shadow

Геополитика вокруг Китая. Синьцзян


shadow

A Chinese Uighur chants slogans in front

В моей книге «Геополитика. Как это делается» много места уделено событиям в Азии. Япония, Англия, США, Китай, Россия. Все это не просто названия стран – все это ИГРОКИ. Одна из наиболее интересных точке «Большой игры» — Синьцзян. Сегодня это Синьцзян-уйгурский автономный округ Китая.

Об этом статья постоянного обозревателя Елены Федотовой.

«Микроб чумы, как говорил Альбер Камю, никогда не умирает. Он может долго спать и прятаться укромных уголках, но однажды непременно проснется и пробудит полчища крыс. Так и эпидемия сепаратизма рано или поздно поражает любое сильное государство. В этом Китай хорошо понимает Россию, ведь взрывоопасный Синьцзян называют не иначе как «китайской Чечней».

31 октября 2013 года в самом сердце Пекина прогремел взрыв. Джип, управляемый смертниками, взлетел на воздух на многострадальной площади Тяньаньмэнь. Он на полном ходу протаранил толпу и едва не врезался в стену бывшей императорской резиденции. В этот день уйгуры Синьцзяна совершили свой первый в истории теракт. Событие в прямом смысле имело эффект разорвавшейся бомбы. Уйгурские волнения стали уже закономерной практикой, за свою историю сепаратисты восставали сотни раз. Но лишь теперь их официально объявили боевиками.

Это можно было назвать третьим звонком к спектаклю. До него были «ласточки» из Сирии, — последняя «прилетела» в июле 2013 года. Именно в это время в Синьцзяне резко обострилась обстановка. Волнения стали самыми крупными с 2009 года, когда в городе Урумчи погибли сотни человек. На этот раз уйгуры нападали на полицейские участки и громили магазины этнических китайцев. Несколько дней спустя посол Сирии в Китае Имад Мустафа сообщил, что в Сирии воюют 30 боевиков из группировки «Исламское движение Восточного Туркестана». Единственной сепаратистской организации Синьцзяна, которую признали террористической даже в США. Правда, произошло это сразу после 9/11, когда американцы строили из себя жертву всемирного терроризма. А чего не сделаешь, ради убедительного образа?

Официальный Пекин уже не раз заявлял, что уйгурские сепаратисты воюют одним фронтом с сирийскими «повстанцами». Более того, между ними идет активный обмен опытом и воспитание новых поколений «свободоборцев» для внедрения в Китай. Наша демократичная Лента.ру не устает снабжать эти сообщения ироничной приставкой «якобы», хотя в достоверности их сомневаться не приходится. Что-то явно смущает их либо в уйгурах, либо в сирийских «повстанцах». Вопрос только «что» – ведь и те, и другие, по их мнению, борются за права человека и демократию. И, по логике вещей, должны помогать друг другу. Как истинный демократический интернационал.

Конечно, цифра «30 боевиков» — отретуширована донельзя, и реальное число уйгуров в рядах сирийских боевиков превышает ее в разы. «Сирийский котел», если он опрокинется, зальет раскаленной лавой не только Россию, но и Китай. Ведь в нем уже проходят «боевое сваривание» боевики всех национальностей – в том числе, и чеченцы. Впервые уйгуры были замечены в Сирии ровно за год до теракта на Тяньаньмэнь – 30 октября 2012 года. И вот теперь настало время применить полученные навыки.

Наркоторговля, торговля людьми и контрабанда оружия – вот неполный список того, чем занимаются члены «Исламского Движения Восточного Туркестана» в свободное от терактов время. По сути, это одна из тех бандитских группировок, которые во множестве промышляют на Ближнем Востоке под прикрытием религиозных лозунгов, а на самом деле – в интересах своих западных покровителей. «Ручные исламисты», как можно их назвать, намеренно разжигают межнациональную и межконфессиональную рознь на своей территории. В нашем случае – стремятся к отделению Синьцзяна и созданию на его месте нового Афганистана или Пакистана. Здесь и речи не идет ни о какой «культурной автономии» в составе единого Китая. О своих целях эти люди заявляют довольно громко. Национализм, господство шариата, уничтожение неверных. Разруха, смерть, перманентный хаос. Военный контингент США планирует покинуть регион АфПака в 2014 году. Надо полагать, что здесь и начнется самое интересное. Многочисленные факты говорят о крепких связях ИДВТ с Талибаном и Аль-Каидой, но это настолько логично, что даже не нуждается в подтверждении. В свое время США пошли на уступку Китаю – признали группировку террористической. Правда, этот дипломатический реверанс служил, скорее, отвлекающим маневром. Правительство Китая насчитало в стране целых восемь террористических объединений. Но у американцев свои счеты в этой игре. И очень теплое, даже трепетное отношение к теме «национального самоопределения».

Флагман уйгурского сепаратизма носит имя «Всемирного Уйгурского Конгресса» со штаб-квартирой в Мюнхене, отделениями по всему миру и солидным финансированием от Конгресса США. Китайские мусульмане пользуются большим сочувствием за океаном. Об этом стало официально известно в 2009 году после массовых волнений в Урумчи, столице Синьцзяна. Сотрудник Госдепа Иен Келли поразил прямотой: американский Конгресс помогает Конгрессу уйгурскому через Фонд Доноров. По-братски. Последняя организация к тому времени успела прославиться. Она приложила «руку дающую» ко всем «оранжевым революциям» — от Украины, Грузии и Сербии до волнений в Тибете 2008 года. События в Урумчи стали самыми массовыми и кровавыми за последние десятилетия Синьцзяна и унесли двести жизней. Видимо, Фонд пожертвовал больше, чем обычно.

ВУК, выступая «рупором угнетенных уйгуров», до сих пор не устает вспоминать этот день «как образец репрессивной политики КПК». Забывая, впрочем, кто стал зачинщиком тех дел. Незадолго до бойни в Урумчи по всем возможным каналам прозвучал призыв лидера Уйгурского Конгресса Рабии Кадыр – «надо быть смелее» и «устраивать серьезные инциденты». И Синьцзян закипел. Ведь лучший раб тот, кто считает себя свободным.

Что-то недоброе всегда таилось в женщинах с косами. Не будем вспоминать о героине одной «оранжевой революции», поговорим о символе другого народа – уйгурского. Госпожа Кадыр уже долгое время проживает в США и пользуется их политическим покровительством. Но вряд ли ей можно позавидовать. Лишившись гражданства в родной стране, американского паспорта она так и не получила. Эту тему стараются не поднимать, да и сама Кадыр утверждает, что ей, мол, итак хорошо. Не надо мне американского гражданства, хочу остаться частью ненавистного Китая. Зелен виноград. На самом же деле мы имеем дело со страшной человеческой трагедией. Ведь «героиня уйгурского народа» оказалась на крючке у американских спецслужб безо всяких шансов с него сорваться. Гражданства США ей не дадут никогда, потому что необходим этот вечный рычаг давления, она должна вечно плясать под чужую дудку. А если не станет – полетит в пропасть. Ведь пути назад нет. Слишком большие ставки делает США на уйгурский сепаратизм.

История ее жизни замусолена до дыр «независимыми СМИ». Ей за 60, она правоверная мусульманка и мать одиннадцати детей! Худощавая, со впалыми щеками и горькой иронией во взгляде, по плечам спускаются две длиннющие косы. Говорит с придыханием и крикливыми интонациями, характерными для языков тюркской группы. Тюбетейку не снимает никогда. Такой Рабия Кадыр предстает в многочисленных интервью для американских и европейских каналов. Вот он – живой пример неравной, но самоотверженной борьбы со звериной сущностью коммунистического Китая.

Официальная версия звучит так. Почтенная дама имела все шансы остаться на Родине. Одна из пяти богатейших людей КНР, высокопоставленный член китайского правительства, она пожертвовала общественным положением ради блага своего народа. Это произошло в 1999 году. Госпожа Кадыр беззаботно собиралась на встречу с делегацией американского Конгресса в Урумчи. Что он там забыл – это, конечно же, отдельная история. Но по дороге была схвачена китайским правительством и брошена за решетку. Передачу нескольких газет живущему в США Сидику Рузи – сотруднику радио «Свободная Азия» (тоже финансируется американским Госдепом) и по совместительству мужу Кадыр, КПК окрестило «разглашением государственной тайны». Чиновница лишилась всех постов и на несколько лет села за решетку. В 2005 году, перед визитом в Китай Кондолизы Райс ее освободили «по состоянию здоровья» и выслали в США – от греха подальше. Здесь-то она и развернулась во всей своей свободоборческой красе.

На этом месте стоит включить здравый смысл. 90-е годы после распада Советского Союза стали самым благоприятным временем для сепаратистов всех мастей. Настала очередь Китая быть разрубленным на куски. И уйгурская карта, что уж греха таить, была и остается козырным тузом этой колоды. Госпожа Кадыр достигла пика и в богатстве и в политическом влиянии, и стала непререкаемым авторитетом среди уйгуров. Она поднялась из беспросветной нищеты самым волшебным образом. Из прачки превратилась в миллионера. «Вопреки» — говорит она, «благодаря» — утверждаем мы. Ведь если окинуть ситуацию трезвым взглядом, становится очевидно, что Кадыр, влиятельного китайского чиновника, завербовали американские спецслужбы. Вопрос лишь в том, когда это случилось. Помогало ли ЦРУ в ее обогащении или только воспользовалось плодами? И речь, конечно, шла не о «нескольких газетах» Сидику Рузи. Это была государственная измена. Сегодня, не имея никакого гражданства, она может вести себя только так, как ей укажут. И говорить лишь то, что написано в сценарии.

Покинув Китай в 2005 году, Кадыр не оглянулась на оставленную семью. Уцелела, и слава Богу! Ведь марионеток в таких случаях обычно бросают, как в свое время бросили погибать тибетцев. Но Рабия Кадыр еще не отыграла свою роль. Дети до сих пор пишут ей письма, где обвиняют ее в предательстве Родины и правительства, которое сделало для нее много хорошего. Диссидентка называет это не иначе, как провокацией КПК. А что ей еще остается делать? Теперь предатель пытается обелить себя и очернить того, кого предал.

Зато какой почет на чужбине! В 2007 году ее удостоил личной аудиенции президент Джодж Буш, уделявший много внимания уйгурскому вопросу. Плодом этой встречи стала резолюция, принуждающая китайское правительство освободить «невинноосужденных» уйгуров (речь шла обо всех узниках уйгурской национальности, в том числе, и о террористах). И, конечно же, никуда не годилась политика КПК по отношению к уйгурскому народу – ее следовало немедленно пересмотреть! В идеале – отпустить Синьцзян с миром.

«Всемирный уйгурский конгресс» — главная фабрика антикитайских мифов. С какого потолка они берутся, наверное, один Аллах ведает. Ну, еще, быть может, спонсор в лице Конгресса США. «Мы не можем говорить о своей культуре, образовании, языке. Пекин проводит политику этнических чисток и насильственной ассимиляции», – утверждает госпожа Кадыр и не краснеет. Тем временем, в Синьцзяне постоянно открывают новые школы, и преподавание ведется, в основном, на уйгурском языке. Прирост населения в СУАР – самый высокий в Китае, без учета эмигрантов. Численность народа – правоверного, мусульманского — с середины прошлого века выросла в несколько раз. Ведь это же не китайцы хань, у которых «одна семья-один ребенок». Религиозные притеснения? Деньги на реконструкцию мечетей из Пекина льются рекой, как и средства в госбюджет Синьцзяна. Кстати, губернатором там Нур Бекри – уйгур по национальности. Небоскребы, автомобили и заводы заполонили Урумчи за последние двадцать лет, превратив его из отсталой провинции в крупный промышленный центр. В китайской армии действуют даже особые кухни для солдат-мусульман – но, сколько волка ни корми…

С Кадыр началось – ею же и закончилось: после беспорядков в Урумчи она излила свою личную порцию желчи на правительство Китая. И не в каком-нибудь блоге, а в The Wall Street Journal – вестнике финансовых элит США. Наша героиня, — напомним, одна из самых богатых людей Китая, «озолотившаяся чудом», — просто обязана была иметь связи в определенных кругах. Подтверждение не заставило себя ждать. Вместо того, чтобы плюнуть на себя в зеркало, Кадыр на страницах издания в открытую провозгласила китайское правительство националистическим и поощряющим национализм среди китайцев хань. Так, по ее мнению, оно компенсировало провальную коммунистическую политику. Репрессии у нее были «кровавы», а положение «беспросветно». И только США могли спасти ситуацию. Под занавес она взмолилась к Белому Дому осудить КНР за подавление восстания и открыть консульство в Урумчи, которое стало бы «маяком свободы». Но реакции не последовало, потому что Китай еще слишком силен. США пока лишь машут красной тряпкой перед его лицом и тут же прячутся в кусты, избегая открытой пикировки. И выжидая удобного момента.

Теперь о Рабие Кадыр снимают фильмы – слезливые истории о самоотверженной любви к своему народу. Через месяц после резни в Урумчи, которую спровоцировала Кадыр, в Австралии состоялась премьера ленты, показанной аккурат к Мельбурнскому кинофестивалю. Режиссер Джефф Дэниэлс снял «Десять условий любви» через десять лет после ареста Кадыр. Тогда, напомним, не состоялась ее встреча с делегацией Конгресса США! Как такое забыть? Это, безусловно, событие международного масштаба, а проблемы уйгуров волнуют каждого на планете Земля. Но ведь существует много угнетенных народов. Почему бы австралийскому режиссеру не снять фильм, к примеру, о шотландцах, которые тоже изъявляют желание отделиться от Британии, запрещающей им носить юбки и рыжие волосы? Ведь эта борьба уходит корнями в века! Еще Вальтер Скотт писал о доблестном Роб Рое. Ах да, ведь Австралия, по сути, до сих пор английская колония, управляемая ее Величеством. Киношедевр представили публике два австралийских политика – сенатор Боб Браун и депутат Майкл Дэнби, яростные борцы за свободу прав человека в Китае. И правда, за что же еще бороться австралийским чиновникам? Боже, храни королеву!

Проблемы уйгуров так всколыхнули Австралию, что довольно заурядный фильм показали в главном культурном центре Мельбурна – огромном зале The Melbourne Town Hall, где тысячи зрителей стали свидетелями невиданных зверств китайского правительства. О которых «правдиво» рассказали Рабия Кадыр и ее родственники. Собственно говоря, весь фильм – это сорокаминутный ролик монологов, где меняются только лица и пейзажи – от американского магазина одежды до уютного офиса. А из всех свидетельств – сердечные заверения, слезы, клятвы и яростные крики Кадыр на непонятном языке. Но это не помешало сенатору Бобу Брауну решительно высказаться после фильма: «Я с нетерпением жду встречи с президентом Китая. Я жду того момента, когда он приедет в Канберру, чтобы мы могли представить ему все эти факты, и что настало время, когда ваша семья и народ Восточного Туркестана должны быть свободны». А фактов, в общем-то, всего два. Австралия – отросток Великобритании, а после Второй Мировой Войны – еще и формальный военный союзник США. Враги Китая не просто машут красной тряпкой – они делают это чужими руками.

В поддержку фильма высказался даже Далай-лама – многолетний лидер тибетских сепаратистов. Рабию Кадыр он назвал «национальным лидером, существующим в парадигме неприменения насилия». После событий в Урумчи эти слова звучали как нельзя более красноречиво. Напомним, что секту «Аум Сенрике», устроившую газовую атаку в токийском метро Далай-лама считал «сеющей добро». А ее лидера и своего подопечного Секо Асахару – «очень способным учеником». Вот такое странное ненасилие.

Рабию Кадыр дважды номинировали на Нобелевскую премию мира, но так и не наградили – якобы, Китай при одной мысли об этом вставал на дыбы. Классическая история из серии про «красную тряпку». Помахали, забыли, но осадок остался. Однако, сидя в тюрьме, Кадыр все же получила премию Рафто за самоотверженную борьбу в области прав человека. Это произошло в 2004 году, а годом позже награду вручили представительнице России – Лидии Юсуповой. За что же? Правозащитница из Чечни без обиняков рассказала всему Миру об ужасах Чеченской кампании. «Они убивают, насилуют, уничтожают и терроризируют местное население» — наверное, речь шла о боевиках? Нет, о российских боевых подразделениях. Которые лишали террористов права «на мирное самоопределение».

Еще одна лауреатка премии Рафто 1991 года тоже родом из России, вернее, из СССР. Небезызвестная Елена Боннэр – диссидентка и вторая жена «отца русской демократии» Андрея Сахарова. Ей довелось подержать в руках даже вожделенную Нобелевскую премию мира, которую, правда, получила за мужа. Добрую часть жизни она провела в США, где и сделала последний вздох. О политических взглядах этой дамы говорят несколько фактов: во время двух Чеченских кампаний, стоившим жизни тысячам наших солдат (в том числе, и кавказской национальности) она всей душой болела за бандитов-сепаратистов, прикормленных из-за рубежа. В 2008 году, когда Цхинвал лежал в руинах, и осетины еще не успели похоронить родных, Боннэр радовалась «успехам» Саакашвили. Это ее цитата: «Воевали не за Родину и не за Сталина, просто выхода не было…». Впрочем, здесь с ней можно поспорить. Многие находили выход и из этой затруднительной ситуации. Например, помогали фашистам.

Давно укоренился в английском языке термин uighur case, и лучшие умы США стали ломать голову над тем, как же решить «уйгурский вопрос».  Вопрос этот встал ребром после прихода коммунистов к власти в Китае, и с каждым годом становился все острее. Первое место по добыче нефти и газа в КНР, более четверти угольных запасов, стратегические нефте- и газопроводы, питающие всю страну – отсечь Синьцзян значило перекрыть кислород китайской экономике. Над этой теоремой стоило потрудиться. Десятилетия спустя проблема заиграла новыми красками. Синьцзян превратился в главные внешнеторговые ворота страны, через которые товары «made in China» выходили в мир. Все благодаря удачному расположению – на границе с Монголией, Казахстаном, Афганистаном, Таджикистаном, Пакистаном и Россией. И на последнем пункте стоило остановиться подробнее. Ведь лучшая война – это война на два фронта. Целя в Китай, Запад неизбежно целил и в Россию. Высока ставка на «сирийский котел», но в плане «B» всегда есть «синьцзянская бомба». Банды боевиков перемещаются согласно броуновскому движению – во всех направлениях. Пойдут на Восток, пойдут и на Запад. Стоит только вскрыть рану.

Это в свое время понимал и Иосиф Сталин, уступивший Синьцзян Мао Цзэдуну в 1949 году. Был короткий период в истории Восточного Туркестана (как он тогда назывался), когда регион тешился независимостью. Аккурат в последние годы и немного после той «бессмысленной войны», когда воевали «не за Родину и не за Сталина». С 1944 по 1949 год Восточно-Туркестанская Республика поддерживала теплые отношения с СССР. Звучали даже голоса о присоединении. Но где это видано, чтобы сепаратисты пытались с кем-то объединиться? Секрет был в том, что уйгурских бандитов тогда финансировали гоминьдановцы и английская разведка (привет австралийским чиновникам!). И подобный «подарок» в адрес СССР был нехитрым троянским конем. И пусть сегодня не говорят, что регион мог бы быть стать советским. Потому что жадность до добра не доводит. И не прими тогда Сталин мудрого решения, уйгурский сепаратизм разорвал бы в клочья и Китай, и Советский Союз. Ведь вирус чумы распространяется быстро, а крыс везде хватало во все времена.

Елена ФЕДОТОВА».

Источники:

1) «Рабия Кадыр требует извинений от правительства Тайваня», Великая Эпоха, 30.09.2009

2) «Синцзян и Тибет», Эль Мюрид

3) «The Real Story of the Uighur Riots», REBIYA KADEER, The Washington Post, July 8, 2009

4) «Андрей Островский: Сепаратистами в Китае дирижируют США», Александр Бушев, «Свободная пресса», 06.07.2009

5) «Уйгурский вопрос как образец политики сепаратизма», Олег Чувакин, Военное обозрение, 01.08.2013

6) «Сможет ли Китай удержать уйгуров?», Игорь Ротарь, Росбалт, 09.07.2013

7) «Волнения в Синьцзяне: уйгурские сепаратисты сопротивляются китайским властям», Russia Today, 24.04.2013

8) «Синьцзян-Уйгурский район остается «головной болью» для китайских властей», Игорь Ротарь, 11.03.2003

9) «Шахиды из Поднебесной. Боевики-сепаратисты из Синьцзян-Уйгурской автономии впервые совершили теракт в центре Пекина», Станислав Борзяков, Газета Взгляд, 31.10.2013

10) «Пекин связал волнения среди уйгуров с войной в Сирии», Лента.ру, 01.07.2013

11) «Эль Мюрид: В Сирии замечены уйгуры», 30.10.2012

12) «30 боевиков из китайского Синьцзяна воюют на территории Сирии», Военный обозреватель, 02.07.2013

13) «Агрессивный сепаратор. Уйгурский сепаратизм на службе Вашингтона», Сергей Кожемякин, Советская Россия, 24.08.2013

14) «Любовь с условиями и без. Фильм о Рабии Кадир, который бойкотировали китайцы»,  Мусафирбек Озод, 10.08.2009

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. selena    

    Вот так самая демократическая страна мира спонсирует терроризм во всём мире!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *