shadow

ВМФ РФ и ВМС США берут друг друга «на испуг»

За полтора года в Мировом океане и над ним произошло 66 опасных инцидентов


shadow

По обе стороны океана продолжается активное обсуждение инцидента, случившегося почти две недели назад с российским сторожевым кораблем «Ярослав Мудрый» (Балтийский флот) и американским ракетным эсминцем Gravely. Тон задало Министерство обороны РФ, которое в минувшую среду обнародовало специальное заявление и видео, снятое с борта нашего сторожевика.

В документе, в частности, сказано: «17 июня в восточной части Средиземного моря американский эсминец с управляемым ракетным оружием Gravely допустил опасное сближение с российским боевым кораблем на дистанцию 60−70 метров по левому борту и пересек курс движения сторожевого корабля (СКР) „Ярослав Мудрый“ по носу на опасной дистанции 180 метров. При этом российский боевой корабль следовал в международных водах постоянным курсом и скоростью и какого-либо опасного маневрирования по отношению к американскому кораблю не осуществлял».

В военном ведомстве заявили, что экипаж эсминца ВМС США нарушил Международные правила предупреждения столкновений судов (МППСС-71) и Межправительственное соглашение 1972 года «О предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним».

Далее в заявлении записано: «В последнее время военное ведомство США с завидным постоянством обвиняет российских летчиков и моряков в непрофессионализме. Однако данный инцидент, связанный с опасным маневрированием эсминца Gravely, показывает, что американские военные моряки позволяют себе забыть об основополагающих принципах безопасности мореплавания и совсем не думать о том, к каким последствиям может привести опасное маневрирование в районах интенсивного судоходства».

Но практически одновременно по тому же поводу решил высказаться и Пентагон. По мнению американских адмиралов, в тот день в Средиземном море все выглядело с точностью до наоборот. Это сторожевой корабль «Ярослав Мудрый» опасно маневрировал и создал угрозу столкновения с эсминцем Gravely.

Неназванный источник агентства «Рейтер» в Вашингтоне назвал действия российских моряков «небезопасными и непрофессиональными». И добавил, что «российский корабль класса «Неустрашимый» (а это как раз «Ярослав Мудрый» и есть, ибо в ВМФ РФ всего два таких корабля — «СП) прошел на расстоянии 288 метров от эсминца Gravely, а также на расстоянии пяти морских миль (более 9 километров) от авианосца «Гарри Трумэн» в Средиземном море».

Пассаж относительно «Гарри Трумэн» оставим в стороне из-за его смехотворности. Потому что находиться на удалении в пять миль от авианосца — это значит осуществлять непосредственное и продолжительное слежение за его действиями. Чем, очевидно, «Ярослав Мудрый» в действительности и занимался. Такое уже много десятилетий является обычной практикой во взаимоотношениях американского и российского (а прежде — советского) флотов в тех широтах. Но сближение с «Гарри Трумэном» на пять морских миль никак не может считаться опасным маневрированием. И никакой угрозы никому не создает.

А вот взаимное маневрирование с эсминцем Gravely — совсем другое дело. Сближение крупных боевых кораблей хоть на 60−70 метров (по данным российских военных), хоть на 288 метров (по сведениям Пентагона) действительно чревато серьезными навигационными последствиями. Однако, строго говоря, само опубликованное Минобороны РФ видео, снятое с мостика «Ярослава Мудрого» абсолютно ничего не доказывает. На экране видно, как «американец» на полном ходу медленно смещается на носовые курсовые углы нашего корабля. Но непонятно: происходит это потому, что эсминец увеличил ход и провокационно пошел на пересечение курса российского сторожевика? Или наш корабль, имея меньшую скорость, сам меняет курс влево и по собственной инициативе постепенно становится в кильватерную струю Gravely?

Помочь разобраться в ситуации «Свободная пресса» попросила адмирала Игоря Касатонова, бывшего командующего Черноморским флотом, потом первого заместителя главнокомандующего Военно-Морским флотом РФ.

— Игорь Владимирович, высмотрели это видео, наделавшее в нашей стране столько шума?

—  Конечно.

 — Как оцениваете случившееся в Средиземном море? Это опасный инцидент?

— Так, как показано в том ролике, — ничего особенно опасного не было. Правда, обе стороны допустили серьезные ошибки в управлении своими кораблями. Проявили низкую морскую культуру. Не только американец, но и командир нашего «Ярослава Мудрого». Даже если эсминец ВМС США по какой-то причине пошел на слишком рискованное сближение, российский офицер не должен был быть, извините, лохом.

— Что ему следовало предпринять?

— На флоте существует определенный перечень международных сигналов. Прожектором или по радио нужно было заранее предупредить американцев, что их маневрирование опасно. Наконец, поднять сигнал «Произвожу учения. Прошу не подходить».

— А если не послушаются?

— Если сигналов окажется мало, можно с другого борта выстрелить из чего-нибудь. Обычно это производит впечатление.

— Получается, оба командира, и наш, и американский заслуживают наказания?

— Я так не думаю. Ведь в действительности ничего страшного не произошло. Такие ситуации на море всегда скоротечны и происходят слишком часто. А вот по поводу низкой морской культуры с обоих следует строго спросить.

 — Когда вы командовали Черноморским флотом, сталкивались с чем-то подобным?

— Безусловно. Определенные выводы, конечно, делал и меры принимал. Но до наказания командиров кораблей дело не доходило.

— Выходит, тут больше политики, чем реальной опасности в действиях военных моряков?

— Выходит — так.

Итак, авторитетный и опытнейший российский адмирал уверен, что в политических целях инцидент со сторожевым кораблем «Ярослав Мудрый» и эсминцем ВМС США Gravely раздувают сознательно. Кто и зачем — другой вопрос.

Но ничего не поделать с другим тревожным фактом. В последние пару лет такие истории на глазах в ожесточающемся противостоянии между военными обеих стран стремительно множатся. Создается впечатление, что по обе стороны пальцы на курках лежат слишком часто, чтобы прочим гражданам спать спокойно.

По свидетельству бывшего офицера ВМС США Д. Винклера, автора книги «Холодная война. Противостояние США и СССР в океане», его бывшие сослуживцы с давних пор называют это «game of chicken». Буквально — «игра на слабака». В этой азартной, но рискованной, круто замешенной на порохе и тротиле глобальной игре слишком многие уже проиграли.

Все началась практически сразу после победного для обеих наших стран завершения Второй мировой войны. Недавние союзники почти сразу принялись выяснять, кто теперь хозяин в Мировом океане.

Первый инцидент был зафиксирован 15 октября 1945 года. Патрульный самолет ВМС США, контролировавший ход эвакуации японских войск из Китая, был атакован и обстрелян советским истребителем. Тогда обошлось без жертв.

Ответ американцев последовал 4 сентября 1950 года. Их истребители, поднявшиеся в воздух с авианосца Valley Forge в Желтом море, перехватили близ Порт-Артура советский двухмоторный бомбардировщик и сбили его. Попытки руководства СССР заявить протест были отклонены под предлогом, что авианосное соединение действовало в составе сил ООН.

6 ноября 1951 года советский истребитель над Японским морем сбил патрульный самолет ВМС США Neptune P2V.

7 октября 1952 года над южной грядой Курильских островов нашим истребителем сбит американский самолет-разведчик RB-29, проводивший аэрофотосъемку южной гряды Курильских островов.

Еще через месяц группа советских реактивных истребителей МиГ-15 получила приказ совершить облет американской авианосной ударной группы TF 77, подошедшей к Владивостоку. Навстречу были подняты американские палубные самолеты. В завязавшемся воздушном бою два были МиГа сбиты, один поврежден.

С началом 60-х годов военные моряки Советского Союза принялись осваивать Мировой океан. И сразу натолкнулись на резкое противодействие Соединенных Штатов, слишком рано уверовавших в собственную исключительность в этой области.

Особенно досаждали им наши крохотные разведывательные корабли, переделанные из обычных рыболовецких траулеров и названные в НАТО AGI (Auxiliary General Intelligence). Крохотные, всего в 600 тонн водоизмещения, они неделями беспрерывно следовали за авианосцами и крейсерами потенциального противника. А то и оказывались в центре ордера авианосной ударной группы, за что озлобившимися заокеанскими коллегами были прозваны «мухами в супе». Бывший командующий 6-м флотом ВМС США в Средиземном море вице-адмирал У. Мартин вспоминал: «Часто бывало, что советские разведывательные суда как бы бросали нам вызов: или мы должны были изменить свой курс, или же неминуемо столкнуться с ними».

Например, именно таким образом в феврале 1965 года советский будто бы сугубо мирный «траулер» «Арбан» у побережья Калифорнии сорвал заправку на ходу американского авианосца Hornet. Разведчик занял место по курсу Hornet и заставил того во избежание столкновения аварийно разъединять шланги с танкером Ashtabula.

В начале 1966 года, во время войны во Вьетнаме, такое же советское судно «Гидрофон» своим маневрированием сильно затруднило подъем палубной авиации с авианосцев Enterprise и Kitty Hawk. Это стало поводом для протеста, который заместитель помощника госсекретаря США А. Джонсон заявил советскому послу А. Добрынину.

В мае 1967 года в Японском море советский эсминец «Бесследный» столкнулся с американским кораблем того же класса Walker. Оба корабля получили повреждения, но обошлось без жертв. А на другой день сменивший «Бесследного» советский ракетный корабль с бортовым номером 025 тоже произвел навал на уже собравшийся в ремонт Walker.

25 мая у побережья Норвегии при облете на предельно малой высоте американского авианосца Essex погиб экипаж самолета-разведчика Северного флота Ту-16. При развороте он зацепил крылом волну и врезался в воду.

В ноябре 1970 года тяжелое происшествие случилось с эсминцем «Бравый», осуществлявшим слежение за британским авианосцем Ark Royal. Из-за ошибки командира советского корабля, неправильно выбравшего позицию, произошло столкновение. Погибли два наших моряка, на «Бравом» были повреждены линия вала и кормовая надстройка.

Ком этих грозных событий к тому времени набрал такой вес и скорость, что и в Вашингтоне, и в Москве было решено начать переговоры о предотвращении подобных рисков. Так родилось Межправительственное соглашение 1972 года «О предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним», на которое теперь, после истории со сторожевым кораблем «Ярослав Мудрый», ссылается Министерство обороны РФ. Только велик ли толк от того документа? Оно с самого начала не особенно работало.

Почему? По этому поводу на днях высказался другой бывший командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Комоедов: «В соглашении было, что не надо делать. Но не было указано как: на какие расстояния не подлетать, на каких расстояниях расходиться, чтобы не мешать друг другу и так далее».

Итог таков. По данным уже упомянутого отставного офицера ВМС США Винклера, в период действия соглашения, скажем, в начале 80-х годов прошлого века, ежегодно в среднем происходило по пять инцидентов на море с участием советских и американских кораблей. В последующие два года этот показатель вырос до девятнадцати. Но сегодня еще хуже.

По статистике влиятельного британского исследовательского центра «Европейское сообщество лидеров за многостороннее ядерное разоружение и нераспространение» (European Leadership Network), с марта 2014 года, после известных событий на Украине и в Крыму, и по август 2015-го (то есть — всего за полтора года!) в Мировом океане произошло 66 опасных инцидентов между кораблями и самолетами России и Соединенных Штатов. Три случая взаимного опасного маневрирования специалистами Центра классифицированы как «крайне рискованные, чреватые не только непосредственными последствиями инцидентов, но и углубляющейся конфронтацией сторон, способной даже привести к войне».

Обеспокоены, конечно, не только в Лондоне. Москва и Вашингтон тоже испытывают все возрастающую тревогу по этому поводу. Не случайно 8 июня нынешнего года в российской столице военные моряки РФ и США провели переговоры о предотвращении чрезвычайных происшествий в воздухе и на море. Решали, чем и как дополнить соглашение, заключенное в 1972 году. Как сказано в официальном пресс-релизе, «были выработаны рекомендации с целью предотвращения опасных инцидентов и повышения степени безопасности полётов авиации, а также движения кораблей. Особое внимание уделялось использованию каналов связи и сигналов».

И тут одно из двух. Либо до командиров «Ярослава Мудрого» и эсминца Gravely свои мудрые рекомендации адмиралы донести банально не успели. Либо в Москве в тот раз ни о чем не договорились.

А в это время

29 июня министр обороны генерал армии Сергей Шойгу снял с должности 55-летнего командующего Балтийским флотом вице-адмирала Виктора Кравчука и 54-летнего начальника штаба этого флота контр-адмирала Сергея Попова. «Главой военного ведомства и членами коллегии Министерства обороны даны жесткие и принципиальные оценки деятельности должностных лиц, допустивших серьезные упущения по службе, — сообщает пресс-служба Минобороны России. — По результатам проверки и обсуждения на коллегии командующий Балтийским флотом, начальник штаба флота и еще ряд должностных лиц за серьезные упущения в боевой подготовке, а также искажение в докладах реального состояния дел отстранены министром обороны от исполнения обязанностей».

Вице-адмирал Виктор Кравчук был назначен на должность командующего Балтийским флотом в 2012 году.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.