shadow

Анонимные «бэби-боксы» провоцируют отказы от детей – доказано еще в ХIХ веке


shadow

Все мы, наверное, видим или даже знаем проблемы нашего государства – проблемы коррупции, взяточничества, серых схем, «беспредела» чиновников и прочее. Всё из вышеперечисленного в той или иной степени имеет место быть в разных уголках нашей страны. А также всё из вышеперечисленного не может быть «излечено припарками» в виде борьбы с коррупцией, с беспределом, с распилами, с «откатами» и прочими схемами.

Все эти проблемы необходимо решать, работая с их источником, то есть, работая с человеком и системой. И именно такой подход особенно необходим в, казалось бы, самой незыблемой и недоступной для описанных выше проблем, области нашей жизни как семья. Буквально же речь пойдёт о попытках борьбы за спасение новорожденных в так называемых «бэби боксах» (далее БББ). Отмечу, что я никоим образом не хочу принижать или, не дай бог, уценить ценность человеческой, а особенно детской жизни. Считаю, что если способ спасти жизнь ребёнка, человека или семьи есть, то, не подвергая спасаемую жизнь ещё более серьёзному риску и не нанося других травм, такой способ должен быть применен, если нет способа лучше, или способа, низводящего возникновение подобных ситуаций до минимума или исключающего их появление вообще.

И так, что же такое «бэби-бокс», если верить создателям данного проекта? По их мнению, бэби-бокс должен помочь решить проблемы детоубийства (инфантицида) в нашем обществе. Вы слышали когда-нибудь, чтобы это проблема поднималась в обществе? Я лично не слышал, но организаторы проекта утверждают, что она есть и что по данным МВД РФ за два года 2010-2011гг. было зафиксировано 268 случаев детоубийств (ст. 106 УК РФ) (babyboxrf.ru).

Тут сразу хотелось бы отметить странный способ подачи статистики авторами проекта БББ. Так, они приводят статистику 268 зарегистрированных уголовных дел, находящихся в производстве в начале 2010 и начале 2011 годов. Из них за два года 123 уголовных дела были направлены в суд с обвинительным заключением или обвинительным актом. Можно предположить, что меньшее количество дел, поданных в суд, возможно, было связано с переклассификацией уголовных дел. И если быть до конца точным, то количество зарегистрированных преступлений по статье 106 УК. РФ в отчётные периоды для указанных годов составили 103 и 108 соответственно.

Опять же, я хотел бы объяснить, что ценность человеческой жизни, а детской жизни в особенности, очень важны и лишь показал приведёнными цифрами, что проблемы у нас есть, проблемы больши́е и что решать их тоже надо. И в качестве одного из примеров таких проблем приведу для сравнения масштабов цифры, по количеству раненых и погибших в ДТП в эти же два года в России: 2010 – погибло 26567 человека ранено 250635; 2011 – 27953 погибло и 251848 ранено соответственно; всего за указанные два года в ДТП погибло 1842 ребёнка и более 50 000 человек (http://www.gibdd.ru/stat/archi…).

И в какой-то степени я даже рад, что цифры с детоубийствами несоизмеримо меньше, чем другие показатели, присутствующие у нас в стране, но вот способны ли БББ помочь с заботой и спасением детей мы и попробуем с вами далее прояснить.

Термин «бэби-бокс» (Baby box) пришел к нам с запада, и если данный эвфемизм (в простонародье «благоречие») перевести с английского языка на русский, то называние будет звучать менее благовидно – «ящик для детей». Ящик — способный спасти жизнь «нежеланного ребёнка». Но способен ли? И тут мы подходим уже вплотную к проблемам семьи и детства, к проблемам желания и способности заботиться, и воспитывать ребёнка его матерью, родителями или родственниками. Для полноты понимания вопроса хотелось бы взглянуть на историю данного явления, ведь, думаю, все мы знаем, что детоубийство, беспризорность и подкидывание детей — это старая проблема нашего общества, и попытки найти решение этой достаточно трудной задачи уже были.

Так, многие сторонники БББ говорят о том, что первой, кто подобную практику внедрил в России, была Екатерина II, своим Манифестом об учреждении в Москве «сиротовоспитательного дома» с госпиталем для бедных рожениц(например http://vz.ru/news/2011/11/7/53…). Тут сразу хотелось бы оговорить неточности, которые допускают сторонники бэби-боксов. Во-первых, не «сиротовоспитательных», а «воспитательных». Во-вторых, обратите внимание на слово «подобную», то есть, авторы идеи как бы приписывают себя к историческому свершению. А в-третьих было ли оно первым и было ли это свершение успешным?

Давайте рассмотрим.

В классической древности отец имел право жизни и смерти над своими детьми, подкидыши же считались рабами тех, кто их призрел (приютил) и воспитал. Лишь только со становлением Христианской церкви стали делаться попытки заботиться о брошенных детях на государственном уровне. Вот что можно прочесть в самой крупной российскойдореволюционной энциклопедии, выпущенной издательским обществом «Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон» (сокращённо ЭСБЕ) 1907 года издания:

    «Константин Великий, желая «воспрепятствовать отцам делаться убийцами», объявил, что государственная казна принимает на свой счет содержание детей, родители которых не могут воспитывать их у себя, но подобная мера оказалась не по силам казне, и вскоре Константин вынужден был отказаться от своей программы и обратиться к частной помощи, восстановив прежде действовавшее правило, по которому брошенный младенец отдавался в рабство тому, кто принимал его на воспитание.

    С IV же столетия и церковь на различных соборах вступила в борьбу с господствовавшим тогда обычаем подкидывать детей; у церквей устраивались чаши, куда могли класть младенцев, которых священники отдавали на воспитание частным лицам; тогда же стали возникать и специальные заведения для призрения брошенных детей.

    Папа Иннокентий III, узнав, что рыбаки вытаскивают сетями из Тибра множество тел новорожденных младенцев, устроил в 1198 г. в больнице Св. Духа особое отделение на 600 человек для приема подкидышей. В наружной стене этого отделения была устроена особого рода колыбелька (по-итальянски torno, по-французски tour), в которую незаметно можно было положить с улицы ребенка, причем колыбелька от тяжести младенца повертывалась на шарнирах внутрь дома и звонок возвещал о приносе ребенка.

    С помощью этого приспособления подкидывание детей было весьма облегчено: оно потеряло свой преступный характер, и всякая мать, каковы бы ни были ее обстоятельства, легко и удобно могла отделаться от своих детей.

    Впоследствии доходило до того, что законом и под страхом телесных наказаний запрещено было открыть происхождение подкидыша. Долгое время Рим со своим изобретением стоял одиноко, но в 1414 г. автоматическая колыбелька введена была во Флоренции, затем в Милане, а в 1504 г. и во Франции.

    В то время меркантильные воззрения, стремившиеся к увеличению населения в стране, дали делу призрения подкидышей новый толчок. Как выразился Людовик XIV: «должна быть сохранена жизнь подкидышей, так как в будущем они могут быть полезны государству».

    Наполеон I считал подкидышей особенно пригодными для службы в войсках, преимущественно же во флоте, и потому заботился об устройстве воспитательных домов во всех округах Франции и др. стран, ему подвластных.

    В начале же XVIII столетия, при всеобщем стремлении к увеличению населения, В.(воспитательные – прим. Авт.) дома появились и на всем протестантском Севере».

Как мы видим, практика призрения государством и властью детей в Европе пользуется успехом и даёт какой-то положительный эффект. Важно отметить, что идея формирования из подброшенных детей «нового гражданина», которого можно направить на нужды государства, становится ключевой. Человек без памяти прошлого, без связи с родными и близкими, как собака признающий только своего спасителя, не привязанный к берегу, как в случае службы на флоте и легко идущий на риск – самый пригодный и верный для государства служитель.

Но давайте подробней разберём 19-ый век эпохи буржуазного строительства и модерна:

    «В 1888 г. в Италии было 115 В. домов, в которые ежегодно поступало около 24000 детей; смертность между детьми 1-го года, вскармливаемыми в этих домах, составляет 38,1%, тогда как вообще в стране она не превышает 19,5%.

    В защиту воспитательных домов приводят то соображение, что, облекая покровом тайны проступки против нравственности, они облегчают падшим девушкам путь к исправлению и таким образом уменьшают число подкидышей и детоубийств. Соображение это не оправдывается статистическими данными.

    В Германии, где никаких В. домов нет, подкидывание детей составляет лишь редкое явление. Средним числом: во всей Баварии бывает ежегодно 11 случаев подкидывания, в Саксонии и Ганновере — 10, тогда как в одном миланском округе, вне В. дома, ежегодно находят около 100 подкидышей, в Париже около 145 (во Франкфурте-на-Майне только 2—3, в Берлине около 19). В Италии одно детоубийство приходится на 6000 рождений, в Германии лишь на 10000, а в Пруссии на 13000.

    Да и в самой Италии замена тайного приноса явным не сопровождалась увеличением числа детоубийств; то же самое наблюдалось и в Бельгии. Объясняется это тем общепризнанным фактом, что к детоубийству прибегают такие женщины, которым необходимо скрыть не только последствия проступка, но и самый факт беременности, и совершаются этого рода преступления при самых родах в припадке болезненного возбуждения. Против В. домов выставляют высокую смертность, в них господствующую. В прежнее время она достигала 75% общего числа детей.

    В настоящее время такой высокой смертности нет, благодаря улучшениям в администрации, но главным образом потому, что В. дома (за исключением Италии) вскармливают детей не в самом заведении, а передают их на воспитание частным лицам, получающим за то вознаграждение.

    Но при всем том должно считать общеустановленным, что в В. домах смертность никогда не может быть низведена до той степени, в какой она вообще господствует в стране.

    Противники В. домов указывают и на то, что тайный, безусловный и бесконтрольный прием детей в высшей степени деморализующим образом действует на население не только поощряя внесемейные связи, но и ослабляя семейные узы.

    Немало сомнений возбуждает и явный прием, практикующийся во Франции, Бельгии и Северной Италии — прием, сопровождающийся расследованием обстоятельств, заставляющих матерей отдавать детей в В. дома. И при этой системе является противоестественное отторжение ребенка от матери, которое не может влиять благоприятно на население. Наилучшие результаты получаются при системе денежных пособий, выдаваемых незамужним или оставленным мужьями матерям, которые у себя воспитывают своих детей. Мера эта введена была во Франции в 1793 г., но систематически осуществляться стала лишь с 1837 года. В настоящее время число вспомоществуемых этим способом составляет от 80 до 90% всех детей, нуждающихся в общественном призрении. Пособие большей частью выдается только до 3 лет, а в Париже не более 10 месяцев.

    В Соединенных Штатах применяются самые разнообразные меры по призрению подкидышей, но особого внимания заслуживает система поощрения усыновления подкидышей и брошенных детей; система эта дает блестящие результаты, и в Массачусетсе, например, спрос на детей, которых можно было бы усыновить, превышает предложение (см. Мак-Гахан, «Приюты для найденышей в Соединенных Штатах», в «Вестнике Европы», 1891 г., кн. 9)».

Теперь становится понятным, откуда растут корни у заработка на приёмных детях, и нахлынувшего на американское общество веерного переусыновления детей, которое отчасти и послужило принятию некоторых пунктов «закона Димы Яковлева», принятого Правительством РФ в 2013ом году. Напомню, этот закон запрещает усыновление российских детей американскими гражданами.

Родителей сторонники БББ «подкупают» полной анонимностью: «видеокамера направлена в другую сторону, возле бэби-боксов никто не дежурит». Но разве это диктует отчаявшимся родителям «не убивать ребёнка»? Исторические факты свидетельствуют о том, что всплески избавления от детей только возрастали с появлением фактора возможности анонимно избавиться от дитя. А при замене анонимного приноса ребенка явным, — например, в медицинское учреждение, увеличение детоубийств не наблюдалось, что также подтверждается и современными исследователями.

Так, уполномоченный по правам детей Кировской области Владимир Шабардин 18 мая 2015 года на встрече сторонников и противников проекта бэби-боксов в клубе «Вечерний» сказал: «Мы на прошлой неделе ещё раз со следственным комитетом разбирали ситуацию по всем младенцам, которые были убиты так называемыми матерями за прошлый год. Ни в одном случае так называемая мать не понесла бы своего ребенка никуда». Временная разница этого высказывания с материалами энциклопедии — 100 лет, а выводы схожи, не так ли?

В подтверждение изложенных исторических фактов взглянем на то, как ведут себя современные женщины, оставляющие ребенка в БББ:

«Новорожденного мальчика оставили утром в воскресенье в бэби-боксе «Колыбель надежды» Индустриального района Перми (улица Баумана, 25в) спустя несколько часов после его рождения. Мальчик был завернут в одеяло. С ним оставили пеленки, коробку с сухой смесью и бутылочку с уже разведенным детским питанием.»

«В ночь на четверг в Новороссийске, в здании станции скорой медицинской помощи сработал сигнал в специальном контейнере для подкидышей — в бэби-боксе оставили крохотную девочку. С ней была записка, в которой просили назвать малютку Еленой.»

«В Перми в бэби-боксе на улице Баумана, 25в оставили новорожденную девочку. С ней была положена упаковка памперсов и записка с именем и датой рождения малышки — день рождения Даши 17 апреля 2013 года. «Закричала сразу, пуповину перевязала через пять минут после рождения, — написала мама в записке. — К груди была приложена сразу, сосательный рефлекс в норме, роды скорые. В связи с тяжелым материальным положением на данный момент, ребенка не могу оставить себе. В течение шести месяцев обращусь в надлежащие органы, чтобы забрать ребеночка.»

И эти не единичные случаи, как мы видим, имеют общие корни, а именно — неблагополучное социальное положение граждан.

Рассмотрев проблему сиротства и призрения детей на западе, описанную в ЭСБЕ, легко заметить сходство с проблемами подбрасывания детей в наши дни. И как показали данные, положительные результаты — сокращение смертности, интерес к вскармливанию и воспитанию — были замечены именно при выделении денежных пособий, аналогов современных социальных пакетов, семьям которые сами воспитывали и вскармливали своих детей.

А практика анонимного приёма детей, напротив, оказывала «деморализующее действие на население, поощряла внесемейные связи и ослабляла семейные узы», а факт отсутствия материнского вскармливания являлся ещё и причиной крайне высокой смертности.

Читайте продолжение «Анонимные «бэби-боксы» – негативный опыт Российской империи»

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.