В России

О последствиях 27 июля в Москве: трезво и по делу

Да, да, именно трезво, без всех этих щенячьих восторгов: мы не испугались, мы им показали, мы здесь власть, завтра придем еще, у дракона дрожат перепонки.

Оппозиционные кандидаты на выборы в Мосгордуму как не были допущены, так и не будут. Теперь особенно, потому что это будет восприниматься как слабость и поощрение. Впрочем, шансов практически не было, но ведь и не возникло. Значит, акция 27 июля цели не достигла.

Контроль над Москвой остался за Собяниным, силовиками и Кремлем, улицы от демонстрантов очищены. Никакого очага сопротивления не возникло.

Конечно, всегда можно сказать, что это такое особенной сопротивление, партизанское-городское — вышли, помитинговали, разошлись, и нас таких партизан много. Ладно, согласимся, и что? Становятся такие партизаны властью в городе? Нет.

Оказывают какое-то решающее влияние на политические процессы в городе и стране? Только негативное, провоцируя силовую ветвь на закручивание гаек и репрессии. Партизаны хороши, когда нужно дезорганизовать тылы перед приходом регулярной армии, основных сил. Но их нет!

Может быть, 27 июля приведет к возникновению какой-то новой общегородской единой оппозиционной организации. И именно она теперь развернется во всю ширь и приведет протестантов к победе? Причем и в масштабах города, и в масштабах страны?

Но Навальный создавал свою сеть накануне президентских выборов. И партию свою пытался создать неоднократно. Не получилось легализоваться и стать признанным и законным участником политического процесса ему не дали. И вчерашние события ни к чему такому точно не приведут.

Может быть, появилась надежда, что движение в Москве поддержат в регионах? Что народ увидит в московских горожанах-протестантах лидеров для всей страны? Что опять началось, и движение за честные выборы и против «антинародных» властей теперь покатиться, как снежный ком, быстро и неудержимо увеличиваясь в размерах?

Все ведь знают, что народ Кремлем не доволен, потерял веру, оптимизм и надежду. Вот вам и лидеры появились!

Проблема в том, что народ не верит в политику. И никак не связывает свои успехи со степенью политических свобод. Особенно – с допущением к выборам всех этих Навальных и прочих «агентов Госдепа».

Не верит народ москвичам-оппозиционерам. Москвичей не любит, а оппозиционеров не воспринимает. Что было сделано за 8 лет с 2011 года для изменения такого положения вещей? Успешного – ничего.

Если в следующую субботу в Москве соберется новый митинг где-нибудь на Сахарова, и участие в нем примет тысяч 50, это ничего не изменит. Ну, постоят, поговорят, поругают власть, тем дело и кончится.

Но у властей всегда наготове еще один способ – вытолкнуть протестантов в нелегитимное поле и получить основания для их вполне легитимного наказания. Оппозиционная часть общества может сколько угодно не соглашаться с этой легитимностью, но кто ее будет слушать, она ведь является стороной конфликта?! Властям нужен формальный повод, он есть. Собственно, этим власти и пользуются всё время.

Результат один:

контроль за городами и страной остается в руках правящей группы;
очередная оппозиционная волна захлебывается;
лидеры московских оппозиционеров остаются на задворках политики, фактически без права голоса и без участия в принятии решений;
страна, народ, массы заняты текущими жизнью и делами , а политикой практически не интересуются.

Кремль не дрогнет, не стоит на это надеяться. Путин и правящая группа сделали ставку на вливание денег, нацпроекты, инвестиции, «рывок». Деньги большие, надежды высокие, интересы участников тоже, поэтому любые попытки помешать реализации планов будут пресекаться жестоко. И с полной верой в свою моральную правоту: все ради страны и народа, для людей.

Но польза от протеста все-таки может быть, хоть и совсем косвенная. Главное сейчас для властей — не допустить, чтобы народ связал политическое «Допускай!» московских оппозиционеров со своими надеждами на улучшение жизни. Значит, эту жизнь нужно улучшить независимо от оппозиционеров, самим, и быстро. А это, как мы понимаем, все те же нацпроекты. Только разбираться с ними нужно как можно скорее.

Что получается в итоге? Шансов на политическую революцию нет. Зато нынешняя протестная волна вполне может подстегнуть реализацию экономических проектов, и даже еще больше заострить их социальный смысл. Но ведь именно это стране и нужно в первую очередь, разве нет?

Валерий Савельев

Источник

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.