shadow

Информационные войны в интернете + троллинг


shadow

Информационные войны в интернете

Введение.

В данной серии статей я планирую рассказать о таком важном явлении, затрагивающем сеть интернет, как информационные войны. Не секрет, что в наше время на планете Земля противоборство между различными центрами силы носит во многом информационный характер. Это касается как взаимоотношений между государствами, так и между различными социальными группами, или классами. Последствия информационных войн могут быть столь же глобальными и долговременными, что и результаты войн настоящих. Так, поражение в холодной информационной войне стоило жизни такому государству, как Советский Союз. Вместе с СССР была разгромлена и вытеснена в андеграунд коммунистическая идеология. В связи с этим, особо остро стоит задача самоопределения человека в хаосе информационных битв, т. е. осознание им своих интересов, ибо без такого осознания невозможно никакое развитие гражданского общества, ровно как и эволюция общественных отношений в целом. Проблема в том, что отсутствует какая-либо универсальная методология, позволяющая описывать противоборства в информационной сфере так же целостно и логично, как военная история описывает классические войны. Поэтому, большинство пользователей интернета, особенно молодежь, не в состоянии ориентироваться в происходящих в сети процессах и легко подхватывает такие идеи и информационные вирусы, которые наносят ущерб их классовым, или общественным интересам. То есть становятся жертвами информационных атак. Предлагаемый материал имеет цель помочь преодолеть пробелы в понимании законов течения информационных войн, а значит должен увеличить выживаемость и эффективность собственных усилий, как бойцов информационного фронта, так и мирных жителей, случайно попавших в зону боевых действий.

Часть первая: цели и смысл информационных войн.

1.Что такое информационная война.

Вторая половина двадцатого века ознаменовалась появлением принципиально нового оружия – информационного. Соответственно возник и новый вид войны – информационная война. И если до рождения интернета ведение информационной войны сильно ограничивалось доступом к СМИ, то с появлением всемирной сети, все естественные границы между “информационными территориями” исчезли, и “противоборствующие армии” получили возможность вторгаться на чужую землю и проводить боевые операции по сути также, как это делают “обычные” войска в “обычных” войнах. Итак, для начала дадим определение информационной войны.

Информационная война это целенаправленные действия, предпринятые для достижения информационного превосходства путём нанесения ущерба информации, информационным процессам и информационным системам противника при одновременной защите собственной информации, информационных процессов и информационных систем.[Википедия]

Под информацией в данном определении понимаются в том числе идеи, смыслы, а также их системы (идеологии), служащие фактором формирования вокруг них социальных сообществ. Поэтому, исконная подоплека информационных войн лежит вне медийного пространства и определяется всей совокупностью общественно-политических и экономических процессов в реальном мире.

2.Участники, заказчики и территория информационных войн.

Как и в случае классической войны, в информационной войне участвуют свои информ-армии, сформированные из информ-подразделений, которые в свою очередь состоят из бойцов информационного фронта. Но что заставляет этих боевые единицы принимать участие в боевых действиях ? Какая сила отдает им приказы и заставляет действовать целенаправленно ? Здесь есть два фактора. Первый фактор – внутренний, психологический. Он определяет потребность людей с определенным психологическим складом доносить свои идеи до окружающих и стараться склонить их к своей точке зрения. Он же определяет объединение этих людей по идеологическому признаку в большие и малые группы. собственно, эти группы и являются своего рода аналогами военных подразделений в реальных войнах. Второй фактор – внешний, селектирующий. Он определяет то, в какую сторону будут направлены действия идеологических групп. Действие этого фактора заключается в том, что правильные (выгодные заказчикам информационных войн) идеологические группы и их действия, а также удобные лидеры, поощряются и раскручиваются в информационном пространстве, а невыгодные, наоборот, остаются без поддержки и заглушаются. Инструментами внешних факторов являются СМИ, Религия, господствующая в обществе культура, и прочие институты, обслуживающие интересы заказчиков информационных войн. То есть люди (журналисты, блогеры, посетители интернета) действуют сами, по своей воле, а заказчики лишь культивируют выгодные движения и направляют их в нужную сторону. Но кто такие, эти упомянутые “заказчики” ?

Из всех существующих социологических парадигм наиболее проработанной в научном отношении является марксистская парадигма, рассматривающая классовую модель устройства общества. Согласно этой модели, правящие классы (буржуазия) осуществляют свое господство над нижестоящими классами (пролетариатом), которое выражается в отчуждении прибавочной стоимости продукта труда нижестоящих классов и непропорциональном распределении материальных благ в свою пользу. Для того, чтобы осуществлять такое господство, правящему классу (элите) необходимо сохранять свою монополию на власть, которая достается тому, кто умеет наиболее эффективно использовать доступные ресурсы. В условиях информационной цивилизации это фактически означает необходимость сохранения монополии на гуманитарные знания, которые включают в себя социальные и полит-технологии, психологию, педагогику, менеджмент, в общем все то, что позволяет наиболее эффективно организовывать труд, отдых, обучение и развитие людей, а значит способствует повышению потенциала социума в целом. Таким образом, важнейшей целью правящего класса становится сокрытие этих знаний от нижестоящих классов. Наиболее эффективным средством достижения этой цели в обществе 21-го века являются информационные войны, а полем битвы, т. е. территорией, на которой ведутся войны – глобальная сеть интернет, включающая также мозги ее посетителей. Информацию в сети интернет, являющуюся носителем упомянутых знаний, мы в дальнейшем будем называть информационными сущностями (информационными системами).

Здесь возникает вопрос, а могут ли нижестоящие классы сами быть заказчиками информационной войны, то есть вести оборонительную войну с целью защиты своих знаний и обеспечения возможностей по их совершенствованию и получению новых ? Ответ – да, могут, но для ведения такой войны им необходимы ресурсы, которые находятся в распоряжении представителей правящего класса. Поэтому, угнетаемому классу, если он хочет стать самостоятельной силой, важно уметь заключать тактические союзы с отдельными представителями буржуазии, использую их собственный корыстный интерес и нанимая таким образом к себе на службу. Не зря В. И. Ленин писал:

“Победить более могущественного противника можно только при величайшем напряжении сил и при обязательном, самом тщательном, заботливом, осторожном, умелом использовании как всякой, хотя бы малейшей, «трещины» между врагами, всякой противоположности интересов между буржуазией разных стран, между разными группами или видами буржуазии внутри отдельных стран, – так и всякой, хотя бы малейшей, возможности получить себе союзника, пусть даже временного, шаткого, непрочного, ненадежного, условного. Кто этого не понял, тот не понял ни грамма в марксизме и в научном, современном, «цивилизованном» социализме вообще.”

Вопреки теориям конспирологов, на Земле не существует единого центра власти – некой организации с едиными интересами, которая бы решала, какую информационную политику проводить в отношении населения. Мировая буржуазия представлена множеством центров силы разного масштаба, каждый из которых имеет свои интересы, зачастую противоречащие интересам других центров. То же самое можно сказать и про пролетариат, который уже давно не так монолитен и однороден, как это было во времена Карла Маркса. Из-за этого информационные войны невозможно представить как простое противостояние “стенка на стенку” с четко очерченной линией фронта. Например, если мы представим себе стратегическую военно-информационную карту интернета, то она будет похожа на лоскутное одеяло с множеством разноцветных зон контроля, разнонаправленных фронтов и сражений.

Для того, чтобы научиться эффективно участвовать, или хотя бы выживать в информационной войне, необходимо научиться выделять основные действующие силы, фронты и направления ударов в ведущихся сейчас на планете информационных войнах, что позволит связывать локальные информационные битвы с глобальными противостояниями и понимать, какие силы стоят за тем, или иным отдельным действием. Здесь нам очень поможет понимание так называемого “принципа суперпозиции”, который действует также, как принцип суперпозиции сил в физике. Принцип состоит в том, что совокупность разнонаправленных интересов субъектов одной глобальной группы (например, американской буржуазии) можно заменить одним результирующим интересом – вектором, равным сумме векторов интересов каждого из субъектов глобальной группы. Этот вектор и определяет направление информационного удара, выгодного данной глобальной группе. Сложность состоит в том в том, что этот результирующий интерес не так-то просто вычислить, особенно если исходная совокупность интересов выглядит хаотичным нагромождением совершенно разнонаправленных сил. Тем не менее, на информационно-идеологической карте всегда есть точки, в которой интересы одной группы игроков имеют ярко выраженный характер и противостоят интересам другой группы.

3.Цели и задачи информационных войн.

Главная цель информационной войны непосредственно вытекает из, собственно, определения информационной войны и может быть сформулирована как освобождение заданного информационного пространства от неугодных заказчику информационных сущностей с заменой их другими информационными сущностями, выгодными заказчику. При этом информационные сущности, за которые идет борьба, часто являются составными и представляют из себя сочетание из нескольких более простых информационных сущностей. Более того, наиболее ценные информационные сущности, как правило, являются наиболее сложными и теряют свою ценность при удалении из них хотя бы части составляющих. Это влечет за собой два важных следствия. Первое заключается в том, что разрушение наиболее важных информационных сущностей особенно эффективно тогда, когда носители отдельных необходимых составляющих сложной сущности разводятся по разным сетевым сообществам, не пересекающимся между собой. А значит, в задачи информационной войны входит также формирование одних сетевых сообществ (кластеров) и разрушение других. Например, есть некое сообщество, участники которого владеют знаниями, достаточными для создания автомобиля. Но нам это невыгодно и требуется “помешать” сообществу соединить свои знания в новое метазнание. Это можно сделать путем раскола данного сообщества на группы по интересам: группу изучающую двигатели, группу знатоков систем трансмиссии, группу специалистов по шиномонтажу и т. п. В результате, обмен знаниями между группами будет затруднен, а значит, целостная идея автомобиля из разрозненных идей его частей сформирована не будет. Вторым следствием из упомянутого свойства сложных информационных сущностей является точечный характер наиболее эффективных информационных ударов. Иными словами, нет никакой необходимости разрушать вражескую идеологию целиком, достаточно лишь уничтожить связи между ключевыми ее звеньями. Точечность информационных атак позволяет не только экономить силы и концентрировать их на направлении главного удара, но и скрывать свои истинные намерения от противника. Примером сложной информационной сущности может служить советская идеология, которая включала в себя связанные между собой идеи коммунизма, как экономического строя, и демократии, как основы политической системы. Во время перестройки в какой-то момент буржуазным идеологам удалось противопоставить коммунистическую идею демократической, что стало началом краха советской идеологии, а вместе с ней и государства.

Таким образом можно выделить основные цели информационной войны.

— Подавление и разрушение вредных (для заказчика) информационных сущностей.
— Защита и распространение полезных информационных сущностей.
— Разрушение тех сетевых групп, члены которых обладают знаниями, являющихся составляющими вредных информационных сущностей.
— Культивирование тех сетевых групп, члены которых обладают знаниями, являющихся составляющими полезных информационных сущностей.
— Точечное воздействие на сложные информационные сущности с тем, чтобы нейтрализовать вредные информационные сущности, или превратить их в полезные.

Данные цели могут быть как стратегическими, так и тактическими. Цель является стратегической, если её достижение приводит к полезной для заказчика трансформации целевого участка информационного пространства. Тактические цели, как правило, не несут непосредственной выгоды, но их выполнение необходимо для достижения стратегической цели, или тактической цели более высокого порядка. Поэтому, планирование глобальной военно-информационной операции требует составления иерархии целей, в которой каждая цель более высокого порядка требует для своего достижения выполнения нескольких низкоуровневых целей. Как правило, стратегические цели касаются крупных сетевых социальных групп, а их выполнение имеет долгосрочные последствия. Тактические же цели более локальны в пространстве и времени. Хороший пример тактической задачи в информационной войне – раскручивание в конце горбачёвской перестройки темы привилегий высших партийных чинов. Проблема (реально существующая) была раздута и доведена до крайности так, что в результате разрушилось доверие народа к институтам советской власти, как таковым. После того, как задача по разрушению такого доверия была решена, тема привилегий и связанного с ними социального расслоения была забыта. И стала продвигаться совершенно другая идея – приватизации и построения капитализма.

4.Классификация методов ведения информационных войн.

Из изложенного выше становится понятна и классификация методов, которые используются при ведении информационной войны.

Первая и основная классификация – по цели:

— Методы пропаганды.
— Методы контрпропаганды.

Методы пропаганды нацелены на то, чтобы донести до населения требуемые идеи, т. е. сформировать на определенном участке информационного пространства нужные информационные сущности. Соответственно, методы контрпропаганды нацелены на дискредитацию вражеских идей, разрушение вредных информационных сущностей и недопущение их возникновения в дальнейшем.

Вторая классификация – по характеру действия.

— Явные методы.
— Неявные (скрытые) методы.

Явные методы отличаются от неявных тем, что в них цель и характер воздействия не скрываются от противника. Например, агитация – это пример явной пропаганды, а информационный вирус – скрытой. В первом случае агитатор явно указывает, какую идею он доносит до публики. Во втором же случае, доносимая идея (вирус) маскируется, в то время как явно афишируется совсем другая идея, как правило, популярная и способствующая распространению вируса. Забегая вперед, отметим, что скрытые методы информационных войн наиболее эффективны при информационном наступлении на позиции противника, а явные методы больше подходят для защиты и укрепления подконтрольной территории. Таким образом, мы получаем четыре основные группы методов ведения информационных войн – явная пропаганда, скрытая пропаганда, явная контрпропаганда и скрытая контрпропаганда. В дальнейшем мы рассмотрим эти группы подробнее.

5.Фактор времени.

Одним из ключевых факторов, определяющих успешность кампании по информационному воздействию, является время. Часто бывает так, что даже слабая, непрофессиональная и плохо организованная пропагандистская акция заканчивается внушительным результатом только потому, что ей повезло провестись в нужный момент времени. Наоборот, мощнейшая и тщательно подготовленная информационная атака может разбиться о стену, если время ее выбрано не удачно.

Причина этого банальна и заключается в том, что люди, как это не странно, довольно недоверчивые существа. Которые неохотно воспринимают любую новую информацию и очень не любят отказываться от своих убеждений. Не верите ? Подойдите к первому попавшемуся прохожему на улице и попросите дать денег взаймы, пообещав отдать на следующий день в два раза больше. Или сходите в церковь и попытайтесь доказать батюшке, что Бога не существует. Не получается ? Но информационные войны ведь ведутся, а значит повлиять на убеждения людей все же получается.

Ибо. Для каждого человека бывают моменты, когда его сознание раскрывается и готово проглотить внутрь себя любую информационную “пищу”, не подвергая ее абсолютно никакому критическому анализу и воспринимая как нечто само собой разумеющееся. Обычно такое бывает в детстве, но не только. В наше время, когда все вокруг быстро меняется, люди всегда соприкасаются с чем-либо, о чем у них еще не было априорной информации, и в силу этого еще не сформировалось т. н. “мнение”. И вот тут-то и возникает интересный эффект. Стоит человеку задаться вопросом относительно того, в чем он осознано не разбирается, но очень хочет разобраться и узнать ПРАВДУ, как его ментальные фильтры расслабляются, уши развешиваются в разные стороны, а башка превращается в открытый для заливки любого информационного варева жбан, главное что-бы повар был умного вида экспертом “в теме”.

Как правило, в открытом состоянии голова пребывает не долго и вскоре она закрывается, а залитая туда жижа застывает, образуя кристаллическую решетку Знания. И тут, как говорится, кто не успел – тот опоздал. Отсюда следует очень важный вывод: для проведение пропагандистской операции очень важно, чтобы в момент операции у таргет-группы сформировалась максимальная степень активной неопределенности по тому вопросу, по которому планируется агитация. Под активной неопределенностью в данном случае понимается осознанное незнание ответа на вопрос с желанием получить его.

Именно поэтому, все профессиональные информационные операции тщательно планируются по времени, которое выбирается со снайперской точностью.

Часть вторая: пропаганда.
1.Основные принципы пропаганды.

Так же, как артиллерия – бог войны реальной, пропаганда – основа войны информационной. С неё, собственно, и начнем. Для начала зададимся вопросом, как так получается, что масса неглупых людей вдруг, ни с того ни с сего, заражается определенной идеей (или комплексом идей), следование которым не несет ничего хорошего этой группе ? Почему, казалось бы, образованные и не лишенные критического мышления люди, вдруг начинают в едином порыве следовать, словно стадо баранов, за весьма сомнительными вождями и проповедниками ? Чтобы это понять, надо усвоить пять основных свойств человеческого сознания, которые делают человека весьма уязвимым для манипуляции существом.

Первое свойство заключается в том, что человеку, на самом деле, очень трудно внушить что-либо новое, то есть научить его чему-либо, чего он до этого не знал. “Массы называют истиной информацию, которая наиболее знакома, – писал Йозеф Геббельс. – Обыкновенные люди обычно гораздо более примитивны, чем мы воображаем”. Даже ребенку в школе требуется долго вдалбливать предмет, чтобы он его усвоил. А если же человек уже взрослый, с устоявшимся мировоззрением и системой знаний, то открыть что-то действительно новое для себя он сможет только в том случае, если сам приложит для этого существенные усилия. Да и то, хороший учитель в помощь не помешает. Поэтому, быстро и эффективно можно внушить человеку только ту идею, которая ему уже хорошо известна. Желательно, чтобы она уже была частью его собственной системы ценностей, но при этом до конца не осознавалась. Как правило, такие идеи усваиваются людьми в детстве и ранней юности, т. е до 18 лет. Конечно, в более позднем возрасте накопление опыта и усвоение новых идей тоже происходит, однако, такие поздно усвоенные идеи носят более индивидуальный характер, а следовательно плохо предсказуемы и не массовы. Важно еще и то, чтобы внушаемая идея не выглядела банальной и всем очевидной, то есть она не должна быть слишком наивной и примитивной. Иначе она просто не будет воспринята – наш разум не склонен тратить внимание на очевидные вещи, пусть они и далеко не всегда им учитываются при совершении частных умозаключений. Таким образом, наиболее усваиваемыми являются те идеи, которые запали в голову в подростковом возрасте, т. е. от 14 до 18 лет. Более ранние идеи – слишком наивны и банальны, более поздние – слишком индивидуальны и непопсовы.

Второе основное свойство сознания человека непосредственно проистекает из стадности людей, как биологического вида. Проиллюстрируем это на примере:

“В одном городе в местных СМИ прошло сообщение, что вскоре цены на сахар резко вырастут, поскольку правительство собирается обложить производителей сахара дополнительным налогом. Население города разделилось на две группы. Первая группа состояла из тех, кто поверил и бросился покупать сахар, пока он не подорожал. Вторая группа решила, что сообщения о дополнительном налоге не имеют под собой никакой реальной почвы. Представители второй группы поняли, что торговцы сахара просто распустили выгодный им слух для того, чтобы подстегнуть спрос на их товар. Однако вторая группа в полном составе также рванула в магазин и точно так же, как и первая взялась быстро скупать сахар. Разумеется, когда весь город начал гоняться за сахаром, цены на него поднялись и без всякого введения налога, что дало повод первой группе убедиться в своей «правоте», «мудрости» и «прозорливости». С первыми всё ясно – это внушаемые и доверчивые люди, которые попались на удочку аферистов. Но почему же поведение вторых, более умных и проницательных, в конечном итоге, ничем не отличалось, от поведения первых? Чтобы ответить на этот вопрос надо проанализировать, как в данном случае рассуждал умный человек. Да, он знал, что никаких новых налогов никто вводить не собирался, и цены на сахар расти не должны. Но он предполагал, что обязательно найдутся те, которые поверят заказным статьям в прессе и побегут покупать! Тогда цены всё-таки повысятся, и все болваны успеют закупить сахар по низкой цене, а он, такой весь из себя прожженный и проницательный, будет вынужден переплачивать! Этот классический случай манипуляции, вошедший в учебники, показывает, что существуют способы управления значительными массами людей без применения к ним прямого насилия. Человек уверен, что поступает по собственной воле, а между тем его поступки предопределены чужой волей.”

Источник.

Итак, люди всегда подсознательно стремятся быть такими как все, не выделяться и следовать за большинством. Они боятся стать изгоями. С одной стороны, такая стратегия минимизирует риск серьезной ошибки, поскольку если у одного человека может вдруг нарушиться адекватное восприятие реальности, то вероятность подобного нарушения сразу у множества людей значительно меньше. С другой стороны, большинство может игнорировать нюансы, доступные лишь для понимания меньшинства. В ситуациях, когда учет подобных нюансов имеет решающие значение, следование мнению большинства может привести к печальным последствиям.

