shadow

Госдеп США ждут большие изменения


shadow

Новым главой Госдепартамента США станет Майк Помпео. Таким образом, на смену обладателю российского ордена Дружбы придет антироссийский «ястреб» и бывший директор ЦРУ. Парадокс в том, что назначение Помпео в итоге может сказаться на отношениях Кремля и Белого дома исключительно благотворно. И вовсе не потому, что Помпео сильно любит Россию.

О том, что госсекретаря Рекса Тиллерсона ожидает скорая отставка, слухи ходили давно. На его место прочили посла США в ООН Никки Хейли и директора ЦРУ Майка Помпео. И вот – свершилось.

Русский фактор

В российской прессе быстро возникла версия, что Дональд «обменял» закрытие «русского дела» на назначение идейного «ястреба» Помпео главой дипломатического ведомства.

Действительно, накануне республиканское большинство комитета палаты представителей по разведке заявило, что их расследование возможных связей штаба Трампа с «коварными русскими» завершено. Никаких связей, никакого сговора, понятное дело, найдено не было.

Впрочем, это не означает, что дело закрыто. Продолжается по меньшей мере еще три параллельных расследования «русского следа»: сенатом США, ФБР и спецпрокурором Робертом Мюллером. Да и демократическое меньшинство комитета палаты представителей вряд ли согласится с выводами своих республиканских коллег. Так что говорить об «обмене» как минимум преждевременно. Скорее всего, два события просто совпали.

Да и чем так уж мешал Рекс Тиллерсон русофобам? В последнее время он резко поменял свою риторику в отношении Москвы. Орден Дружбы, врученный ему Владимиром Путиным, уже давно убран на дальнюю полку. А после того как в Лондоне был отравлен бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль, госсекретарь и вовсе заговорил как заправский ястреб: полностью поддержал британского премьера Терезу Мэй в ее обвинениях в адрес России, назвал отравление «вопиющим актом» и не преминул поделиться своим разочарованием от попыток наладить отношения с Москвой.

Так, в интервью New York Times Тиллерсон заявил: «Я чрезвычайно обеспокоен действиями России. Мы провели большую часть прошлого года, стараясь начать работать вместе, решать проблемы и сглаживать противоречия. Честно говоря, у нас почти ничего не получилось. Наоборот, мы увидели, что они сделали поворот на 180 градусов и стали вести себя более агрессивно».

В тот же день пресс-секретарь президента Сара Хаккаби-Сандерс уклонилась от прямого ответа на вопрос, кто, по мнению администрации, стоит за применением нервно-паралитического газа. Но вечером последовало официальное заявление Госдепартамента: «Не может быть никакого оправдания такого рода нападению… Мы возмущены тем, что Россия, как выяснилось, снова демонстрирует подобное поведение».

Тем временем Белый дом продолжал хранить молчание, переадресуя все вопросы к Госдепу. В конце концов Дональд Трамп высказался по скандалу вокруг Скрипаля, и в российских СМИ появились сообщения о том, что президент США будто бы возложил вину за произошедшее на Россию. Но вот полная цитата из краткого пресс-подхода Трампа на ступенях Белого дома:

«Похоже, что виноватой окажется Россия – на основании тех улик, которые у них (британских следственных органов – ВЗГЛЯД) есть. Кажется, они уверены, что за этим стоит Россия. Данные их расследования я, несомненно, приму как факт». И далее:

«Мы рассмотрим все факты, и, если мы согласимся с ними, мы осудим Россию или любого другого, кто это сделал».

Разница в тоне и формулировках очевидна. Ни один президент не захочет, чтобы его главный дипломат «бежал впереди паровоза» и выступал с публичными заявлениями, которые ставят администрацию в неудобное положение. Тем более если речь идет о Трампе, который вынужден постоянно сражаться с частью своего окружения, Конгрессом и СМИ.

Могло ли высказывание Тиллерсона по делу Скрипаля стать причиной увольнения госсекретаря? Могло, но только в случае, если мы поверим либеральной прессе в том, что Трамп – чрезвычайно импульсивный человек, который себя не контролирует.

По данным некоторых источников, известие о своем увольнении Тиллерсон получил еще в пятницу во время поездки по странам Африки. Если это правда, версию об импульсивности президента придется отбросить. Тиллерсон же при этом предстает не в самом лучшем свете: узнав, что его снимают с поста, решил врезать «правду-матку». Так что же тогда печалиться о «друге» Рексе?

Охота на Т-Рекса

Разногласия Трампа и Тиллерсона начались не вчера. Сам хозяин Белого дома не раз говорил об этом открыто.

Президент вывел США из Парижского соглашения по климату – госсекретарь был против. Дональд хочет разорвать или существенно пересмотреть иранскую ядерную сделку – Рекс ее защищает. Не было согласия между главой государства и главным дипломатом и в отношении протекционистских торговых пошлин, и в деле сворачивания программы приема беженцев, и по вопросам ближневосточного урегулирования.

И все же главное не в рабочих разногласиях. Рекс Уэйн Тиллерсон был назначен руководителем Госдепартамента с целью реформирования ведомства и очищения его от бюрократов, не стеснявшихся саботировать решения 45-го президента. Нельзя сказать, что Тиллерсон не старался. Но задача оказалась ему не по плечу.

В начале 2017 года консалтинговая фирма Insigniam провела среди сотрудников Госдепартамента опрос с целью выяснить их видение миссии министерства. Результаты были удручающими. Большинство дипломатов не ставили на первое место защиту американцев и интересов США. Мирное разрешение конфликтов не вошло даже в первую пятерку приоритетов. Главным считалось установление демократических режимов по всему миру и наказание «авторитарных диктаторов».

Тиллерсон спорил, увольнял, убеждал и даже лично проводил тренинги для ключевых сотрудников, стараясь переломить ситуацию. Эту работу издание New York Times назвало «войной против американской дипломатии» (со слов одного из высокопоставленных сотрудников Госдепа).

Несмотря на то что Тиллерсон много путешествовал по миру, результат от его поездок был практически нулевым. Многие ключевые должности в Госдепартаменте остались вакантными. Лояльные Трампу или хотя бы самому экс-главе Exxon-Mobil сотрудники в ведомстве так и не появились.

Не Рекс «съел» бюрократов, а бюрократы «съели» своего босса.

Между тем на носу исторические переговоры с Северной Кореей. Кто будет готовить материалы, обеспечивать экспертизу и просчитывать варианты? Лично Тиллерсон? Или нелояльные президенту функционеры Госдепа?

Первый день Помпео

Майка Помпео, возглавившего ЦРУ в январе 2017 года, нельзя назвать ни кадровым разведчиком, ни кадровым дипломатом. Но он человек несомненно знающий, грамотный и активный. Что немаловажно, с военной косточкой (служил в Европе, по ту сторону железного занавеса).

В Конгресс Помпео попал на волне подъема Движения чаепития в 2010 году. Он работал сразу в нескольких ключевых комитетах палаты представителей, среди которых следует выделить комитет по разведке, подкомитет по надзору за ЦРУ и спецкомиссию по расследованию атаки на консульство в Бенгази. Он имеет высший допуск по нацбезопасности и, по отзывам коллег, очень неплохо разбирается в международных отношениях. Если Помпео и имеет какое-то мнение, отличное от президентского, то держит его при себе.

Отношение к России у него вполне стандартное – «ястребиное». Другого отношения у «верного сына» Республиканской партии быть не могло. Его так учили в родном Канзасе и в Конгрессе.

Но Помпео – прагматик и практик. Он был не диванным солдатом холодной войны, а самым настоящим. Перейди эта война в горячую фазу, Майк погиб бы одним из первых.

Он наговорил много нехороших слов о России со своего места в палате представителей, но, возглавив ЦРУ, стал немногословен.

И «русское дело» на веру не принял. В октябре 2017 года Помпео встретился с Уильямом Бини, бывшим сотрудником АНБ, который вместе с несколькими другими ветеранами спецслужб разрабатывал альтернативную версию попадания переписки Демократического национального комитета и штаба Хиллари Клинтон в руки Джулиана Ассанжа. По версии Бини и его соратников, никакого взлома серверов не было – информацию слил кто-то из инсайдеров, а «улики», указывающие на «русский след», были подделаны IT-специалистами, работавшими на штаб Клинтон.

В начале февраля 2018 года в США с кратким визитом прибыли руководитель СВР Сергей Нарышкин, начальник военной разведки Игорь Коробов и директор ФСБ Александр Бортников. Все трое находились под санкциями и без особой процедуры не могли въехать на территорию Соединенных Штатов. Необходимые формальности были улажены по прямому распоряжению Помпео, который встретился со всеми тремя российскими силовиками. На критику в свой адрес Помпео ответил лаконично: «Я делаю все для безопасности американцев».

Учитывая «разочарование» Рекса Тиллерсона в России, на пост госсекретаря сегодня мог быть назначен любой «ястреб» без существенного ущерба для двухсторонних отношений. Хорошо уже хотя бы то, что новый глава дипведомства полностью лоялен президенту США.

Весь прошедший год главная проблема для нашего МИДа состояла не в том, что руководитель Госдепартамента относился к России плохо, а в том, что Госдепартамента попросту не было. При отсутствии привычного визави добиваться улучшения отношений наши дипломаты не могли.

Перед Помпео сейчас стоит множество сложных задач. Самая срочная – обеспечить подготовку к переговорам с КНДР. Но реформу Госдепа Трамп с повестки дня не снимет.

Американские источники сообщают, что кадровый резерв у нового госсекретаря есть – он готов «подтянуть» для постоянной или временной внешнеполитической работы специалистов Атлантического совета, Института Катона и некоторых других известных мозговых центров. И это повод еще раз задуматься о том, что отечественные мозговые центры также должны играть более активную роль в нормализации двухсторонних отношений.

Ну а когда (и если) реформа Госдепартамента будет завершена, изучать американскую дипломатию нашему МИДу придется заново. Трамп ясно дает понять, что Госдеп в его прежнем виде ему не нужен.

Источник

Фото Reuters


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *