shadow

Зачем Москва ввязывается в новый ближневосточный военный конфликт

Нужен ли нам берег ливийский


shadow

Нам нужен и берег ливийский, и Африка вся нам нужна? На фоне «строго ограниченной по времени» операции России в Сирии, которая упорно отказывается окончательно ограничиваться, пристальный интерес первых лиц нашей страны к еще одной раздираемой внутренними конфликтами стране Ближнего Востока сначала вызывает оторопь.

Мол, может быть, мы с Асадом сначала разберемся, прежде чем влезать в дела бывшей вотчины покойного полковника Каддафи? Впадать в мессианский раж и посылать в Ливию еще один «ограниченный контингент» действительно было бы верхом неразумности. Но то же самое можно сказать и об отказе Москвы играть в Ливии политическую роль. «Берег ливийский» нам все-таки нужен — но только в разумных пределах.

За сорок с лишним лет пребывания у руля местной государственной машины развеселого полковника Муаммара Каддафи все в мире привыкли к тому, что понятия «Ливия» и «Муаммара Каддафи экстравагантность» стали синонимами. Каддафи окружил себя охраной из юных девушек-амазонок, официально отказавшихся от отношений с мужчинами. Даже путешествуя за рубежом, Каддафи предпочитал ночевать в традиционной бедуинской палатке, которую устанавливали в самых неподходящих для этого местах (в России это было сделано прямо в Кремле). Сохраняя реальную власть в Ливии до своей страшной насильственной смерти в 2011 году, Каддафи еще в 1979 году официально ушел в отставку со всех государственных постов, но оставил за собой титул «брата-лидера и проводника революции». Еще полковник обязательно переодевался по нескольку раз в день в самые неожиданные наряды, пытался совместить законы шариата с социализмом советского образца, а иногда отдавал приказы заложить бомбу на борт иностранного пассажирского авиалайнера или вмешаться в чужую гражданскую войну.

На фоне такого «яркого лидера» нынешние правители Ливии выглядят скучно, серо и буднично. Но если судить не по меркам Каддафи, а по меркам других государств, то и в сегодняшней Ливии с экстравагантностью тоже все в порядке. Например, в стране есть и парламент и правительство. Но вот беда. Парламент сидит в городе Тобруке и не признает законность правительства. А правительство сидит в городе Триполи и не признает законность парламента. При этом правительство в Триполи создало свой «карманный» парламент, а парламент в Тобруке создал свое «карманное» правительство. Запутывает ситуацию еще и то, что срок полномочий международно признанного парламента в Тобруке уже истек, но он продолжает работать.

И это еще далеко не конец «ливийских странностей». Как вам, скажем, такой «неожиданный поворот сюжета». Человек, которого на Западе считают «фаворитом России в Ливии», — обладатель титула командующего ливийской армией фельдмаршал Хафтар — является еще и владельцем паспорта гражданина США и, по слухам, в прошлом тесно сотрудничал с американскими спецслужбами. Вы запутались? Не переживайте, сами ливийцы запутались еще больше. Когда реальная власть на местах принадлежит соперничающим вооруженным группировками, разобраться, «кто есть ху», обычно бывает довольно затруднительно.

Возникает вопрос: зачем России во все это влезать? Причин несколько. Ливия — страна с очень большими запасами полезных ископаемых. Здесь есть нефть, газ, уран и золото. В эпоху Каддафи российский бизнес заключил несколько важных контрактов на их разработку. Гражданская война в стране сделала выполнение этих контрактов невозможным. Но совсем отказываться от них Москве не хотелось бы. Еще Ливия — это государство, которое очень важно для таких наших европейских партнеров, как Италия и Франция. Париж и Рим кровно заинтересованы в перекрытии миграционного потока из Ливии через Средиземное море, что возможно только при прекращении политического хаоса в бывших владениях Каддафи. Получается, что если Россия станет в Ливии важным политическим игроком, то Москва получит в свои руки дополнительный рычаг воздействия на Италию и Францию. То же самое относится и к близлежащим арабским странам: играя роль в ливийских делах, Россия повышает свою «внешнеполитическую капитализацию».

Главное — не увлечься этим процессом, не начать играть в игру ради самой игры, не закачать в Ливию чрезмерное количество политических или тем более военных ресурсов и не превратиться в силу, которая, не получая никакой выгоды для себя, обслуживает интересы конкурирующих местных политических «проводников революций». А еще важно не ждать на ливийском направлении скорых прорывов. Как показала в том числе и международная конференция на Сицилии, в которой принял участие премьер Медведев, договариваться друг с другом наследники Каддафи не настроены. По оценкам наблюдателей, политическое «броуновское движение» в Ливии может продлиться еще пять-десять лет.

Не превратится ли Россия за это время в заложника еще и ливийского хаоса? Так хочется ответить на этот вопрос твердым «нет». Но мы уже столько раз «обжигались на молоке»… Я для себя решил так: за действиями официальной Москвы в Сирии надо очень пристально наблюдать — наблюдать и только потом делать однозначные выводы.

Источник

Фото government.ru


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *