shadow

Западные дельцы скупают украинские земли


shadow

zemlya-230-4116967

Недавно в Германии разразился скандал: “левые” депутаты Бундестага обвинили правительство в поддержке сельскохозяйственной экспансии крупного немецкого бизнеса в сторону украинских земельных угодий. Прямо не покушаясь на право бизнеса распоряжаться своими деньгами по собственному усмотрению, депутаты из фракции бывшего главы восточно-германских коммунистов Грегора Гизи, задали “неудобные вопросы” правительству страны, обвинив его в том, что оно оказывало прямую финансовую помощь крупному бизнесу (и так весьма небедному) — за счет всего немецкого общества. Подробный ответ от помощников фрау Меркель на депутатский запрос поступил еще в конце января.

По сути, из обширного засекреченного по соображениям банковской тайны ответа немецким избирателям разрешили узнать одно: правительство ФРГ не финансировало из бюджета планы аграрных концернов по захвату украинских земель. Так ли это на самом деле, не главное. Главное, что в немецкой прессе поднялся сильный шум относительно “украинского земельного вопроса”. Вопрос этот, вообще-то, имеет под собой весьма обширную историю. На Украине — около 50 млн гектаров земель, пригодных к обработке. Распахано из них, правда, меньше — около 30 млн.


Эти 30 млн гектаров, по европейским меркам, очень много. Для сравнения: в Германии, Италии и Англии, с суммарным населением в 200 млн человек, занято полями и лугами всего 26 млн гектаров. Такая разница — из-за того, что урожайность в странах ЕС, в среднем, около 55 центнеров с гектара, на Украине, в лучшем случае, около 40 центнеров. Это при том, что земли там — качественные черноземы. Ценит эти черноземы, обычно, кто угодно, только не местная элита. По данным официальной статистики, из упомянутых чуть выше 30 млн гектаров добрая треть почти полностью истощена из-за бездумно-варварского возделывания. В погоне за быстрой прибылью выращивались прежде всего “технические” культуры, типа рапса и сои, при этом никто не думал о необходимости “севооборота” и других достижений агрономии.

Немцы же украинские земли всегда ценили, особенно во время Второй Мировой. В аграрной политике Гитлера на оккупированных украинских территориях явственно прослеживалось три уровня. Первый — сохранение существующей колхозной системы (под контролем, разумеется, немецких администраторов) — для продовольственных поставок: 85% производимых на Украине продуктов отправлялось в Третий Рейх. Вторым уровнем был план раздачи наделов богатой украинской земли вместе с батраками доблестным воинам Вермахта.

Ну и, наконец, фюрер не брезговал и бонусом в виде вывоза в Германию не только продовольствия, но и самих украинских черноземов, прямо эшелонами. Понимал, видно, в отличии от нынешних украинских гетманов, что для получения всего 1 см такого грунта природе нужна сотня лет, а толщина его на Украине местами доходит до 2 метров.

После распада СССР на Украине приватизации земельного фонда и курса на экономическое удушение колхозов и совхозов. Селянам бесплатно раздали земельные паи, в среднем, около 2 гектаров каждому с разрешением делать с ними, что угодно. Но, понятно, даже относительно работящие мужики, без тракторов, сеялок, агрономических знаний, не могли дать толку “своей земле”. Не говоря уже о пенсионерах с подорванным здоровьем или сельской интеллигенции, врачах, учителях, библиотекарях.

Паи стали сдавать в аренду за ежегодный паевой платеж. Скажем, в прошлом году он составил в среднем около 2 тысяч гривен, даже по тогдашнему заниженному официальному курсу американской валюты, — около 120 долларов. Арендаторами же выступали и относительно небольшие фермерские хозяйства, и хозяйства более крупные. Интересно заметить, что статистика распределения земельного фонда между указанными собственниками весьма разнится от источника к источнику. Так, немецкие парламентарии оперируют цифрой в 2,8 млн гектаров в руках агрохолдингов, это около 10% от общего объема земель. Но, скажем, украинские источники называют величину и в целую треть или около 10 млн гектаров.

Понятно, что и мелкие, и крупные сельхозпроизводители не прочь были бы стать полновластными хозяевами дорогой землицы. Тем более, что ее номинальные владельцы не прочь отдать свои паи по ценам этак раз в десять ниже, чем в Европе. И это, заметим, было еще при прежнем курсе 8 грн/доллар, а не нынешнем — 25 гривен за доллар. Предыдущие режимы на Украине, по крайней мере, хоть немного понимали опасность для себя лично абсолютно свободного рынка купли-продажи земли. Ведь она практически сразу оказалась бы в руках западных бизнесменов, куда более богатых, нежели доморощенные. Потому что в их руках — и сверхдешевые кредиты, и куда больший рейтинг надежности, чем у украинских производителей. Что тут же привело бы к разорению последних, от фермеров до латифундистов, — с понятными и малоприятными для любой власти последствиями.

Именно поэтому до начала 2016 года на Украине действует мораторий на куплю-продажу земли. Его, конечно, нарушают сплошь и рядом. Например, при желании продать свой пай мелкий владелец сначала оформляет фиктивный займ под залог земли, а потом, после такого же фиктивного банкротства, по суду лишается этого “залога” в пользу нового собственника. А для западных собственников есть схемы “лизинга”, когда земля сдается им в аренду на 50 лет. Хотя, как указывалось выше, “добить” даже уникальные украинские черноземы, при желании сверхприбылей, можно за значительно более короткие сроки.

Когда мораторий будет отменен, а при нынешней власти нет сомнений в том, что это случится, начнется бешеная скупка украинских черноземов всеми, у кого есть деньги. Деньги же ныне на Украине есть только у Запада. Достаточно вспомнить, что Центробанк ЕС намерен “напечатать” до сентября 2016 года 1,1 триллиона евро. При стоимости гектара на сером рынке даже в более благополучные времена 3 тысячи долларов, для покупки абсолютно всей украинской пашни понадобится всего-навсего 100 миллиардов. А при нынешнем кризисном обнищании паи скоро будут отдавать за пару бутылок водки. Западные элиты в первую очередь интересуют прибыли, как можно более высокие. В Ливии и Ираке — это нефть, например. На Украине — чернозем. А чтобы покупка обошлась как можно дешевле, можно даже и спровоцировать дефолт Украины. Этот вариант обкатывался вполне успешно в Аргентине, например.

Конечно, чем больше в стране, обладающей желаемым активом, бардака, тем меньше цена на этот актив. Но важно не переборщить, а то, купив ту же украинскую землю на копейки, можно потом не смочь отбить даже их. И дело даже не в сомнительной легитимности нынешних властей в Киеве. Все сделки, заключенные в их каденцию, следующей властью могут быть признаны недействительными.

Важнее то, что передача земельного фонда в руки западных латифундистов — социальная бомба замедленного действия. Ведь после этого пойдут оптимизации. В советском сельском хозяйстве было занято до 30% населения, в теперешнем украинском — вполовину меньше. Но в Германии-то процент “аграриев” еще более низкий — всего 4%! Куда же при таком раскладе будут деваться “лишние” 11% украинцев — почти 75% крестьян? Идти в города на заработки? Так промышленность уже и так почти уничтожена. Ехать “гастарбайтерами” в “единую Европу”? Так последняя даже “безвизовый обмен” украинцам никак не дает, не говоря уже о возможности полноценного трудоустройства. Так что, очень может оказаться, что Вашингтон с Берлином, желая получить на своей “поддержке европейского выбора и демократии” на Украине сверхприбыли для собственных монополий, перехитрили сами себя. Потому что инвестиции в страну, все стремительнее превращающуюся в классической failed state, несостоявшееся государство, — это уже не выгодное вложение денег, а такой же классический мазохизм. Жаль только, что жертвой такой политики уже стали десятки тысяч жизней украинцев.
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: