shadow

Хотят ли американцы войны?

И, если хотят, то кто они, эти поджигатели агрессии?


shadow

В США и «правые», и «левые» оказались не в состоянии осознать то противоречие, которое определяет политическую жизнь в стране. И противоречие это — глубочайшая пропасть между американской общественностью и вашингтонской элитой в восприятии вопросов войны и мира. В электоральном процессе это противоречие последовательно ведет к еще большему милитаризму.

Недавно две исследовательские организации — Charles Koch Institute и Center for the National Interest — выступили в качестве спонсоров опроса общественного мнения. Были опрошены 1000 респондентов.

Результаты: война или мир?

Более половины опрошенных американцев высказались против какого бы то ни было возрастания роли вооруженных сил США в конфликтах за рубежом в то время, как только 25% поддержали военную экспансию. Общественность выразила свое разочарование внешней политикой Обамы, особенно его новыми военными обязательствами на Ближнем Востоке, которым активно содействовали государство Израиль и израильское лобби внутри США.

Общественность США продемонстрировала глубокую историческую память в том, что касается прежних военных катастроф, инициаторами которых были президенты Буши Обама. Больше половины опрошенных (51%) считают, что за последние 15 лет (2001−2015) безопасность США снизилась. И лишь восьмая часть (13%) ощущает себя в большей безопасности.

В настоящее время более половины американцев находятся в оппозиции к идее размещения наземных сил США в Сирии и Йемене. Только 10% поддерживают идею о продолжении поддержки Королевства Саудовской Аравии.

В том, что касается конкретных войн США, то свыше половины опрошенных считают, что вторжение Буша в Ирак снизило внутреннюю безопасность США. А 25% думают, что эта война на безопасность внутри страны не повлияла никак. Схожие ответы были предоставлены и по отношению к войне в Афганистане — 42% уверены, что в результате этого конфликта угрозы безопасности внутри США возросли, а чуть более трети (34%) думают, что эта война на безопасность страны не повлияла.

С точки зрения будущих перспектив три четверти (75%) представителей американской общественности хотят, чтобы будущий президент был менее сосредоточен на военных операциях США за рубежом или выразили неуверенность в необходимости этого.

Лишь 37% респондентов высказались за рост военных расходов.

СМИ и могущественные финансовые спонсоры кандидата в президенты от Демократической партии были длительное время сосредоточены на демонизации России и Китая в качестве «величайшей угрозы нашего времени». Контрастом к этому почти две трети (63,4%) американцев считают, что величайшая угроза исходит от терроризма — как международного, так и «доморощенного». И только 18% видят в России и Китае серьезную угрозу их безопасности.

Относительно Пентагона. 56% опрошенных выразили желание сократить или заморозить текущие военные расходы в то время, как лишь 37% хотят эти расходы увеличить.

Войны и мир: политические элиты

Вопреки взглядам большей части общественности последние четыре президента США, начиная с 1990-х годов, увеличивали военный бюджет, посылали тысячи американских солдат для развязывания войн в трех странах Ближнего Востока, а также поощряли кровавые гражданские войны в трех странах Северной Африки и в двух странах Европы. Несмотря на мнение большинства американцев, которые считают, что вторжения в Афганистан и Ирак увеличили угрозы безопасности США, Обама продолжал держать в этих странах сухопутные войска, ВВС и ВМС, а также проводил операции с использованием ударных беспилотных летательных аппаратов. Несмотря на то, что его военную политику поддерживали всего 10% (американского — ред.) общества, обамовский режим направлял вооружения, советников и войска специального назначения для поддержки вторжения диктаторской Саудовской Аравии в крошечный Йемен.

Обама и кандидат в президенты от Демпартии Хиллари Клинтон проталкивали политику окружения России и демонизации президента Владимира Путина, доказывая, что они — величайшая угроза существованию США. Американское же общественное мнение — по контрасту с ними — считают угрозу исламистского терроризма в пять раз более серьезной.

В то время, когда политическая элита и ведущие кандидаты в президенты обещали увеличивать количество американских войск за рубежом и нарастить военные расходы, свыше двух третей американцев выступают против роста американского милитаризма или не уверены в его необходимости.

В то время, когда кандидат Клинтон вела кампанию под лозунгами размещения ударных самолетов и ракет ВВС США для установления «бесполетной зоны» в Сирии и даже за уничтожение сирийских и российских военных самолетов, большая часть американской общественности (51%) была против этого.

С точки зрения конституционного права целые четыре пятых (80%) американской публики считают, что президент для каких-либо военных акций за рубежом должен запрашивать согласие конгресса. Тем не менее, президенты от обеих партий — Буш и Обама — развязывали войны без одобрения конгресса, создавая такой прецедент, которым следующий президент может воспользоваться.

Анализ и прогноз

По всем основным внешнеполитическим вопросам, связанным с ведением войн за рубежом, политическая элита гораздо более агрессивна и драчлива, чем американская общественность. Элита гораздо более склонна к тому, чтобы разжигать войны, которые в конечном итоге создают угрозы для внутренней безопасности. Элита более склонна нарушать положения конституции по вопросам объявления войны, она более привержена идее наращивания военных расходов, рискуя даже сокращать жизненно важные социальные программы внутри страны.

Политические элиты весьма склонны к вторжениям и к участию в текущих войнах на Ближнем Востоке — без поддержки этого внутри страны и даже вопреки протестам большинства. Нет никакого сомнения в том, что топ-менеджмент олигархического военно-промышленного комплекса, произраильская конфигурация власти и магнатов СМИ гораздо более влиятельны, чем демократически настроенная общественность.

Будущее предвещает продолжение политическими элитами линии на милитаризм, рост угроз безопасности внутри страны и даже сокращение публичного представительства, включая представительство адвокатом по назначению суда.

Вот некоторые гипотезы относительно противоречия между общественным мнением и исходом выборов.

Налицо явное и глубокое расхождение в отношениях большинства американцев и политической элиты по вопросу о роли вооруженных сил в войнах за пределами страны, о подрыве конституционных полномочий, о демонизации России, о размещении войск США в Сирии и о более глубоком впутывании США в ближневосточные войны ради выгоды Израиля.

Тем не менее, фактом остается и то, что американский электорат продолжает голосовать за две главные политические партии, которые раз за разом поддерживали войны, формировали альянсы с воюющими ближневосточными государствами, особенно с Саудовской Аравией и Израилем, а также вели агрессивную политику санкций против России, видя в ней главный источник угроз безопасности США.

В отношении этого противоречия следует рассмотреть несколько гипотез.

1. Почти 50% имеющих право голоса воздерживаются от голосования во время президентских выборов и выборов в конгресс. Абсолютно допустимо, что в это число избирателей входит много тех, кто выступает против расширения роли вооруженных сил США за рубежом. Фактически, «победитель» из лагеря «партии войны» обычно претендует на победу, заполучив голоса 25% электората, и угрожает применить этот мандат для развязывания еще большего количества.

2. Тот факт, что СМИ столь безоговорочно и безоглядно поддерживают одну или другую из двух партий войны, возможно, оказывает влияние на ту часть электората, которая действительно участвует в выборах. Однако, критики преувеличивают влияние СМИ и не способны объяснить, почему большинство американского общества не согласно со СМИ и противостоят милитаристской пропаганды.

3. Многие американцы, хоть и не согласны с милитаризмом, голосуют за «меньшее зло» из двух «партий войны». Они, возможно, считают, что есть меньшая и большая «степень» «поджигательства войны» и выбирают менее явно выраженную.

4. Те американцы, которые на постоянной основе выступают против милитаризма, возможно, принимают решение голосовать за милитаристских политиков по причинам, отличным от тех, которые связаны с воинами за рубежом. Например, большинство американцев могут поддержать какого-нибудь милитаристского политика, который обеспечит финансирование местных инфраструктурных программ или, например, отстоит субсидии фермерам и скотоводам, или пообещает осуществить программы по созданию рабочих мест, или снизит государственную задолженность, или будет бороться против коррумпированных чиновников.

5. Американцы, не согласные с милитаризмом, могут быть обмануты речами демагогов-кандидатов в президенты от одной из «партий войны», которые, обещая мир, будут на самом деле вести эскалацию войн.

6. Аналогичным образом, антивоенно настроенные избиратели могут впасть в заблуждение в силу «политики идентичности» и поддержать отъявленного милитариста из-за его повестки дня по проблемам расы, этничности, пола, сексуального предпочтения или лояльности иностранным государствам.

7. «Партии войны» плотно сотрудничают в том, чтобы блокировать доступ к СМИ антимилитаристским партиям, особенно, препятствуя их участию в национальных предвыборных (телевизионных) дебатах, которые смотрят миллионы избирателей. «Партии войны» тайно сговариваются с тем, чтобы установить нереалистичные ограничения в отношении участия антимилитаристских партий в выборах национального уровня, запрещая участие в выборах для граждан, имеющих задержания за ненасильственные правонарушения или уже отбывших сроки наказания. Они отказывают в доступе к местам голосования тем бедным гражданам, которые не имеют удостоверений личности с фотографией, ограничивают количество избирательных участков в местах проживания бедного населения или меньшинств и отказывают работающим в предоставлении выходного в день голосования. В отличие от других стран выборы в США проводятся в рабочий день, и многие трудящиеся лишаются возможности проголосовать.

Другими словами, избирательный процесс в США сфальсифицирован, он навязывает «вынужденное голосование» и неучастие в голосовании. Тайный сговор между двумя «партиями войны» ограничивает выбор избирателя до неучастия в выборах или до голосования за «меньшее зло» из среды милитаристов.

Противоречие между устремлениями антимилитаристского большинства и голосами, отданными за выступающие за войну элиты, могло бы быть разрешено только если выборы стали бы открытыми и демократичными, где антимилитаристским партиям были бы предоставлены равные права регистрироваться, участвовать в дебатах в СМИ и где финансирование избирательной кампании было бы равным для всех.


Автор — профессор социологии Университета Бингхэмтон (Нью-Йорк). Его перу принадлежат 62 книги, изданные на 29 языках мира, более чем шестисот статей, опубликованных в специализированных научных журналах, и более двух тысяч статей, напечатанных ведущих мировых общественно-политических изданиях.

Copyright © Prof. James Petras, Global Research, 2016. Публикуется с разрешения издателя().

Фото defense.gov

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.