shadow

«Украина долго будет портить отношения России и Германии»

Эксперты о том, поменяется ли ситуация после выборов глав государств в Европе


shadow

Одной из центральных тем переговоров президента России Владимира Путина и канцлера ФРГ Ангелы Меркель, прошедших 2 мая в Сочи, ожидаемо стала тема Украины и конфликта в Донбассе. Несмотря на очевидность отсутствия прогресса в минском процессе, обе стороны в очередной раз заявили о необходимости дальнейших переговоров, в том числе, в т.н. «нормандском формате», в который входят лидеры России, Украины, Германии и Франции.

Ангела Меркель по итогам переговоров с Владимиром Путиным заявила, что не считает целесообразным заключать новое соглашение по урегулированию ситуации на Украине.

«Конечно, это все (урегулирование кризиса) связано с минским политическим процессом, который направлен на будущее урегулирование… Мы, конечно, хотим обеспечить, чтобы Украина получила доступ к своей государственной границе», — заключила она.

Владимир Путин рассказал, что разделяет озабоченность Меркель ситуацией на Украине, что Москва и Берлин выступают за неукоснительное выполнение минских соглашений, и что работа в «нормандском формате» будет продолжена после президентских выборов во Франции.

«На только что прошедшей встрече в узком составе, как я уже упомянул об этом, мы говорили и о ситуации на Украине, которая вызывает серьезную озабоченность. Мы с госпожой Меркель находимся в постоянном контакте и с другими участниками «нормандского формата», — заявил он. «Как вы знаете, последний телефонный разговор в этом формате состоялся 17 апреля. Нормандская четверка должна и впредь активно заниматься урегулированием украинского кризиса. То есть работа в этом формате будет продолжена и после президентских выборов во Франции, о чем мы и договорились в последнем телефонном разговоре».

При этом президент России особо подчеркнул, что обе страны «вновь подтвердили необходимость неукоснительного выполнения сторонами минских договоренностей».

«Согласились, что в числе главных задач должно быть разведение сил и средств сторон конфликта, что позволит полностью прекратить обстрелы, наладить прямой диалог между Киевом и непризнанными республиками, законодательно закрепить особый статус регионов и на этой основе провести там выборы», — рассказал российский лидер.

— Судя по тому, что заявили сами участники переговоров, украинская тема входила в тройку важнейших, но вряд ли была основной, — отмечает старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев.

— Украина — территория, на которую Германия давно имеет особые виды, она хочет включить её в свою сферу влияния, и в этом смысле ничего не изменилось. Стоит отметить, что у немцев здесь своя линия, порой отличающаяся от линии США — они ведут свою игру. Как Россия относится к таким «особым видам» — говорить излишне. Украина и раньше портила российско-германские отношения. И долго ещё будет портить. Это одна из важнейших тем в отношениях, и останется таковой как минимум до тех пор, пока там не закончится война, которая, в конечном счёте, мешает и России, и Германии.

— Как бы вы оценили итоги переговоров по этому вопросу? Топтание на месте? Констатация отсутствия прогресса?

— В данном случае прогресс — сам факт проведения личной встречи Путина и Меркель. Госпожа канцлер два года демонстративно не приезжала в Россию, и вот теперь она, наконец, наступила на горло собственной «санкционной песне», превозмогла себя и приехала в Сочи. На фоне нынешней заморозки двусторонних отношений уже это можно считать прогрессом. А применительно к Украине никакого продвижения вперёд не видно. Собственно, до немецких выборов, а то и до выборов российского президента в марте 2018 года подвижек ожидать не следует. Разве что хаос на Украине приобретёт такие масштабы, что обычную для Меркель антироссийскую «шарманку» придётся выключить.

— Меркель по итогам переговоров заявила, что не считает целесообразным заключать новое соглашение по урегулированию ситуации на Украине. Как это понимать? Она все еще верит в «Минск»?

— Политики не любят признавать своих ошибок, и Меркель — не исключение. Она не может вслух сказать, что изобретённые ей Минские соглашения не работают. Впрочем, возможно, она понимает, что сейчас очень сложно что-то заключать ввиду того, что обстановка на самой Украине слишком непредсказуемая, и любая новая бумага может превратиться в «филькину грамоту». Вряд ли немецкая сторона верит в действенность нынешнего минского формата, но положение не позволяет признаться в провале прямо.

— После переговоров Путин заявил, что работа в нормандском формате по Украине будет продолжена после президентских выборов во Франции. Насколько, по-вашему, этот формат будет актуален после президентских выборов во Франции? Как их итог может на него повлиять?

— Вероятным новым президентом Франции станет Эммануэль Макрон — человек не слишком искушённый в большой мировой политике. И он будет выполнять роль «пажа» при Меркель в ещё большей степени, чем Олланд. Но этот формат во многом изжил себя не по причине того, кто у власти в Германии или во Франции, а ввиду не всегда вменяемого поведения украинского руководства. Тут ни один гений дипломатии ничего бы не сделал. Впрочем, если политики говорят — это всё же лучше, чем когда диалог не ведётся вообще.

— Как на минский процесс может повлиять выборы в Германии? Насколько эта тема будет актуальна для нового канцлера?

— Ввиду особых интересов Германии на Украине эта тема будет важна для любого канцлера — кто бы им ни стал. Можно предположить, что социал-демократы относятся к России чуть мягче, христианские демократы — чуть жёстче, но разброс крайне невелик. Просто не будет ни с Меркель, ни с Мартином Шульцем, если канцлером станет он. «Левые» и «Альтернатива для Германии» в правительство точно не войдут, и полученное ими большое количество голосов на украинском направлении немецкой политики вряд ли отразится. В конце концов, пока рядовой бюргер на своём кошельке украинские дела не особо ощущает. Но если безвизовый режим обернётся для ЕС крупными неприятностями вроде увеличения контрабанды оружия и роста бытовой преступности — Украина уже станет существенной темой во внутринемецких спорах, а не только в плане постоянства германских интересов на востоке.

— До того, как состоялся сам разговор, приезд Меркель был, конечно, событием, — считает Советник Главы ДНР Александр Казаков:

— Она обещала не приезжать до тех пор, пока не будет выполнен «Минск», и изменила своим обещаниям. Это подавало надежды. Но после того, как разговор состоялся — все эти мантры про «Минск» — это они отыграли «обязательную программу». На мой взгляд, переговоры прошли в негативном ключе — обе стороны впервые публично отрицали базовые положения друг друга. Путин заявляет, что эта «клика» пришла к власти путем вооруженного госпереворота, а Меркель, отвечая ему, говорит, что это правительство пришло к власти демократическим путем. Это несовместимые позиции. И мне кажется, что Меркель уехала из Сочи с гораздо худшим «багажом», чем тот, с которым она приехала.

 — Как, по-вашему выборы президента Франции и итог выборов в Германии может повлиять на ход урегулирования конфликта в Донбассе?

— Выборы в Германии, если победит Меркель, не повлияют никак. Вернее, повлияют не сами выборы, а предвыборная борьба. Просто дискуссия с Шульцем и «Альтернативой для Германии» заставят Меркель предпринимать какие-то шаги по Украине, их просто нельзя будет не предпринимать. Поэтому, мне кажется, что именно избирательная кампания окажет больше влияния, чем выборы.

А во Франции — наоборот. Там сто процентов приходит новый человек. Ле Пен давно определилась со своим отношением к Украине, Донбассу и Крыму. Она об этом говорила столько раз и так убедительно, что, в отличие от Трампа, ей можно верить.

Что касается Макрона, он, конечно, на первых порах будет вести ту же политику, что и Олланд, но, в отличие от Олланда, он никак не связан каким-либо личными обязательствами ни с Украиной, ни с Порошенко, это не его министр иностранных дел визировал госпереворот, да и сам он тогда не был в правительстве. Это позволяет ему вести украинскую и донбасскую темы по-новому.

Кто победит, пока точно не известно, но шанс на перемены позиции Парижа есть, французские выборы однозначно повлияют на ситуацию.

— При каких обстоятельствах может произойти реальный прогресс и наметиться выход из тупика? Есть ли вообще такие обстоятельства?

— Конечно. И таких обстоятельств много. Одно из них называется Дональд Трамп. Есть вероятность, что к июлю, когда состоится его встреча с Путиным, он определится со своей позицией по Украине. Учитывая, что Киев лично вставлял Трампу палки в колеса в ходе его предвыборной кампании, а Тиллерсона и вовсе «кинул» на деньги, думаю, они оба: и Трамп, и Тиллерсон припомнят Киеву эти кульбиты. С другой стороны, конечно, это реальная политика, и тут может быть все, но Трамп это одно из обстоятельств.

Второе обстоятельство — экономическая ситуация на Украине. В связи с «блокадой» Донбасса, можно сказать, что на Украине запущены необратимые процессы самораспада, которые начинаются с энергетики, продолжаются в металлургии, машиностроении и так далее, и так далее. Плюс к этому — проигранные суды. Одним словом, ситуация с экономикой Украины ничего хорошего не обещает в ближайшей перспективе. Это может повлиять как в положительную, так и в отрицательную сторону. С одной стороны, это может спровоцировать Киев на агрессию — как последний «бросок»» загнанной в угол крысы. А с другой — может подвигнуть на какие-то политические шаги в направлении урегулирования.

Ну, а кроме этого, конечно, есть и другие игроки, имеющие влияние на конфликт. Польша может повести себя иначе, Венгрия может изменить политику в отношении соотечественников в Карпатах. Таких обстоятельств много, и все они могут повлиять на ситуацию.

Источник

Фото ТАСС

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: