shadow

Кудрин продолжит дело Горбачева. Что принесет России перестройка 2.0?

Кудрин, судя по всему, собирается делать упор не на чисто либеральных, а на институциональных реформах


shadow

В среду, 20 апреля, экс-министр финансов Алексей Кудрин заявил, что возглавит совет Центра стратегических разработок (ЦСР).

«Мне сделали предложение, я уже дал согласие. Сейчас идет процедура согласования. Определено, что я прихожу председателем совета ЦСР», — сказал Кудрин в кулуарах XVII Апрельской конференции Национального исследовательского университета Высшая школа экономики (ВШЭ).

Поясним: предложение сделал президент Владимир Путин. Во время «Прямой линии» 14 апреля глава государства сказал, что Алексей Кудрин может заняться «вопросами, связанными со стратегией развития после 2018 года и на более отдаленные перспективы», причем не только в руководстве ЦСР, но и в качестве замруководителя экономического совета при президенте.

Кудрин уже обозначил круг стратегических проблем: «Я думаю, что и элита, и особенно бизнес-элита, и рабочий класс скоро почувствуют, что институты судебной системы, госуправления, образования и здравоохранения неудовлетворительно работают. Уверен, мы стоим на пороге новых изменений». По словам экс-министра, «культура и институты нашего общества позволяют уже иметь требования к власти к перестройке». Правда, экс-министр не стал напоминать, что результатом перестройки Михаила Горбачева стал, по сути, развал СССР.

По данным «Ведомостей», к реформам госуправления, здравоохранения и образования может быть применен проектный подход — новый модный тренд в правительстве, под которым чиновники подразумевают управление не по поручениям, а по KPI (ключевым показателям эффективности). Более того, пишет издание, реформы Кудрина могут стать новыми национальными проектами, с которыми Путин пойдет на четвертый президентский срок.

На полях конференции ВШЭ Алексей Кудрин напомнил о своих заслугах на посту главы Минфина, отметив, что создание «подушки» на случай падения цен на нефть оказалось чуть ли не ключевым решением. «Оттягивание реформ в социальной и пенсионной сфере, в структуре госрасходов затормаживает переход к новой реальности, но если бы не резервы — пришлось бы уже уполовинить оборонные расходы и на 20−30% — номинальные зарплаты», — сказал он.

Что симптоматично, Кудрин дал понять, что разделяет выводы доклада ВШЭ, подготовленного к Апрельской конференции. В нем, в частности, сказано, что наиболее предпочтительный вариант социально-экономического развития России — вариант ускоренных и последовательных либеральных реформ. Альтернативы у этого пути имеются, но к ним авторы доклада (ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, научный руководитель Евгений Ясин и директор Центра развития Наталья Акиндинова) относятся скептически.

«Первая (альтернатива) — завести экономику дешевыми кредитами, т. е. заменить рентную подпитку несырьевого бизнеса эмиссионной подпиткой. Заплатит за этот сценарий население, чьи доходы обрушит вызванная эмиссионной накачкой инфляция, а падение доходов обессмысливает кредитную накачку. Вторая альтернатива — закрепить ресурсы в стране путем обязательной продажи валюты и запрета на вывоз капитала: в закрытой экономике этот вариант способен создать новое равновесие, но итогом станет технологическая деградация», — отмечают авторы доклада.

Дадут ли Кудрину карт-бланш на проведение перестройки 2.0, и какими будут ее последствия для России?

— Продвижение на позицию руководителя совета ЦСР — это огромный успех и самого Кудрина, и прозападно ориентированной части российской элиты, — считает директор Института политических исследований Сергей Марков. — Разработка экономической программы навстречу новому электоральному циклу является важной путинской традицией, и назначением Кудрина эта традиция будет подтверждена. Другое дело, никто не знает, насколько полно новая экономическая программа будет реализована.

Напомню, в конце 1990-х ЦСР под руководством Германа Грефа сформировал повестку реформ, которые во многом перекликаются с нынешними инициативами, и эта повестка была реализована в очень малой степени. Но вместе с тем, задачи ЦСР были полностью реализованы с кадровой точки зрения: основные специалисты Центра заняли тогда ключевые позиции в правительстве РФ.

С приходом в ЦСР Алексея Кудрина, с высокой вероятностью, может произойти то же самое.

«СП»: — В каком направлении может пойти перестройка 2.0 Кудрина?

— В том же, в котором всегда шли реформы при Кудрине. На мой взгляд, его деятельность на посту министра финансов велась, прежде всего, в интересах российских филиалов западных финансовых структур.

Можно сказать, что офшорная элита, которая во многом правит современным миром, и является главным бенефициаром экономической политики, которую проводил Алексей Кудрин.

Проблема в том, что сейчас эта экономическая политика находится в глубоком противоречии с политикой национально-ориентированных элит, которая подразумевает вбрасывание денег в национальные экономики с целью стимулирования роста. Как раз такой линии придерживаются сегодня и администрация США, и Еврокомиссия.

Давать ли деньги национальной экономике на строительство инфраструктуры — это ключевой тестовый вопрос. Кудрин на него всегда давал четкий и ясный ответ: нет, пусть деньги идут в западные финансовые институты.

Однако сегодня модель развития экономики, которой всегда придерживался Кудрин, зашла в тупик. Надо сказать, суть ее неглупая — этой модели придерживались и Петр Первый, и большевики, — обеспечить ускоренную модернизацию экономики России через привлечение западных технологий и западных инвестиций.

Модель неглупая, но сегодня она невозможна по очевидным политическим причинам: западные инвестиции и технологии, если мы попытаемся их получить, будут немедленно заблокированы.

Поэтому, как себе представляет Кудрин использование этой модели — вопрос открытый. Плюс, однако, заключается в том, что его назначение главой совета ЦСР будет очень позитивно воспринято западными инвесторами. Эти инвесторы воспринимают Алексея Кудрина как политического союзника, и даже как своего представителя.

Впрочем, я не исключаю, что на деле Кудрин будет реализовывать совершенно другую экономическую политику, которая будет стимулировать развитие национальной экономики, в том числе, на основе программ количественного смягчения и крупных вложений государства в инфраструктурные проекты.

Так позволяет предполагать знаменитая путинская кадровая логика — президент зачастую назначает на те или иные позиции людей, которые, казалось бы, неорганичны на этих должностях…

— Кудрин, судя по всему, собирается делать упор не на чисто либеральных, а на институциональных реформах, — отмечает доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков. — Либерализм все сводит к монетаризму — к управлению финансовыми потоками. А институционализм меняет взаимоотношения в обществе — а это, между прочим, гораздо ближе к марксизму. Но обольщаться все же не стоит.

Мы ясно видим, к чему привела деятельность Кудрина на посту министра финансов — к тому, что огромный объем социальных обязательств государства был переложен на плечи регионов, а самые «вкусные» источники доходов были сконцентрированы на уровне Федерации. Итог этой политики — сегодня 79 из 85 субъектов Федерации глубоко дотационные.

Парадокс заключается в том, что теперь Кудрин должен предложить реформы, которые позволят выйти из этой ситуации.

«СП»: — И что он предложит?

— Не исключаю, то же самое, что в свое время предложили либералы в США — ввести прогрессивный подоходный налог. Сама жизнь подталкивает российскую власть к реформам, тем более что «легким движением руки» в Дохе поднять цены на нефть не удалось.

Причем, по моим ощущениям, для Кудрина пост руководителя совета ЦСР будет только трамплином в правительство. Дело в том, что для правого крыла либералов Кудрин — это фигура в каком-то смысле персонально альтернативная Медведеву. Кудрин, на мой взгляд, мыслит глубже премьера, к тому же он высококлассный экономист, в то время как Медведев — специалист по римскому праву, то есть в большей степени теоретик.

Другими словами, возможно, Кудрин все же сменит Медведева на посту премьера. Поскольку он давно ушел из правительства, его вина за нынешний кризис, получается, не так уж велика. На руку ему играет и то обстоятельство, что именно его идея «подушки безопасности», которую он жестко отстаивал, не позволяет нынешнему кризису скатиться в катастрофу. Благодаря кудринской «подушке» сегодня у власти остались резервы, и они дают правительству поле для маневра.

Прослеживается и другая цель в назначении Кудрина. В конце 1990-х программа реформ ЦСР под руководством Германа Грефа помогла Путину сплотить элиту, что положительно повлияло на экономический рост. Полагаю, сейчас власть пытается повторить этот опыт. Неслучайно Кудрин, говоря об элите и бизнес-элите, которые не удовлетворены качеством госуправления, вдруг вспомнил про рабочий класс.

— Назначение Кудрина — результат закулисных переговоров и компромиссов, — уверен председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — Не зная условий этой сделки, трудно строить прогнозы будущей деятельности Алексея Кудрина.

Думаю, однако, что в ближайшее время никаких реальных рычагов управления в руках экс-министра финансов не будет. Скорее, ему просто дадут возможность «выпускать пар», чтобы либералы могли почувствовать, что имеют какие-то права. Плюс, такое решение позволит сгруппировать вокруг Кудрина легальных либералов (не «офшорных либералов» типа Гарри Каспарова или Михаила Касьянова) — в этом случае ими будет легче управлять.

Хотелось бы надеяться, что это будет именно так, и что планы либералов по реформированию российской экономики не будут реализованы. Как мы все прекрасно понимаем, за словами «перестройка» и «либеральные реформы» скрывается разрушение России.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.