1987 годы заместителем министра обороны по планированию и ресурсам.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Vitya    

    Учи русский, а свою жену варить щи. Время ещё есть.

    0
  2. Семён    

    Очередное чудо творение иностранной журналистики…

    0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: