shadow

Карибский кризис: политические игры на грани допустимого


shadow

22r

Прошло ровно 54 года с момента, когда Карибский кризис 1962 года чуть не подвел заключительную черту для всего человечества. Приход к власти Фиделя Кастро на Кубе в результате Кубинской революции определил новый виток развития для страны. Появление столь одиозного лидера под самым носом США явно не входило в планы самих американцев. Устранить неугодного вождя Кубинской революции являлось для американцев приоритетной задачей.

Кроме того, резкое охлаждение отношений США с бывшим союзником по антигитлеровской коалиции СССР вынуждало их первыми идти на максимальное усиление своего военного присутствия в Европе. В частности, США разместили в Италии и Турции баллистические ракеты «Юпитер» с дальностью полета 2400 км. Размещение этих ракет, особенно в Турции, не могло не вызвать ответной реакции Москвы. Советское руководство и в первую очередь генсек СССР Никита Сергеевич Хрущев решили сделать ответный ход и поставить США в ту же ситуацию: первый секретарь ЦК КПСС и Кастро согласовали размещение военной группировки на территории Кубы, что в дальнейшем и привело к Карибскому кризису 1962 года.

Операция «Анадырь»от замысла к реализации  

В книге «Великий Кеннеди» автор А.В. Владимирский отмечает основы планирования операции под кодовым названием «Анадырь», ссылаясь на мемуары Н. С. Хрущева:

«Разработка операции была поручена товарищу Малиновскому, к этому делу был допущен узкий круг людей. Посчитали мы наши ресурсы и пришли к выводу, что можем послать туда ракеты с миллионным по мощности зарядом каждая. Дальность полета ракет была, по-моему, у большинства из них две тысячи километров, а 4 и 5 ракет могли лететь четыре тысячи километров».

Далее отмечается, что этого было явно недостаточно. Поэтому было принято решение об обеспечении защиты и охраны ракетных комплексов. Для этого было решено отправить несколько тысяч человек. Кроме того, возникла необходимость в использовании зенитных средств, танков и артиллерии для защиты ракет в случае атаки вражеского десанта – также решили отправить туда ракеты класса «земля — воздух».

В данной операции использовались исключительно собственные ресурсы, привлекать кубинцев для этой операции не стали с целью сохранения секретности.

Информационный сайт nsarchive.gwu.edu публикует официальное обращение Председателя Совета обороны СССР Малиновского первому секретарю ЦК КПСС Хрущеву, с просьбой о размещении военного контингента на территории Кубы. В письме отмечается:

«На о. Куба разместить Группу Советских войск, состоявшую из всех вооруженных сил, под единым командиром Штаба группы во главе с Главнокомандующим советскими войсками на о. Куба».

Далее предлагалась направить на Кубу 43 ракетную дивизию в составе пяти ракетных полков.

В ударную ракетную дивизию входили пять ракетных полков, три из которых были вооружены 24 пусковыми установками и 36 ракетами Р-12 с дальностью до 2 тыс. км. Ракеты несли боеголовку мощностью термоядерного заряда в 1 мегатонну. Два остальных полка имели 16 пусковых установок и 24 ракеты Р-14 с дальностью до 4,5 тыс. км. Их прикрытие обеспечивалось 12 зенитными комплексами С-75, а также истребителями МиГ — 21Ф-13.

Кроме того, 8 сентября было принято решение усилить группировку самолетами ИЛ-28 (6 самолетов и 6 атомных бомб — 407 Н) с ПРТБ. Также на Остров Свободы прибыли три дивизиона «Луна» (всего 6 пусковых установок, 12 ракет-носителей, 12 специальных головных частей и 24 ракеты в обычном снаряжении) с ПТРБ и 33 вертолета Ми-4.

Военно-морской флот был также представлен и флотилия состояла из семи ракетных подводных лодок (по другим данным подводных лодок было 11), четыре торпедные подводные лодки, крейсеры «Михаил Кутузов» и «Свердлов», два ракетных корабля, две плавбазы подводных лодок и другие вспомогательные суда. Кроме того, было установлено 8 пусковых установок берегового ракетного комплекса «Сопка».

Всего планировалось перебросить 50 тысяч военных, около трех тысяч человек обслуживающего персонала и свыше 230 тыс. тонн груза. Всего было задействовано 85 грузовых и пассажирских судов. На операцию «Анадырь» было выделено 20 миллионов долларов.

С середины июня 1962 года операция «Анадырь» по переброске советских войск была начата. Для реализации задуманного использовался весь океанский торговый и пассажирский флот. С целью маскировки на палубах размещались сельскохозяйственная техника, трактора и комбайны, а само вооружение находилось в трюмах.

Таким образом, советское высшее руководство решило оказать психологическое давление на американцев. Историк и бывший работник Госдепа У. Блум в своей книге «Убийство демократии. Операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны» цитирует основные мотивы, описанные Хрущевым в своих воспоминаниях:

«Американцы окружили нашу страну военными базами и угрожали нам ядерным оружием, а теперь им предстоит самим узнать, какого оно, когда на тебя направлены ракеты противника; мы не сделаем ничего иного, кроме как угостим американцев их собственным лекарством…В конце концов, у США не было с нами какого-либо морального или юридического конфликта. Мы не представляли кубинцам чего-либо такого, что американцы не предоставляли своим союзникам. У нас были те же права и возможности, что и у американцев. Наше поведение на международной арене определялось теми же правилами и ограничениями, что и поведение американцев».

Важно отметить, что подобная активность советского гражданского флота с доставкой сельскохозяйственной техники не могла не вызвать подозрений. В Вашингтоне предполагали переброску военной техники, но вот о том, что она будет в себя включать ракеты с термоядерными боеголовками, не догадывались. Американские разведорганы следили за движениями советских кораблей. Все перемещения кораблей фиксировались фототехникой на сверхмалых высотах самолетами-разведчиками.

Ответная реакция Вашингтона

В США видели резкое усиление советского присутствия на Кубе, однако не имели полной информации для точного анализа ситуации. Американские самолеты-разведчики неустанно в течение всего сентября курсировали над территорией Кубы. Позже расшифровки фотоснимков выявят площадки для установки ракет средней дальности. После этого президент Дж. Кеннеди заявит, что главной задачей США является удаление советских ракет с Кубы: средства для этого использовать как дипломатические, так и военные.

Дальнейшие действия американцев описывает участник тех событий, легендарный советский разведчик, сотрудник КГБ Александр Фиклисов. В своих воспоминаниях «Кеннеди и советская агентура» автор отмечает:

«20 октября рано утром в разговоре по телефону Роберт Кеннеди в телефонном разговоре проинформировал президента, что исполком подготовил все необходимые мероприятия, что, согласно новым данным фоторазведки, советские и кубинские специалисты в спешном порядке ведут строительство нескольких пусковых ракетных установок и что президенту необходимо возвратиться в столицу. По возвращению, Дж. Кеннеди были представлены на рассмотрение варианты решения: вторжение на Кубу; уничтожение ракетных установок бомбардировкой с воздуха; установление блокады; ведение секретных переговоров с Хрущевым по дипломатическим каналам; передача проблемы на обсуждение ООН. Исполком предложил использовать третий вариант — блокаду».

Далее, по словам Александра Фиклисова, советская разведка сообщила ему, что многие американские СМИ собрались в Белом доме, где президент и руководство Пентагона должны принять важное решение. Президентом США было решено начать блокады Кубы как необходимой, но далеко не последней меры.

Постепенно агрессивные американские обещания стали переходить в конкретные действия: Пентагон начал подготовку армии к вторжению на Кубу. Для этого американцы планировали привлечь двести пятьдесят тысяч сухопутных войск, 90 тыс. морских пехотинцев и десантников, военно-морской флот с максимально возможным привлечением авианосцев. Кроме того, привлекалось более 100 военных кораблей для десантной операции. Вокруг Кубы организовали кольцо из нескольких эсминцев, подводных кораблей и крейсеров. Стратегические бомбардировщики «Б-52» с ядерным оружием на борту круглосуточно дежурили на юго-востоке США.

На Кубе, таким образом, шла активная подготовка к отражению агрессии. Кубинская революция готова была мобилизовать миллион добровольцев. Кроме того, советское руководство на Острове Свободы заявило, что примет участие в защите страны. 22 октября президент США Джон Кеннеди выступил с обращением к американскому народу, в котором он заявил о начале блокады Кубы. 23 октября советское руководство резко осудило действия США, назвав их «беспрецедентными агрессивными действиями».

Н.С. Хрущев так характеризовал действия США:

«Американцы начали демонстрировать силу. Они сконцентрировали войска у границ Кубы, открыто мобилизовали резервы, причем довольно солидные резервы. Стали концентрировать авиацию у берегов Кубы, стягивать туда военный флот, наращивать различные военные силы, угрожая нам параллельно все время через печать. А мы продолжали свое дело. Продолжали, основываясь на следующем: во-первых, одно дело — угрожать, другое дело — воевать. Потом, с точки зрения морального и юридического права, они обвинить нас не могли: мы ничего не сделали больше, чем сделали США. Здесь — равные права и равные возможности».

Ситуация усугублялась активной американской антисоветской и антикубинской пропагандой, которая могла привести к непредсказуемым последствиям. Американская пресса в «традиционной» манере писала нотации с целью оправдать действия американцев в Европе, тем самым проводя параллель с Кубинскими событиями. «Таймс» отмечает:

«Помимо этих различий между данными двумя случаями, существует огромная моральная разница между целями США и России… Ставить знак равенства между американскими и советскими базами — значит ставить знак равенства между американскими и советскими целями… американские базы, например, те, что находятся в Турции, помогают поддерживать мир с окончания Второй мировой войны, в то время как советские базы на Кубе угрожают нарушить этот мир. Советские базы были предназначены для дальнейших завоеваний и господства, тогда как американские базы созданы для сохранения свободы. Данное различие должно быть очевидным всем».

Если сравнить с сегодняшними событиями, то можно заметить сходство подачи информации западными СМИ об учениях блока НАТО у границ России, которые, с их точки зрения, несут исключительно стабильность в регионе. И российские учения на своей территории являются, опять же с позиции западных СМИ, дестабилизирующим фактором.

Отметить можно следующее: военные круги Пентагона настаивали на военном решении Карибского кризиса, однако Дж. Кеннеди старался найти политический метод решения проблемы. Или делал вид, что старался.

Открытые дипломатические каналы

О неоднозначности позиции Джона Кеннеди отмечает в своих воспоминаниях глава МИД СССР А. А. Громыко. Он свидетельствует о нелегких переговорах между советской и американской сторонами по разрешению Карибского кризиса:

«18 октября 1962 года я по поручению советского руководства беседовал в Белом доме с президентом Дж. Кеннеди. Кубинский вопрос в беседе с президентом я все же поднял и изложил позицию СССР. В условиях, когда США предпринимают враждебные действия против Кубы, а заодно и против государств, которые поддерживают с ней добрые отношения, уважают ее независимость и оказывают ей в трудный для нее час помощь, Советский Союз не будет играть роль наблюдателя. Шестидесятые годы XX века — не середина XIX века, не времена раздела мира на колонии и не та пора, когда жертва агрессии могла подать свой голос только через несколько недель после нападения на нее. СССР — великая держава, и он не будет просто зрителем, когда возникает угроза развязывания большой войны в связи ли с вопросом о Кубе или в связи с положением в каком-либо другом районе мира. Кеннеди пытался утверждать: У моей администрации нет планов нападения на Кубу, и Советский Союз может исходить из того, что никакой угрозы Кубе не существует. Он при этом даже сделал важное признание: «Действия в районе Плая — Хирон (Операция в заливе Свиней 1961года) были ошибкой. Я сдерживаю те круги, которые являются сторонниками вторжения, и стремлюсь не допустить действий, которые привели бы к войне, если только такие действия не будут вызваны другой стороной».

Далее А. Громыко отметил, что, по данным источников, президент США вводил советскую сторону в заблуждение, скрывая истинные цели американского правительства в отношении Кубы и подтверждая отказ администрации Белого дома от решения Кубинского вопроса мирными методами. В подтверждении этой позиции вице-президент Джонсон, министр обороны Макнамара, глава госдепа Раск и министр юстиции Роберт Кеннеди рассматривали разные варианты вторжения американских вооруженных сил на Кубу.

Здесь важно отметить, что оба собеседника лукавили, так как, с одной стороны, Дж. Кеннеди до последнего рассматривал возможность военного решения Карибского кризиса. С другой стороны, Андрей Андреевич Громыко убеждал американского президента, что оружие, установленное на Кубе, выполняет исключительно оборонительную функцию, не упомянув при этом о ракетах с ядерными боеголовками.

Кстати, именно по этой причине советский посол в США Добрынин был обвинен американцами в обмане и сокрытии фактов о размещении ракет средней дальности с ядерными боеголовками.

В период Карибского кризиса шла активная переписка по дипломатическим каналам с целью урегулирования ситуации мирными средствами. Однако международная политика не обходится без деятельности резидентуры, которая зачастую играет важнейшую роль в урегулировании подобных спорных вопросов.

Конфиденциальные дипломатические каналы

Видный советский дипломат, доктор исторических наук, профессор, почетный доктор Дипломатической академии МИД РФ Виктор Иванович Попов в своей фундаментальной работе «Современная дипломатия» описывает работу наших разведчиков в США и пишет о главе советской резидентуры в СШААлександре Фиклисове (действовал под фамилией Фомин):

«26 октября 1962 в самый критический момент обострения советско-американских отношений, глава советской резидентуры в США Александр Феклисов был приглашен на ланч в ресторан «Оксидентал» с обозревателем Эй-би-си Джоном Скали (он являлся внешнеполитическим обозревателем телевизионного центра Эй-би-си с одной стороны и неофициальным дипломатическим каналом с другой, представлявший лично главу госдепа США Раска). У них были встречи ранее и сложились не плохие и доверительные отношения. На встрече с нашим разведчиком завязался крайне интересный разговор. Скали заявил, что члены исполнительного комитета решительно склоняются к военному методу решения Кубинского вопроса и согласно заверениям Пентагона, американцы покончат с советскими ракетами за 48 часов. Фиклисов в ответ заявил: «Насколько мне известно, советское руководство считает Кеннеди здравомыслящим и дальновидным человеком. И я предполагаю, что он сделает все возможное от него, чтобы умерить пыл воинственных генералов и адмиралов, собирающихся втянуть его в величайшую авантюру с катастрофическими последствиями. Кроме того, кубинский народ встанет на защиту своей свободы не на жизнь, а на смерть. Помимо прочего, вторжение на Кубу, развяжет Хрущеву руки и мы может ответить в уязвимых для США местах в другом районе мира, имеющее важнейшее военно-политическое значение для Вашингтона». Скали смутился и спросил, не Западный Берлин имеется ввиду? На что Фиклисов ответил: «Да». Скали ответил, что США и союзники будут яро защищать Западный Берлин. Ответ Фиклисова был более, чем конкретен и изящен, цитирую: «Знаешь, Джон, когда в бой идет тысячная лавина советских танков, а с воздуха на бреющем полете атакуют самолеты- штурмовики, то они сметут все на своем пути. Кроме того, войска ГДР поддержат наступательные действия советских дивизий. Я думаю, что им вряд ли потребуется более 24 часов, чтобы сломить сопротивление американских, английских, французских гарнизонов и захватить Западный Берлин».

Позже выясниться, что эта операция должна была занять максимум восемь часов.

После столь откровенного разговора Джон Скали молча допили кофе, и они разошлись. А. Фиклисов отметит, что его никто не уполномочивал говорить Скали о Западном Берлине как ответной мере СССР на вторжение американцев на Кубу.

«Я действовал на свой страх и риск, не думал о последствиях, ибо был убежден, проанализировав создавшуюся ситуацию, что дела развернутся именно таким образом. Теперь, задним числом, мне совершенно ясно: да, я рисковал, но не ошибся».

По возвращению в Москву действия Фиклисова руководство КГБ оценит положительно и заверит его, что он действовал правильно.

Тем более столь резкий посыл имел положительный эффект: полученная информация была донесена до главы Белого дома, и в  этот же вечер Скали позвонил Фиклисову и заявил, что по поручению высшего руководства страны он хотел бы еще раз встретиться. Встреча произошла в кафе отеля «Статлер». Скали озвучил следующие условия решения Карибского кризиса: Советская сторона демонтирует и вывозит с Кубы все ракетные установки под присмотром ООН; США обязуется снять блокаду Кубы и берут на себя обязательства больше не вторгаться на Кубу. После эта информация будет передана Фиклисовым в КГБ СССР.

Поиск компромисса в решении Карибского кризиса

27 октября произошла встреча Добрынина и Министра юстиции США Роберта Кеннеди, который указал, что из-за сбитого утром над Кубой американского самолета-разведчика на президента оказывается сильное давление военными. Ситуация сильно обострилась, но Роберт Кеннеди заявил, что его брат Джон Кеннеди готов дать гарантии ненападения на Кубу и скорейшего снятия блокады. Добрынин поинтересовался у Кеннеди о ракетах в Турции, на что Роберт ответил:

«Если в этом единственное препятствие к достижению упомянутого выше урегулирования, то президент не видит непреодолимых трудностей в решении вопроса».

Позже он добавил, что Дж. Кеннеди уже давно собирался вывезти эти ракеты из Турции и Италии и что уже даже поступили соответствующие распоряжения. Как только Карибский кризис будет разрешен, эти ракеты будут вывезены, заявил Роберт Кеннеди.

После неофициальной, но столь важной встречи между Добрыниным и Робертом Кеннеди сторонам удалось не перейти точку невозврата. Ситуация действительно была крайне накалена, подтверждение тому воспоминания Роберта Кеннеди:

«В то памятное воскресное утро, когда русские сообщили, что вывезут свои ракеты, один высокопоставленный военный советник рекомендовал, чтобы США в понедельник в любом случае перешли к наступательным действиям».

Роберт отметил, что они со старшим братом пришли к выводу, что большинство военных ограничены в мышлении чисто военной областью и не могут привлекаться для обсуждения политических вопросов.

27 и 28 октября произошел обмен официальными документами между Дж. Кеннеди и Н.С. Хрущевым по вопросам полного и окончательного урегулирования кризисной ситуации. В итоге 20 ноября, после вывода ракет, Джон Кеннеди снимает блокаду Кубы, даст гарантию соблюдения неприкосновенности границ Кубы и обязуется не совершать военной агрессии. В апреле 1963 года американцы уберут ракеты «Юпитер» из Турции и Италии.

Выводы и «американское благородство»

К счастью, в Карибском кризисе одержали верх здравый смысл и сознание ответственности, хотя путь к этому был долгий. После этого США и СССР пошли на улучшение отношений, стороны начали не только друг друга слушать, но и слышать. Американское руководство, стараясь придерживаться национальных интересов, в то же время старалось избегать острых углов и не допускать кризиса, подобного Карибскому.

В отношении Кубы важно отметить, что американцы сдержали обещания после отказа от военного вторжения в страну, но в покое кубинцев они не оставили. Вашингтон перешел к тактике диверсий и вредительства. Путем воздушных диверсий они выводили из строя нефтеперерабатывающие и химические предприятия. Применяли инструмент экономического удушения страны, объявив эмбарго торгово-кредитной сфере. Весь импорт товаров поставляемый на Кубу американцы подвергали порче оборудования, в смазочные материалы добавляли химикаты, ускоряющие износ деталей.

Одна из английских компаний «Лейланд» отказалась соблюдать эмбарго и продала Кубе крупную партию автобусов. Во время доставки первой партии из 42 автобусов судно в тумане «случайно» столкнется с японским кораблем и потонет. После станет ясно, что ЦРУ совместно с английскими спецслужбами организовали этот инцидент. Не брезговали американцы применять против кубинцев химическое и биологическое оружие. ЦРУ внедряло вирусы в сельское хозяйство и травило птицефабрики. Кроме того, США использовали изменение погоды с целью уничтожения сахарного тростника на Кубе и подрывая экономическое положение страны. Самолеты, облетая остров, сбрасывали в дождевые облака кристаллы, которые вызывали проливные дожди над районными несельскохозяйственного применения, тем самым лишая влаги плантации сахарного тростника.

Кроме того, по Кубе пройдет волна эпидемии лихорадки денге. Это заболевание переносилось комарами и проявлялось как грипп с сильными болями в костях. В 1981 году за пол года заболеет свыше 300 тыс. человек, умрет 158 взрослых и 101 ребенок не старше 15 лет.

Как американцы не стремились свергнуть Фиделя Кастро, революция, как и сам Кастро, до сих пор живет. Надеемся, в скором времени экономическое и социальное положение страны будет соответствовать чаяньям кубинского народа, ведь не зря в России Куба расшифровывается как «Коммунизм у берегов Америки».

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.