shadow

Яблочный Спас с импортными плодами


shadow

Праздник Преображения Господня, известный в народе также как яблочный Спас, в этом году поразил не только разнообразием сортов российских яблок и их изобилием на праздничных ярмарках, но и количеством ввезенных в Россию заграничных яблок. По данным Федеральной таможенной службы, за январь-июль с.г. РФ импортировала свыше 600 тыс. тонн этой продукции, что почти наполовину больше, чем за тот же период 2017 г.

Заметим, что Россия далеко не первый год находится среди крупнейших импортеров яблок. Вместе с тем, по оценкам ФАО ООН (продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН), доля РФ на мировом яблочном рынке вполне могла бы составить 15%, а то – и целых 20%. Но парадокс в том, что все происходит с точностью до наоборот. В чем причина?

Обратимся для начала к цифрам. Как отмечалось выше, по данным ФТС, в текущем году импорт составил 600 тыс. тонн, а за весь прошлый год 709 тыс. тонн. По предварительным оценкам Росстата, за январь-июль с.г. в страну ввезено не менее 500 тыс. тонн яблок. А Минсельхоз США оценивает этот показатель за сезон 2017-2018 гг. (с июля по июнь включительно) в 850 тыс. тонн против 660 тыс. в 2016-2017 гг. Разнобой в цифрах налицо, но откуда он появился?

Объяснение простое: объемы нелегального реэкспорта в РФ яблок из стран, подпавших в августе 2014 г. под ответные санкции Москвы, — весьма значительны, а достоверная статистика по яблочному (да и не только яблочному) реэкспорту в РФ и поныне отсутствует.

Но, по выводам многих экспертов, ввиду реэкспорта реальные объемы российского яблочного импорта чуть ли не в полтора раза больше официального. Причем до 70% такого реэкспорта традиционно поступает из стран-партнеров РФ по ЕАЭС, особенно из Белоруссии. Еще примерно треть – из внесанкционных стран европейского зарубежья.

Дело понятное: подсанкционным поставщикам из стран НАТО и ЕС не хочется терять российский рынок, весьма крупный по масштабу и спросу на те же яблоки. Очевидно, что этот бизнес выгоден и странам/компаниям-реэкспортерам. Ведь что такое реэкспорт? Это в основном перемаркировка подсанкционной продукции под произведенную якобы в стране-официальном поставщике.

География такого «комбинаторства» весьма широкая: от миниатюрных стран Европы (Сан-Марино, Андорра, Лихтенштейн, Монако) и зарубежных автономий стран Запада, не включенных, напомним, в санкционное противостояние (и не производящих яблоки, по крайней мере, в таком количестве, чтобы их можно было экспортировать), до внесанкционных — Турции, Македонии, Боснии и Герцеговины, Сербии и стран-партнеров РФ по ЕАЭС. Видимо, последние неспроста и уже который год не присоединяются к российским ответным санкциям в отношении сельхозимпорта из государств-участников антироссийских санкций…

Но яблочный реэкспорт, повторим, идет не только из ЕАЭС-региона. К примеру, в середине мая с.г. Россельхознадзор обратил внимание на рекордный рост поставок яблок из Турции.

Оттуда к середине месяца с начала года было ввезено в Россию почти 40 тыс. тонн, тогда как предыдущие среднегодовые поставки не превышали 15 тыс. Проверки в Турции выявили, что нам поставлены яблоки из стран, подсанкционных в РФ. Но Игорь Муханин, глава Ассоциации садоводов РФ, считает всё же, что «куда серьезнее проблема реэкспорта яблок через Белоруссию. Наши соседи портят нам все антисанкции, — отмечает он. — Импорт яблок из Белоруссии после введения эмбарго вырос в разы. Но Белоруссия столько не выращивает, нам просто перепродают польскую продукцию».

Интересно, что во внесанкционном реестре России — даже Ватикан, который, тем самым, признаётся в РФ как ее официальный торговый партер. Правда, насчет ватиканского экспорта или реэкспорта яблок пока нет достоверных данных, но поставки из Ватикана сельхозсырья и готового продовольствия – повторим, вне российских санкций…

Ну, а в России уже который год, по оценкам Минсельхоза, Плодоовощного союза, Ассоциации садоводов РФ, из среднегодового урожая яблок за последние пять лет в 670-750 тыс. тонн минимум треть – это порча, потери на всех стадиях сбора/следования этого фрукта к потребителю, в том числе к переработчику. По тем же оценкам, а также данным Торгово-промышленной палаты РФ (2017-2018 гг.), дефицит современных хранилищ и перерабатывающих мощностей в плодово-ягодном сегменте российского АПК превышает, соответственно, 40% и 50%, дефицит современных тароупаковочных материалов (гарантирующих, в том числе, качество этой продукции при длительных сроках перевозок/хранения) – не ниже 40%.

Добавим к этим негативным факторам, например, и такой, как хронически низкие закупочные цены, перевозки в основном малой скоростью незамороженных (свежих и охлажденных) плодов и ягод. Кроме того, закладка 1 га интенсивного плодово-ягодного сада ныне обходится примерно в 5 млн руб. с учетом шпалер и создания капельного орошения. Но реальный совокупный размер данной субсидии (т.е. пропорционально выделяемой федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Федерации) ныне варьируется от 0,6 до 1,5 млн руб./га.

Потому глава Ассоциации садоводов РФ Игорь Муханин и утверждает, что «импорт будет расти и в ближайшие годы. Ситуация неприятная, но объективная: наши производители, несмотря на все усилия, пока не могут закрыть весь рынок. Кстати, в этом году наши производители яблок распродали все запасы уже к февралю».

Добавим, что уровень самообеспечения РФ яблоками в 2017 г., по данным той же Ассоциации, составил лишь 24%.

Как видим, русскому яблочному Спасу давно пора прирастать полноценным импортозамещением, тем более что выращивание яблок – традиционная сельхозотрасль России.

Фото: Neurolink / pixabay

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *