shadow

Как немцы будут грабить греков


shadow

Греческую госсобственность хотят распродавать по провальной схеме приватизации в ГДР

Чем больше проходит времени со дня добровольной отставки греческого министра финансов Яниса Варуфакиса, тем отчетливее вырисовывается реальная картина торга между Афинами и «тройкой кредиторов». Например, у греков имелся свой, надо сказать, весьма воплотимый, план преодоления кризиса и вывода национальной экономики на доходность. Однако 12 июля на очередном евросаммите руководители финансовых ведомств стран ЕС его не приняли. Точнее, по выражению Варуфакиса, они его просто не восприняли. «Наше предложение было встречено оглушительной тишиной, — пишет экс-министр в одной из статей. — Несколько дней спустя, когда власти предержащие поняли, что греческое правительство готово полностью капитулировать перед требованиями «тройки», они посчитали уместным принудить Грецию к унизительной и вредной модели «Тройханда»».

Чтобы понять, о чем речь и чем это обернется для греков, надо вернуться в 3 октября 1990 года, в день объединения ГДР, Западного Берлина и ФРГ. Многие помнят кадры с падением Берлинской стены и радостное братание восточных и западных немцев на ее развалинах. Но мало кто знает, что происходило потом. Точнее, как было организовано практическое объединение экономик двух государств. Мало снести стену и сменить флаги, надо еще решить множество правовых и финансовых вопросов. В том числе приватизировать имущество ГДР, то есть 250 вертикально интегрированных комбинатов, объединявших около 8500 предприятий. Но так уж случилось, что гэдээровские заводы были безнадежно убыточны: 21% их оборудования находился в эксплуатации более 20 лет (в ФРГ его доля не превышала 5%), 29% — от 11 до 20 лет. Производительность труда была примерно в три раза ниже, чем в Западной Германии. В целом, за исключением нескольких технических отличий, эта ситуация очень похожа на греческую.

И понеслось

1 марта 1990 года для «наведения порядка» и привлечения инвесторов в ГДР был создан так называемый Попечительский приватизационный совет — Тройханданштальт (Treuhandanstalt), или Тройханд. Ему передавались права на все восточногерманское имущество. В мае того же года ФРГ и ГДР подписывают Договор о воссоединении, 17 июня вступает в силу новый закон о приватизации, и с 1 июля Тройханд оказывается полноправным владельцем 8500 предприятий, на которых работали свыше 4 млн человек. Позднее он получил права еще на 14 600 предприятий, или 95% всей промышленной собственности ГДР. Кроме того, совет распоряжался 2,4 млн га пахотных и лесных угодий, а также обширным имуществом бывшей армии, служб госбезопасности, партии и ликвидированных общественных организаций.

О том, как шла та приватизация, впору писать книгу, не менее увлекательную, чем хороший шпионский роман. Достаточно сказать, что первым громким заказным убийством в «новой Германии» стало убийство в Дюссельдорфе первого главы Тройханда Детлефа Карстена Роведдера. Если учесть, какой властью располагал этот человек, то и убийство, и последовавший за ним резонанс вполне закономерны. Позиция Роведдера давала почти неограниченные возможности для обогащения.

Вот пример: по данным на 1989 год, переданная попечителям собственность оценивалась в 1,2 трлн марок (тут и далее — западногерманских), или примерно в $648 млрд. Через год эксперты Тройханда объявили, что лишь 8% всего имущества представляет ценность, а все остальное якобы хлам, за который возможно выручить не более 600 млрд марок ($324 млрд). Нельзя с уверенностью утверждать, кто получил эти «выпавшие» миллиарды. Но того, что осталось, было явно недостаточно для погашения долгов ГДР.

Продали и разбежались

До сих пор официально считается, что к моменту расформирования в конце 1994 года Тройханд со своей задачей справился, причем успешно. Было приватизировано: 15 тысяч предприятий через акционирование; 8 тысяч через прямую продажу; около 4,4 тысячи возвращено экс-владельцам по реституции. Кроме того, за счет реструктуризации было выделено и продано отдельно примерно 25 тысяч мелких объектов (магазинов, гостиниц, ресторанов, аптек и т.п.). В совокупности за четыре с небольшим года совет провернул 90 тысяч сделок.

Расформирование попечительского приватизационного совета. Берлин, декабрь 1994 года

Расформирование попечительского приватизационного совета. Берлин, декабрь 1994 года

Расформирование попечительского приватизационного совета. Берлин, декабрь 1994 года. Фото: Jan Bauer/AP
Возникает вопрос: к чему такая спешка? Руководители Тройханда явно очень торопились, и чуть позже стало ясно, куда и почему. Итог деятельности получился далеким от изначальных расчетов. За проданное имущество совет выручил чуть более 50 млрд марок (около $25 млрд), а долгов оставил на 270 млрд марок ($158 млрд). По многим сделкам суды длятся до сих пор.

Так что не стоит особо верить в то, что российская приватизация была уникальной по своей грабительской сути. Немецкая отстала не на много, а может, и вообще обогнала нас в относительных масштабах. Так, в рамках ликвидации Тройханда он передал признанные «неликвидными» активы трем вновь созданным специальным агентствам. Они назывались BvS (получило госпредприятия), TLG (недвижимость) и BVVG (земельные угодья). И все они тут же занялись активной распродажей полученного имущества. На какую сумму успело наторговать BvS (закрыто в начале 2000-х), неизвестно, а вот TLG только за 2000–2001 годы продало 26 тысяч объектов «совсем неликвидной недвижимости» на 1,04 млрд евро ($930 млн). Причем под его управлением еще остается чуть более тысячи объектов.

И в Греции все было

Судя по всему, с Грецией «тройка» сейчас намерена проделать аналогичный трюк. Примечательно, что даже рамочные суммы сильно совпадают. В приватизационный фонд Греция должна будет передать собственность на 50 млрд евро, распродать которую фонд должен за 36 месяцев. Его штаб-квартира расположится в Люксембурге, а управлять им должна будет команда под надзором министра финансов Германии Вольфганга Шойбле, как раз и придумавшего схему Тройханда.

Полный перечень объектов на данный момент еще не составлен. Однако известно, что к осени должны начаться конкурсы по приватизации портов Пирей и Салоники, оператора железных дорог TrainOSE, компании по обслуживанию и эксплуатации подвижного состава ROSCO. К Салоникам проявляют интерес China Ocean Shipping Company и РЖД. Китай намерен модернизировать порт и превратить его в крупнейший на Средиземном море контейнерный терминал, а РЖД в этом проекте рассчитывает проложить железнодорожную магистраль для дальнейшей доставки грузов потребителям в Европу. Для греков это было бы наилучшим вариантом, но, как сказано выше, надзирать за работой фонда будет Германия, а это ЕС. А с ЕС у России санкционная война.

К тому же у немцев в Греции имеются свои интересы. К примеру, Fraport AG намерена получить контрольные пакеты в полутора десятках наиболее популярных у туристов аэропортов. Другие активы, упоминаемые как желанные для европейских собственников, — это газовая корпорация Depa, государственный монополист в сфере азартных игр Орар, 670-километровое шоссе Egnatia Motorway, объекты недвижимости в Нью-Йорке, Вашингтоне и Белграде, термальные источники и даже бывшая военно-воздушная база в Ираклионе. Ну и, конечно, остров Крит.

Счастливо оставаться

Судя по суммам, мелькающим в переговорах Афин с «Газпромом», за Depa греки хотят 900 млн евро, а за половину порта Пирей с китайской COSCO пытаются стребовать 500 млн евро. И тем не менее даже такие, казалось бы, внушительные суммы проблему греческих долгов не решат. По трем причинам. Во-первых, передаваемое для приватизации имущества стоит всего 50 млрд евро, а общий долг страны даже после рефинансирования составит не менее 270 млрд евро. Во-вторых, опыт Тройханда убедительно доказывает, на сколько цена приватизации оказывается ниже рыночной. Та же Depa, как утверждают эксперты, в лучшем случае уйдет за 720 млн евро, вместо 900 заявленных, то есть минимум на 20% дешевле, причем вне всякой зависимости от того, достанется ли она «Газпрому», Texaco или Shell. Следовательно, вместо 50 млрд евро, скорее всего, выручить удастся не более 40 млрд, а то и меньше. Ну и, в-третьих, во всем этом приватизационном шоу греки в основном обязаны играть роль, но повлиять на что-либо они могут очень слабо. Как потому, что управлять фондом будут не они, так и ввиду весьма сжатых сроков его работы.

А самое главное, когда ФРГ с помощью Тройханда «потрошила» ГДР, речь шла исключительно о переделе собственности. Потом в восстановление экономики и инфраструктуры Восточных земель федеральный бюджет вложил около 300 млрд евро — все-таки единое государство. До сих пор все жители «старых» земель платят так называемый прибавочный налог на солидарность величиной до 1%, который прибавляется к подоходному налогу, налогу с помещенного капитала и налогу на корпорации. А вот восстанавливать Грецию после окончания приватизации не станет никто; никаких благ ни в каком виде ей не положено. В сущности, ее предполагается просто ограбить.

Фото: funnypicturesandjokes.com

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Сергей Сергеев    

    Ципрас и К жестоко… своих соотечественников. Бедные греки. Олимпийские боги плачут.

    Рейтинг: 0
    1. Филимонов    

      Раздавили грецию полностью увы. Много денег наших чиновиков там пропало в банках развалившихся. Наворованных.

      Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.