shadow

Российский демарш — бессмысленный и беспощадный

Москва лихорадочно ищет «зеркальный ответ» Западу на «дело ЮКОСа»


shadow

Российские власти разрабатывают ответные меры в рамках продолжающейся «войны экспроприаций».

Правительство РФ предлагает арестовывать имущество любого государства на территории нашей страны в том случае, если российская госсобственность была заморожена в аналогичном объёме за рубежом. Соответствующий проект закона одобрила комиссия Кабмина по законопроектной деятельности.

«Количество исков, предъявляемых к Российской Федерации в иностранных судах, неуклонно увеличивается, согласия России на её участие в деле не испрашивается», — констатируется в пояснительной записке к документу, разработанному Минюстом. «Дело ЮКОСа» продемонстрировало, что российское имущество на Западе имеет «ограниченный юрисдикционный иммунитет».

«Зеркальному ответу» со стороны РФ предшествовали аресты российских госактивов в Бельгии и Франции по решению Постоянной палаты третейского суда в Гааге, согласно которому Россия обязана выплатить бывшим акционерам ЮКОСа $50 млрд. Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что Москва будет действовать исходя из принципа взаимности.

Напомним: в настоящее время нормы процессуального законодательства России не дают права рассматривать спор против иностранного государства без его согласия. В случае упразднения принципа абсолютного иммунитета Москва сможет дать симметричный ответ на действия иностранных государств, наложивших арест на российские активы.

Из-за наличия в законодательстве указанной нормы Россия не могла сформировать аналогичное судебное требование. В том случае, если Госдума одобрит внесенный законопроект, Москва получит право на арест иностранного имущества на своей территории. Впрочем, до сих пор остаётся вопрос, на каком основании это будет происходить? Ведь, скажем, представители французской и бельгийской Фемиды вынесли упомянутое решение о замораживании активов РФ только потому, что претензии к России акционеров ЮКОСа сначала были удовлетворены международным арбитражем в Гааге.

В свою очередь, ряд экспертов считает предложение российского Кабмина избыточным. Поскольку действующее законодательство якобы и так позволяет арестовывать имущество иностранных государств, руководствуясь применимым правом.

Так или иначе, принятие поправок в законодательство РФ будет означать расставание с юридическим атавизмом: до недавнего времени Россия оставалась одной из последних стран, ставивших международное право выше национального.

Председатель комитета Госдумы по вопросам собственности Сергей Гаврилов заявил «СП», что поддерживает правительственный законопроект.

— Российская сторона считает, что решения международного третейского суда в Гааге и ЕСПЧ по «делу ЮКОСа» абсолютно незаконны. В связи с чем у России появляется основание для того, чтобы поступать аналогичным образом.

В целях защиты имущественных прав РФ также необходимо законодательно прописать юрисдикционный суверенитет нашей страны. Чтобы в случае претензий на российскую зарубежную госсобственность судебные тяжбы по таким делам велись только при наличии соответствующего решения российских судов (или судебных инстанций, которые будут сформированы в рамках ЕАЭС).

— Распространяется ли действие законопроекта на активы и имущество нерезидентов (физических и юридических лиц), в случае, если аналогичные меры будут предприняты противной стороной?

— Пока речь идёт только о блокировании зарубежных госактивов. Впрочем, мы будем рассматривать и такую возможность. Главное, чтобы принимаемые меры не наносили ущерба российской экономике (интересы иностранных инвесторов не должны быть затронуты).

Позиция нашего руководства заключается в том, что антироссийские экономические санкции незаконны. Поскольку они были введены в обход соответствующего решения Совбеза ООН, а также противоречат целому ряду международных соглашений. А, значит, мы должны адекватным образом отвечать на возникающие угрозы. Недавнее постановление Конституционного суда РФ это, на мой взгляд, шаг в правильном направлении. Напомню, согласно вердикту КС российские власти могут не исполнять решения Европейского суда по правам человека, если они противоречат Основному закону страны.

Директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев отмечает, что национальные судебные органы западных стран арестовывали по «делу ЮКОСа» не только госимущество РФ, но также счета и активы российских частных компаний.

— Поэтому, я полагаю, ответные меры будут касаться и корпоративных активов тех государств, которые находятся на территории России. Например, доли британской BP в компании «Роснефть». Также могут быть арестованы вложения в ценные бумаги, хранящиеся в депозитарии Московской биржи.

Не исключено, что, в крайнем случае, Россия обратится к опыту большевиков. То есть, прекратит обслуживать внешний долг. По состоянию на 1 января текущего года государственный и корпоративный долг РФ составлял в сумме $600 млрд. Если мы откажемся платить по внешним долгам, это будет важный превентивный шаг, чтобы обезопасить себя от взысканий по «делу ЮКОСа» и аналогичных судебных претензий.

Я считаю, что у нас есть полное право поступать таким образом. Банкротство ЮКОСа происходило в рамках российского законодательного поля. Более того, значительная часть средств, вырученных в ходе распродажи зарубежных активов компании, досталась не РФ и не российским кредиторам. Речь идёт о компании «Мажейкяй нафта» в Литве и доле ЮКОСа в трубопроводной системе Словакии.

 — Большая часть активов, арестованных в европейских странах по искам инвесторов ЮКОСа, уже разморожена. С чем это связано?

— Видимо, Запад опасается ответных мер. Поэтому его угрозы больше напоминают «декларацию о намерениях». Другое дело, есть высокая вероятность того, что украинские власти реализуют своё намерение арестовать российские активы на территории «незалежной». Не говоря уже об угрозе дефолта, когда украинская сторона просто откажется погашать долги перед РФ. В первом случае под ударом окажутся «дочки» МТС и «Вымпелкома» на Украине. То же самое касается «Внешэкономбанка» («Проминвестбанк») и ВТБ («ВТБ-Украина»).

Плюс Коломойский предъявил претензии в связи с понесённым ущербом от потери отделений «Ощадбанка» в Крыму. Несмотря на то, что Россия выплатила деньги их вкладчикам.

— Что мы могли бы предпринять в ответ?

— На самом деле не так много: кроме фабрики «Рошен», принадлежащейПорошенко, арестовывать практически нечего. Другое дело, что наши власти могли бы не дожидаться 20 декабря 2015 года, а потребовать от правительстваЯценюка досрочно погасить долг перед Россией по еврооблигациям в связи с наступлением «ковенанта» (внешний долг Украины давно превысил оговоренный максимум в 60% от ВВП). В случае дефолта Украины наши структуры (прежде всего, банки) могут потребовать арестовать бывшие украинские активы в Новороссии. Чтобы затем продать их российским же частным или государственным компаниям.

Старший экономист ФГ «Риком» Владислав Жуковский скептически оценивает возможность того, что Россия окажется выигравшей стороной в результате судебного «размена активами».

— Правительственный законопроект больше напоминает «бунт колонии против метрополии». На протяжении последних 25 лет наши компрадорские элиты встраивались в западный проект, в рамках которого РФ отводилась роль сырьевого придатка и рынка сбыта продукции глобального бизнеса. То есть, вечно зависимой в финансовом и технологическом плане территории. Одновременно наши власти финансировали бюджетный дефицит стратегических конкурентов.

Мотивация власть предержащих РФ понятна — они хотели на любых условиях стать частью мирового управляющего класса. В этих целях приобреталось огромное количество недвижимости за рубежом, дети и семьи тоже оказались там. Проблематично победить в «холодной войне» с западными странами, которые по суммарному объему своей экономики опережают нас раз в 20. Если мы не предлагаем глобальную идею созидательного развития, ввязываться в такие размены равносильно самоубийству.

Судя по всему, наши власти это чувствуют. Отсюда разговоры о том, что мы готовы договариваться с Западом. Правда, делается оговорка, что в наших отношениях есть «точка невозврата» в виде Крыма.

 — Почему вы считаете бесперспективной реализацию правительственного законопроекта?

— Потому что речь, прежде всего, идёт об активах государства. Как показывает практика, арест счетов и активов стран, попавших в опалу (Иран, Ирак, Ливия, Сирия), касается их госимущества. И, прежде всего — золотовалютных резервов. Также конфискации подлежали счета правящей бюрократии: чиновников топ-уровня и членов их семей. Поэтому западные суды будут замораживать, в основном, государственные счета. И это достаточно просто сделать. Потому что мы храним на Западе $360 млрд только в виде ЗВР. Из них около $80 млрд составляет Резервный фонд. Ещё примерно столько же — Фонд национального благосостояния. Плюс $200 млрд - средства ЦБ (около $50 млрд вложены в золото). Такие суммы наше правительство беззаботно держит в американских, британских, швейцарских и японских банках. То есть, в тех самых странах, которые ввели против нас санкции.

 — Но ведь по Конституции РФ ЦБ не подчиняется правительству…

— Ну как же? Президент лично представляет Госдуме кандидатуру для назначения на должность председателя Центрального банка. А также ставит перед парламентариями вопрос об освобождении его от занимаемой должности. В свою очередь, нынешняя правящая партия одобряет любое решение главы государства.

Что касается международного арбитража в Гааге, то наши юристы сами согласились на рассмотрение иска ЮКОСа в этой судебной инстанции. Российские власти никто не заставлял соглашаться на тяжбу в гаагском «судилище» и выбирать одного из трёх судей. Честно говоря, это огромный прокол с нашей стороны. А теперь, как говорится, нужно «либо крестик снять, либо трусы надеть».

Очевидно, что все международные суды сегодня будут выступать против России. В такой ситуации нам следует вообще отказаться от признания юрисдикции международного арбитража. Потому что мы не можем исполнять его решения только когда нам выгодно. А когда невыгодно — считать их ничтожными. Тогда впредь все наши компании будут заключать договоры в российской юрисдикции. Но не факт, что зарубежные контрагенты согласятся на таких условиях торговать с нами или инвестировать в российскую экономику. Включая якобы лояльных нам китайцев, индусов или бразильцев.

К тому же не следует забывать, что ещё есть киевские власти, которые выставляют нам иск на сумму, как минимум, в $50 млрд. в качестве компенсации за «аннексию» Крыма (как они считают). То есть, нас будут «бомбить» формально вполне законными судебными решениями.

 — Может ли Россия противостоять судебному произволу со стороны Запада, не выходя при этом за рамки действующих международно-правовых норм?

— Мы могли бы тоже играть на легальном поле, если бы наши элиты решили провести «чистку рядов», устроив капитальную ревизию всех постсоветских реформ. В таком случае мы бы могли не только предъявить Америке и всему Западу иски за разрушительные социально-экономические реформы (ведь известно, что их инспирировали извне), но и рассчитывать на то, что наша позиция будет иметь вес на международно-правовом поле.

Но для этого нужны совершенно другие, национально ориентированные элиты, которые работают на свою страну и её промышленный капитал, а не на глобальный бизнес.

— Может быть, выход из-под международной юрисдикции станет первым шагом на этом пути?

— Это всё замечательно, только Россия с её 40% долей экспортно-импортных операций в ВВП, экономика которой критически зависит от внешнего мира, просто не сможет ни с кем торговать. И нам в любом случае придётся «прогибаться» под систему международного законодательства, будь то западного или, условно говоря, китайского.

Ещё раз подчеркну: прямой санкционный «размен активами» нам невыгоден. Скажите, пожалуйста, какие страны из блока НАТО хранят свои валютные резервы в российских рублях либо на корреспондентских счетах наших банков? Ответ на вопрос очевиден — никто. То есть, ответить на заморозку наших ЗВР по принципу «око за око» не получится.

Страны НАТО хранят до 90% своих резервов в золоте. В свою очередь, доля госсектора в структуре собственности таких стран как США, Великобритания или Япония традиционно невелика. Госкомпаний в чистом виде там практически нет.

— Но среди российских компаний, попавших под санкции, значительная часть уставного капитала тоже принадлежит частным инвесторам.

— По крайней мере, контрольный пакет акций «Газпрома», «Транснефти», «Сургутнефтегаза» принадлежит государству. В этом плане нашим «заклятым друзьям» -американцам напрямую в России ничего не принадлежит. На каком основании мы будем арестовывать частные компании? Давайте, «экспроприируем» завод компании «Форд» в Санкт-Петербурге. Но какие для этого есть основания?

Американцы не будут арестовывать счета компании «Касперский» или «Мегафон». Это умные люди, которые будут забирать только российские госактивы. На Западе наше госимущество хранится по принципу «бери — не хочу». На сотни миллиардов долларов. Если мы покусимся на собственность той же компании «Рено-Ниссан», которая контролирует наш АвтоВАЗ, российские сборочные предприятия «Фольксваген», то все западные инвесторы объявят России бессрочный бойкот и организованно выйдут из промсектора. В результате производства просто встанут. Не уверен, что наше руководство сможет быстро национализировать и реанимировать заброшенные предприятия. Тем более, что у нас отсутствуют соответствующие технологии.

 — Если арестуют наши ЗВР, мы можем отказаться возвращать взятые на Запале кредиты?

—  Благодаря прямым и портфельным инвестициям, кредитам и займам Россия, действительно, заняла у Запада гораздо больше, чем объём средств, которые мы вывели за рубеж. Если американцы заморозят все активы наших госкомпаний, банков и частного сектора, а мы откажемся платить по долгам, то Москва останется в плюсе. Но это только с учётом корпоративного сектора. А в государственном секторе мы — чистые кредиторы. Поэтому на деньги первым попадёт российское государство. В случае объявления полномасштабной экономической войны, мы не сможем защитить свои резервы.

 — Есть ли ещё возможность предпринять какие-то превентивные меры?

— Необходимо принципиально иным образом подходить к вопросу о статусе, полномочиях, подотчётности и управлению резервами Центробанка РФ. В первую очередь, необходимо менять валюту, в которой мы держим наши финансовые сбережения. В «корзине» ЦБ не должно быть долларов, евро, фунтов, йен и швейцарских франков. Вместо этого нужно делать ставку на китайские юани и индийские рупии. Проблема в том, что валюты развивающихся стран тоже падают — глобальный цикл роста сырьевой экономики завершается. Так что нужно приготовиться к тому, что наши резервы будут понемногу сгорать на фоне падающих азиатских валют.

Правда, можно осуществить такой манёвр — больше покупать золота и хранить его не за рубежом, а в «закромах» ЦБ РФ. Хотя большинство государств отказались от такого шага как от «правового рудимента».

Источник

Фото: Борис Кавашкин/ ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.