Третье важное свойство состоит в том, что при восприятии и оценке поступающей информации, люди, в массе своей, склонны больше полагаться на эмоции, чем на разум и логику. Один из принципов Гитлера звучал так:

“пропаганда должна воздействовать больше на чувство и лишь в очень небольшой степени на так называемый разум”.

Поэтому, любые рационально-логические доводы должны подкрепляться яркими образами и метафорами, вызывающими нужную эмоциональную реакцию. Особенность гуманитарной сферы таковы, что в ней можно с одинаковым успехом рационально обосновать даже диаметрально противоположные утверждения. Но люди воспримут ту точку зрения, которая будет в большей степени созвучна их чувствам. Особенно вышесказанное касается пропаганды, обращенной непосредственно к массам, к толпе. В отличие от отдельного человека, толпа не способна к критическому мышлению и при принятии решений оперирует исключительно эмоциями.

Четвертое свойство сознания это так называемая “аналоговая память”, которая гораздо лучше усваивает многократно повторяющуюся информацию. В этом отношении человек подобен радиоприемнику, который накапливает принимаемый сигнал, чтобы выделить его на фоне шумов. И если мы хотим, чтобы именно наша идея показалась публике наиболее важной, нам следует посылать одно и тоже сообщение многократно, чтобы оно накопилось в нейронах мозга и приобрело максимальную амплитуду в сознании людей. Таким образом, один из самых эффективных методов пропаганды – неустанное повторение одних и тех же утверждений, чтобы к ним привыкли и стали принимать не разумом, а на веру. Человеку обычно кажется убедительным то, что он лучше запомнил, даже если запоминание произошло в ходе чисто механического повторения фразы из распространившегося в интернете ролика, или назойливой песенки. При этом воздействие ведется не на идеи и теории противника, а на обыденное сознание, повседневные «маленькие» мысли, желания и поступки среднего человека. Известный философ Антонио Грамши писал: «Это – не изречение некой истины, которая совершила бы переворот в сознании. Это огромное количество книг, журналов, брошюр, газетных статей, разговоров и споров, которые без конца повторяются и в своей гигантской совокупности образуют то дополнительное усилие, из которого рождается коллективная воля, которая необходима, чтобы получилось действие».
Повторение – одно из основных средств недобросовестной пропаганды. Поэтому оно служит хорошим признаком ее наличия. Если вдруг начинают ежедневно мусолить одну и ту же тему и употреблять одни и те же словесные конструкции – дело нечисто.

И, наконец, пятое свойство, отчасти являющееся противоположностью первого. Людям, как это ни странно, нравится делать неожиданные открытия, переворачивающие картину с ног на голову. Их привлекают сенсации, им нравится слуша��ь треск шаблонов и звон расколотых стереотипов, наблюдать за “срыванием покровов”. Но почему так происходит ? Во многом потому, что приобретение новой и неожиданной информации создает у человека ощущение собственного ума и причастности к некому элитному кругу людей, которые знают “правду”, недоступную остальному “быдлу”. Подобно ученому, человек испытывает гордость и удовлетворение от совершенного открытия. Увы, эта гордость затуманивает критическое мышление и мешает посмотреть на “открытие” с разных точек зрения. При этом, как правило, ничего на самом деле нового в подобных откровениях нет (см. первый пункт), а вся новизна – кажущаяся, из-за предварительно сформированного дискурса.
На данном свойстве основан еще один известный прием, используемый современными СМИ – сенсационность. Новость типа “собака покусала человека” вряд ли вызовет серьезный интерес, однако новость “человек укусил собаку” наверняка привлечет внимание и вызовет бурные обсуждения. Если же добавить, что человек укусил собаку в Киеве, то столица Украины может чуть ли не начать ассоциироваться с кусанием собак. Эту особенность хорошо знают и вовсю используют манипуляторы сознанием.

2.Типовые приемы явной пропаганды.

Явной называется такая пропаганда, при которой декларируемые идеи совпадают с реально продвигаемыми. То есть пропагандист не скрывает цель своей пропаганды, хоть и использует для нее не всегда честные технологии. Перечислим наиболее часто встречающиеся приемы.
Визуальные образы.

Этот прием заключается в том, что для передачи идеи используются яркие образы, которые вызывают относительно легко узнаваемых фигурантов требуемые эмоции. Наиболее удобный инструмент для этого – карикатура. На ней политические противники изображаются толстыми, кривыми, горбатыми уродцами, но при этом со злобной и хитрой улыбкой. При их изображении используются серые и черные цвета. Свои люди, наоборот, показываются стройными и благородными красавцами с добрым и величественным взглядом. Как правило, их фигуры выводятся в светлых и цветных красках. Подобным образом можно использовать и другие виды искусства – кино, мультфильмы, и т. п.

Слова – классификаторы.

Нужные эмоции можно возбуждать, вызывая в голове человека соответствующие ассоциации через использование правильных слов-классификаторов. Грамотно использованное слово-классификатор само по себе способно вызвать множество ярких ассоциаций и образов. Например, услышав всего два слова “Зима” и “праздник”, мы сразу представляем себе новогоднее веселье и снежные забавы. Подобные слова позволяют экономить время, передавая в сжатом виде огромный объем информации. При этом, называя какой-либо предмет определенным словом, мы тем самым подчеркиваем какую-то его специфическую особенность, не обращая внимания на остальные характеристики. Таким образом, данный предмет классифицируется и занимает в картине мира слушателя нужное место. Естественно, грех не использовать эти свойства слов-классификаторов в пропаганде. С помощью классификаторов, описывающих объекты или события, информация форматируется так, что получатель пропагандистского сообщения принимает навязываемое ему определение ситуации. Например, если требуется вызвать негативное отношение к участникам акции протеста, то их называют “хулиганами”, “экстремистами”, “агрессивно настроенной толпой”. Если же нужно, наоборот, показать протестующих с хорошей стороны, используются эпитеты “народ”, “рабочие”, “мирные демонстранты”.

Создание аналогий.

Прием основан на склонности людей мыслить аналогиями. Для того, чтобы показать сущность изучаемого явления, мы часто используем другое, более известное и изученное явление, имеющее что-то общее с изучаемым. Например, для понимания процесса распространения электромагнитных волн, можно представить себе волны на поверхности воды. Но данный метод, годящийся для обучения школьников студентов уже известным науке физическим явлениям, не всегда годится для описания, или прогнозирования еще не изученных явлений. Ибо в первом случае используются априори корректные относительно рассматриваемых свойств аналогии, а во втором, корректность аналогии еще не известна. Часто бывает так, что решающими оказываются не общие свойства явлений, а игнорируемые строителем аналогии различия. В этом случае, аналогия просто не работает и вводит людей в заблуждение. Тем не менее, стремясь увеличить эффективность пропаганды, пропагандисты не особо утруждают себя вопросами корректности приводимых аналогий, а иногда и вовсе специально конструируют заведомо ложные аналогии.

Иллюзия документальности.

Сообщение, или новость кажутся тем достовернее, чем больше они подкреплены реальными фактами, а особенно непосредственно наблюдаемыми событиями. Новость в газете, сопровождаемая фотографиями с места событий, вызовет больше доверия, нежели голый текст. Еще большее воздействие оказывают видеорепортажи. Способность напрямую транслировать происходящее является главным преимуществом телевидения, превращая его в мощное оружие пропаганды. Наибольший результат достигается тогда, когда репортаж ведется из самой гущи событий, а зритель ощущает себя непосредственным участником разворачивающегося действия. Если такой репортаж сопроводить нужными словами, создающими требуемую картину происходящих событий в целом, то эта картина наверняка будет принята публикой как достоверная.

Угроза.

Данная стратегическая методика заключается в том, что агитация строится на критике того субъекта, который воспринимается целевой аудиторией как враг. Например, используя антиамериканские настроения в обществе, можно понизить доверие к оппозиции, просто заявив, что ее деятельность финансирует госдеп США. По этой же причине, агитация среди националистов редко обходится без упоминания мирового сионизма. Разновидность приема – создать предварительно ярко выраженную угрозу, которая заставит людей бояться и искать защиту. После этого, любая позиция, направленная против данной угрозы, будет вызывать больше доверия, чем она бы вызвала в обычной ситуации. Угрозой может быть что угодно: террористы, “русские фашисты”, свиной грипп, и т. п.

Искажение размеров.

Особенность воздействия инфосферы на общественное сознание такова, что люди не всегда представляют себе масштабы тех явлений, о которых говорят в СМИ и которые обсуждаются в интернете. Например, люди больше боятся погибнуть в результате теракта, чем в результате автокатастрофы, хотя, по статистике, число жертв автокатастроф значительно превышает число жертв террористических актов. Дело в том, что информационная активность вокруг какого-либо явления позволяет ему занять неэквивалентное его реальному статусу положение. Муссирование какой-либо проблемы в СМИ позволяет значительно повысить ее значимость в сознании людей по сравнению с ее реальной значимостью. И наоборот, замалчивание определенных вопросов приводит к тому, что население, за исключением тех людей кого эти вопросы касаются непосредственно, думает, что этих вопросов не существует. Таким образом, происходит искажение размеров в создаваемой у аудитории картине мира, где мухи могут вырастать до размеров слонов, а слоны превращаться в мух. Для получения эффекта данный прием должен применяться на длительных временных отрезках, поэтому его следует отнести к разряду стратегических.

Апеллирование к интеллекту.

Одним из наиболее ценных качеств в современном обществе, вне всякого сомнения, является ум. Человеку нравится, когда его считают умным, и поэтому он прилагает все усилия, чтобы стать умнее, образованнее. Ну, или, хотя бы, выглядеть таковым в глазах окружающих. Это свойство людей умело используют манипуляторы, устанавливая искусственные ассоциации между определенными точками зрения и интеллектом. При этом возникает иллюзия, что умный человек может считать только так, а если он считает по другому – то он дурак. Фразы типа “ты же умный и должен понимать, что Советский Союз развалился сам”, “не будь дебилом, выкинь эту чушь про коммунизм из головы”, “пора бы уже повзрослеть и понять, что выборы это всего лишь клоунада, которая ничего не решает” являются хорошим примером того, как стремление людей стать “взрослее” и “умнее” канализируется в принятие выгодной манипуляторам точки зрения.
Другой похожий прием из этой же серии – апеллирование к науке, как источнику объективной истины. Типичный пример – широко используемые фразы “ученые доказали”, или “по мнению ученых”. Сообщение, идущее за подобными фразами, будет априори вызывать больше доверия.

Ссылка на авторитеты.

Довольно эффективным способом придать своим словам дополнительный вес является апеллирование к известному авторитету, популярному в той аудитории, в которой ведется пропаганда. Это может быть религиозный деятель, или пророк из священного писания, если агитация ведется среди верующих людей. В сообществе атеистов неплохо сработает ссылка на высказывание известного ученого, а в молодежной тусовке любителей рок-музыки доверием будет пользоваться мнение лидера уважаемой рок-группы. Наконец, агитацию среди коммунистов целесообразно сопровождать цитатами из классиков – Маркса, Энгельса, Ленина и т. д. Фраза “Маркс писал, что…” наверняка окажется существенным аргументом в обсуждении существующей политико-экономической ситуации, хотя все прекрасно понимают, что Карл Маркс жил давно и понятия не имел о том, как будет устроено общество в 21-м веке. Люди, особенно пользователи интернета, склонны ориентироваться на мнения хорошо известных и уважаемых личностей, которых они считают компетентными и беспристрастными. Таких личностей часто называют “лидерами мнения”, или неформальными лидерами. К ним относятся известные журналисты, политологи, блогеры и прочие сетевые писатели. По мнению некоторых исследователей, сильнее всего на формирование у обывателя мнения по какому-либо вопросу влияют отнюдь не массированные пропагандистские кампании в СМИ, а циркулирующие в обществе идеи, мифы и установки, источниками которых как раз и являются упомянутые неформальные лидеры. Таким образом, воздействуя на авторитетных в том или ином сообществе лидеров, можно транслировать в данном сообществе нужные настроения.

Локальная безальтернативность.

См. стр 2.


Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. SelenaL    

    Методы и способы управления массами людей и отдельным индивидуумом настолько изощренные и продуманные, что я очень сомневаюсь, чтобы у заказчиков не было единого центра.

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *