shadow

Язык, перспективы, любовь, или Почему латвийские дети поступают в российские вузы

ИНОСМИ "Delfi.lv", Латвия Кристина Худенко


shadow

«Мои однокурсники думают, что в Латвии — фашисты. Мои одноклассники уверены, что в России — кошмар. Объясняю, что они неправы», — признался порталу Delfi студент престижного российского вуза, выпускник элитной латышской школы. Он один из 1072 молодых латвийцев, которым российское посольство предоставило квоту на бесплатное образование в России. Почему они сделали такой выбор, чем их не устроили латвийские вузы и где они видят свое будущее.

На днях посол Александр Вешняков давал напутствия 77 выпускникам латвийских школ, которые выдержали конкурс и получили грант на бесплатное образование в одном из российских вузов. На 80 предложенных мест претендовали 171 человек. На некоторые направления конкурс был особо жесток: на экономические специальности — шесть человек на место, на гуманитарные (изо, медицина, политология) — пять.

Больше всего латвийских выпускников поступили в калининградский Балтийский федеральный университет им. Канта, Санкт— Петербургский госуниверситет (СПГБУ), Госуниверситет морского и речного флота им. Макарова, Псковский университет и Финансовый университет при правительстве России. Кроме двух российских столиц, латвийские выпускники выбирали вузы Пскова, Твери, Самары, Казани, Смоленска, Омска, Мурманска, Йошкаралы.

С 2001 года посольство России в Латвии выдало по этой программе более тысячи грантов. Время от времени в Россию отправляются даже выпускники латышских школ. Требование ко всем поступающим — хорошее владение русским языком. По утверждению атташе российского посольства Алексея Доманова, «если латышу необходимо подучить русский язык, Министерство образования и науки России может дать ему год на бесплатную языковую подготовку на подготовительном факультете вуза, и он будет зачислен в вуз по нашей программе, но приступит к занятиям по специальности лишь через год, когда улучшит свои знания русского языка».

Кроме посла России, будущих студентов (большинство из которых — граждане Латвии) напутствовали два активных деятеля русской общины Латвии, которые задали детям противоположные векторы.

Координатор Совета общественных организаций Латвии Виктор Гущин призвал молодежь после окончания образования в России строить жизнь там, «где достаточно стабильная политическая ситуация, внимательное отношение на всех уровнях государственной власти и не будет проблем с трудоустройством.

Напротив, председатель Латвийского общества русской культуры Елена Матьякубова призвала студентов возвращаться домой: «Вы очень нужны здесь! Нам не хватает высоко квалифицированных специалистов». Мало того, она посоветовала создавшим семью в России, везти ее в Латвию, чтобы стать связующим звеном для двух стран.

Портал Delfi узнал у будущих и нынешних студентов («стипендиатов российского посольства»), что они думают на эту тему и почему ближайшие годы решили связать с Россией.

Говорят, везде фашисты. Объясняю, что это не так…

Алексей Соловьев, три года отучился на «теоретической и экспериментальной физике» в Национальном исследовательском ядерном университете «МИФИ», до этого закончил Агенскалнскую гимназию (учился на госязыке):

— Моя русская бабушка заканчивала 1-ю гимназию — она настояла, что внук должен свободно знать латышский. В итоге, в детстве меня отдали в латышский детский сад, потом — в латышскую Ильгуциемскую школу, а потом — в гимназию, в химико— биологический класс. Думал поступать на медицину в Рижский университет им. Страдыня. Но в конечном счете перетянула любовь к физике.

Я исследовал предложение ЛУ и РТУ, пообщался с преподавателями и студентами — ничего подходящего для себя не нашел. «Российское направление» возникло в конце 11— го класса — у нас такого образования получить негде. Думал про Германию и Англию, но в том году там резко сократили число бюджетных мест, а с кредитом я не решился связываться. А тут открылась такая возможность от посольства!

Кстати, у россиян конкурс на места на моем же курсе были гораздо выше: если у нас было 5— 6 человек на место, то там — 12. И при том, что Агенскалнская гимназия считается в Латвии сильной (она идет второй— третьей по рейтингам), в МИФИ я обнаружил, что мои знания — значительно слабее, чем у моих сверстников, которые учились не 12 лет, как я, а всего 11. Им фактически ничего не надо было делать на первом курсе, в то время, как мне пришлось напрячь все усилия. У меня там «тройки»— »четверки», «пятерки» преподаватели ставят крайне редко.

В Москве во мне сразу вычисляют прибалта, даже если я одет, как все. Мне говорят, что я по— другому строю предложения, у меня другой ход мысли. Российские студенты, особенно южане, даже, если хуже знают тему, быстрее выдают ответы. Мне же надо постоять, подумать. Если преподаватель начинает торопить, я так и говорю: «Подождите, я из Прибалтики». — «Ну тогда думайте, анекдоты про эстонцев я знаю». Обстановка дружеская.

Сейчас пишу дипломную работу по катализу тонких пленок, связанную с получением энергии из водорода, грубо говоря — из воды. После окончания вуза все же думаю поискать работу в Риге — в фундаментальной науке. Надеюсь, здесь оценят полученные в России знания, да и свой латышский стараюсь поддерживать, хотя мои преподаватели хотели бы меня видеть там. Но я реалист: Москва — сумасшедший город, который для меня тяжеловат. Я и девушку свою уже сюда привозил — россиянку.

Очень болезненно переношу то, как сейчас складываются отношения России и Латвии: россияне считают нас фашистской страной, они твердят про легионеров да про гей— парад. Пытаюсь их разубедить. Рассказываю, что я русский, но меня никто не притеснял, хотя с латышами 12 лет отучился (если честно, с одной националистически настроенной учительницей острые моменты были).

Увы, и для моих латышских друзей Россия — это что— то темное и страшное, кошмар сплошной. Спрашивают: «Как ты там учиться можешь?» Они может и хотели бы туда съездить, но не знают русского языка, даже просят их поучить. Впрочем, никакой ненависти нет. Жаль, что у россиян такое впечатление о латышах — постараюсь его изменить и создать хорошее представление о Латвии.

К счастью, преподаватели даже на лекциях по истории стараются не акцентировать внимание на политике. Ведь и среди российских студентов отношение к руководству страны не так уж и едино. А для МИФИ главное — наука.

Мечтала стать актрисой и счастлива!

Оксана Обухович, поступила на магистратуру ГИТИС, до этого закончила актерское отделение ВГИК и рижскую театральную студию «Реверанс»:

— Я всегда мечтала стать актрисой. 10 лет я занималась в театральной студии «Реверанс» под руководством чудесного режиссера Людмилы Евсеевны Шевченко. Играла Царевну Лебедь в спектакле по Пушкину, в замечательном мюзикле «Пираты 21— го века». Недавно мы подсчитали, что более 20 учеников нашей студии уже окончили лучшие театральные вузы и успешно работают в театре и кино — в России и Латвии.

Тем не менее, мне трудно было решиться на отъезд. Как— то попала на прослушивание к главному режиссеру Рижского русского театра Игорю Коняеву — он в тот момент вел 2-й курс в Латвийской академии культуры и рекомендовал мне ехать в Москву. Благодаря квоте российского посольства, моя мечта сбылась. Признаюсь, мне не просто было оказаться одной в большом чужом городе, но я очень старалась и делала все, чтобы оправдать возложенные на меня надежды — практически не пропускала лекций. И все получилось.

Моими дипломными работами были роли в студенческих спектаклях «Крик» по Теннеси Уильямсу (Клер), тетя в «Фантазиях Фарятьева» и Маргариты в «Мастере и Маргарите». За последний спектакль я получила театральную премию «Золотой лист», и мы продолжаем играть эту постановку на предоставленной нам площадке.

Сейчас я получила серьезное предложение о работе от одного из лучших театров Санкт— Петербурга. А также — вторую квоту от нашего российского посольства, на учебу в магистратуре ГИТИСа. Буду глубже изучать театр и писать теоретическую работу на тему актерской профессии в современном искусстве. Мне было очень приятно узнать, что вместе со мной квоты от посольства получили еще два выпускника родного «Реверанса» — Артур Чех (Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства) и Катя Прокопец (ГИТИС).

Я живу творчеством и совершенно не замечаю того, о чем пишут в прессе — напряженных отношения России и Латвии. Прекрасно общаюсь со своими друзьями из латышского садика и в России вокруг меня — творческие и прекрасные люди. Уверена, что все проблемы раздуты — к любому человеку можно найти подход.

В общем, любовь у меня

Дарья Панова, поступила в магистратуру во Всероссийскую академию внешней торговли при Министерстве экономического развития России, до этого закончила ЛУ по специальности «управление и международный бизнес» и 55— ю среднюю школу.

— В Латвийском университете я без проблем училась на латышском языке и закончила бакалавриат с «красным дипломом». Но продолжать решила в России — мне нравится эта страна, в которой живут мои родственники и близкий человек. В общем, любовь у меня. Всегда, когда я туда приезжала, чувствовала себя комфортно. Решила попробовать там.

Ощущение такое, что в России больше возможностей и направлений для реализации в разных секторах экономики. В Латвии я немного поработала в логистической компании, которая занимается морскими и контейнерными перевозками. Здесь с моим образованием я могу быть лишь обычным менеджером в отделе продаж, а дальше особо расти некуда.

Надеюсь, что в России смогу себя больше раскрыть. Даже если не сложится, я всегда смогу вернуться домой. Мой диплом тут действителен. К тому же, у меня будет параллельно глубокое изучение английского языка — это дает дополнительные перспективы. То есть я буду магистром экономики со знанием английского.

Родители меня поддерживают. Они всегда смогут меня навестить: ночь в поезде — и они у меня или я у них.

Очень жаль, что у Латвии и России сейчас такие отношения. Мне обидно видеть в прессе громкие заголовки, которые не соответствуют действительности. Это политики делят власть и территории, а люди — страдают. Стараюсь не обращаться на это внимание и дистанцироваться от них. Я уважаю и латышей, и русских. Всегда с теплом буду говорить о своей родине. Тем более, что россиянам, которые сюда приезжают, всегда здесь нравится — что тут чисто, что люди вежливые и открытые. Пусть так и будет.

Хочу учиться на русском, а работать в Германии

Александр Путриньш, поступил на «проектировщика технологических машин и комплексов» в Московский Государственный Технический Университет Баумана, до этого полтора года отучился в РТУ и закончил 21— ю среднюю школу.

— Бауманку я выбрал, потому что там преподают по— русски. К тому же бесплатно. До этого я полтора курса обучался на «мехатронике» в РТУ — это достаточно технически курс на латышском языке, который никак не укладывался у меня в голове. Вроде бы все слова понимаю, сессию сдавал на отлично, но результат — нулевой. Чувствую, что никаких своих мыслей на эту тему воспроизвести по— латышски не могу.

В России буду учиться снова с нуля — на специальности «проектировщик технологических машин и комплексов». Благодаря моим учителям из 21— й школы, я всегда любил математику и физику. Я сразу настроился на техническое направление — оно сейчас очень востребовано.

Если честно, дальнейшую жизнь пока думаю связать с Германией. Их техника всегда славилась, к тому же у них много крупных производств, для которых техника нужна. Благодаря школе, у меня хорошая база английского и немецкого. А вот латышский как— то не идет — не вижу за ним будущего в своей технической области. Когда я учился в РТУ, у нас была практика на одном производстве — не мое. Не исключаю и возможность остаться работать в России.

Очень не хотелось бы, чтобы моим планам мешала политика — не мое это. На мой взгляд, везде есть свои минусы и плюсы, главное на них не зацикливаться

Уже подыскала будущую работу в Латвии

Екатерина Редина, поступила на «звукорежиссуру аудиовизуальных искусств» в Казанском государственном университете культуры и искусств.

— Из нашей Анниньмуйжской средней школы аж четыре человека поступили по квоте российского посольства. Горжусь за них! Я давно занимаюсь музыкой и специальность себе выбрала подходящую. В Латвии подобная специальность преподается в консерватории, но тут она не так развита и к тому же включает в себя дисциплины, которые мне не так интересны. Например, теорию музыки. И у них гораздо меньше практики.

В России эта программа — на факультете кино и телевидения, где также учатся актеры и режиссеры — интересная компания, с которой можно общаться и делиться энергией. Это открывает возможность работы в кино, которого в России тоже больше. Я такой человек, которому важно окружение и контакты. Я черненькая, так что хорошо впишусь в реалии Татарстана — сойду за свою.

Вообще— то я хотела поступать в Питер, но там не сложилось — мое место отдали китайцу, оказывается, у них тоже есть квоты. В итоге, казанский университет сам на меня вышел и позвал к себе. Я сказала, что не успеваю сделать визу — они предложили сдать вступительный экзамен по скайпу. И вообще, меня удивило их трепетное отношение к студентам? Сами связались, прислали всю информацию (даже сколько стоит проезд на общественном транспорте и еда в столовой), помогали во всем, встретили в аэропорту.
Родители меня поддерживают — они знают, что я нигде не пропаду. Я уже списалась с ребятами из разных стран, которые тоже будут учиться вместе со мной по квоте. В том числе, с мальчиком из Литвы и девочками из Узбекистана. Мы уже подружились заранее…

На сегодня в моих планах — после учебы вернуться в Латвию, чтобы тут работать на телевидении и радио. В любой сфере, связанной с музыкой. Могу на мероприятии наладить звук. Работа есть. Все зависит от меня и моего уровня владения профессией. Если честно, меня один знакомый уже заранее пригласил на работу. Да и молодой человек меня тут ждет — он учится в Лиепае на моряка.

Не чувствовал, что живу в отдельном от России государстве

Эрик Клименко, поступил на «международные отношения» в СПБГУ, до этого закончил Анниньмуйжскую среднюю школу:

— Почему сделал такой выбор? Потому что хочу работать в МИДе России. К тому же, моя девушка поступила в тот же СПБГУ, но на другую специальность.

У меня русская семья, которую привез в Латвию дед, когда приехал сюда служить. Родители так и остались негражданами, я же гражданство Латвии получил автоматически. Всю жизнь прожил в Иманте — очень русском и даже советском районе, где практически не приходилось использовать в жизни латышский язык, хоть я его и знаю. И школа у нас такая же, как во времена родителей, даже учителя — те же. То есть, я не особенно— то и чувствовал, что живу в отдельном от России государстве Латвии.

Сам я в России ни разу не был, но активно общаюсь с российской молодежью в Рунете. И у моей девушки там есть родственники — не совсем в чужое место едем. Там и думаем строить будущее. А какое будущее здесь. Мой отец работал на судоремонтном заводе, но он все время на грани закрытия, пришлось ему ехать работать в Швецию, где платят на порядок выше. Мама — тоже от работы до работы перебивается.

Еще несколько лет назад я допускал возможность учиться в Латвии в области программирования и экономики — мне точные науки хорошо давались. Но когда узнал о программе российского посольства — у меня все сомнения отпали: еду.

Знаю, что в России образ Латвии сейчас довольно некрасив. Моего друга там назвали сразу и фашистом, и геем. Но это зависит от конкретных людей. Но несмотря на то, что наше правительство плохо настроено в отношении к России, лично я не собираюсь говорить про Латвию что— то плохое. Она — моя родина, маленькая и красивенькая страна. Думаю, Латвии надо поддерживать хорошие отношения с большим соседом.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.