shadow

Боль Запада («Zaman», Турция)


shadow

«Боль Запада». Это одно из самых прекрасных названий, которые поэт Дагларджа (Dağlarca) использовал для своих произведений. В этой книге автор несколько отходит от оптимистичного гуманизма, смещаясь в сторону национализма, и говорит о «пугающем одиночестве Азии». В этом произведении, посвященном многим разным странам, автор будто излагает наше видение Запада: «Немцы любят машины».

Все обобщающие подходы к Западу мы называем «оксидентализмом». Как ориентализм описывает Восток с помощью стереотипов и клише, так и оксидентализм рассматривает Запад в рамках определенных шаблонов. Уже не ново утверждение о том, что у нас это понятие появилось как в некотором смысле «боль Запада», и это демонстрирует все написанное (и пережитое) нашей интеллигенцией — от Бешира Фуата (Beşir Fuat) до Джелала Нури (Celal Nuri). Турецкий роман, если можно так сказать, был рожден «болью Запада». Существующие в нашей литературе передовые примеры этого берущего свое начало с Запада жанра изобилуют героинями, зачитывающимися западными романами, и героями, старающимися говорить на языках западных стран. При этом трагедия наших ранних романистов заключалась в том, что обращенная к Западу критика выражалась с помощью жанра, возникшего на Западе. Такие громкие имена, как, например, Намык Кемаль (Namık Kemal), можно сравнить с «угасающими звездами». Теперь мы знаем только то, что они были. Тем не менее наверняка найдутся те, кто помнит крик Али Джанипа Йонтема (Ali Canip Yöntem): «Эй, Восток, проснись, наконец! Полно, Восток!»

Как и все идеологии, оксидентализм стал распространяться из Европы. При этом мы говорим не о географических, а о ментальных различиях. До схватки армии Гитлера с русскими он взял курс на Запад. Немецкий диктатор ненавидел западную (англосаксонскую) культуру. Например, джазовую музыку он считал символом вырожденного американизма. Берлин, который он относил к творениям дегенерации вестернизма, был построен практически заново: нацистский лидер полагал, что более крупными зданиями он отомстил Западу (навязчивая идея всех деспотов).

Даже Хайдеггер (Heidegger) был врагом того, что он называл «Американизмус». Но, пожалуй, первыми настоящими оксиденталистами были поэты-романтики, писавшие пейзажную лирику и желавшие сбежать из западных городов, которые с каждым днем становились все более густонаселенными. С наступлением XX века «боль Запада» стала основным вопросом во многих регионах мира. Так, например, в 1940-х годах японские интеллектуалы искали средство от такой «болезни», как вестернизация. Суданец Тайиб Салих (Tayib Salih) в своем знаменитом романе использовал такую же метафору: вернувшийся с Запада герой переносил «вирус». Это был тысячелетний вирус, которым Запад инфицировал свои колонии и Восток.

Вышеупомянутая строка «немцы любят машины» резюмирует представление, сравнивающее Запад с механизмом. Бездушный, материальный и грозный. «Монстр с последним зубом». С точки зрения оксидентализма западную злобу символизирует город. Поэтому теракты 11 сентября были атакой именно на такой символ Запада (капитализма) и представляющие его башни-близнецы. Большая ошибка всех антизападников — от Японии до России — заключалась в том, чтобы копировать города, олицетворяющие западный капитализм (единственным, кто не впал в заблуждение, был Мао Цзэдун).

Есть еще один момент, который объединяет всех последователей оксидентализма, начиная от нацистской Германии и заканчивая примерами в Азии. Это вера в некий «высший разум», контролирующий мир. Такая идея подготавливает почву, на которой и вырастает Восток, не способный на жесткую позицию в отношении Запада. Недостаток интеллектуального развития воспринимается как антагонизм демократии, представляемой миру в качестве западной ценности. Отсутствие способности осудить теракт, который, как утверждается, был совершен во имя ислама, — это не просто недальновидность: корни этой действительности следует искать в длительной истории оксидентализма.

Антизападничество — политически удобный аргумент. В странах третьего мира он зачастую сопровождается невежеством и героизацией. Недавний тому пример — построение живых манекенов на лестнице президентского дворца в стремлении «воскресить» тюркскую историю, а также убежденность в том, что «это был сигнал Западу»! Даже в новой Турции антизападничество становится пародией…

Выше мы говорили об «угасающих звездах», но, когда я вижу, как мельчают те, что светят сегодня, мое уважение к Намыку Кемалю лишь возрастает. Дагларджа в своей книге говорил о «звездах» и «лампочках»: важно понимать разницу.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: