shadow

Пушечное сало украинского войска

«Самую мощную армию Европы» в бой за Донбасс поведут недоученные лейтенанты запаса


shadow

Под самые новогодние елочки главнокомандующий Вооруженными силами Украины генерал армии Виктор Муженко заявил, что главной целью его кадровой политики в 2017 году станет качественное комплектование армии офицерским составом.

Генерал отчеканил: «Главным приоритетом кадровой политики вооруженных сил Украины должно стать продолжение процесса профессионализации войска за счет качественного комплектования штатных офицерских должностей».

А едва отзвенели праздничные бокалы с шампанским, стало ясно, как именно будет организован в ближайшем будущем «процесс профессионализации войска». На телеэкранах вскоре после Деда Мороза появился заместитель руководителя Главного управления персонала Генерального штаба ВСУ Марк Андрусяк и заявил, что родина-мать уже с февраля на 18 месяцев позовет на войну в Донбасс выпускников военных кафедр в возрасте до 43 лет. Чем вызвал немалый шок в семьях, угодивших под очередной замах военкоматовской метлы.

Для начала поясним, почему именно эта новость стала особенно неприятным сюрпризом для многих громадян. Начнем с того, что военные кафедры в украинских высших учебных заведениях — это совсем не то, чем такие же, допустим, в России. И у нас-то многие учатся на подобных кафедрах вовсе не из-за неистребимой любви к военному делу, а исключительно для того, чтобы по окончании получить звание «лейтенант запаса» и почти наверняка тут же навсегда забыть о настоящей службе в войсках. Но учатся в РФ на лейтенантов запаса все же за бюджетный счет.

А на Украине военная кафедра — вообще почти узаконенный договор с государством о вечном моратории на призыв. Потому что за счастье прослушать соответствующий курс лекций в этой стране с 2005 года нужно каждый семестр официально платить немалые деньги — до 7 тысяч гривен в зависимости от вуза, что превышает размер средней месячной зарплаты в стране (5406 гривен на ноябрь 2016 года — примерно 13,5 тыс. руб.).

Потому что в 2004 году там ввели в действие «Инструкцию об организации подготовки офицеров запаса из числа студентов вузов». А в ее пункте 3.2 написали: «За счет средств, поступающих от юридических и физических лиц,… проводится военная подготовка студентов по программе офицеров запаса, с целью удовлетворения их личных потребностей в получении дополнительных знаний, умений и навыков в военном деле».

Услуга, мол, подготовки офицерских кадров не совсем по профилю абсолютно гражданского вуза. Другими словами — дополнительная услуга. А за подобные всюду положено платить из собственного кармана!

Но главное — оцените красоту киевского бюрократического слога! «С целью удовлетворения их личных потребностей»! Речь, получается, совершенно точно — не об интересах государства. Вы можете предложить иную мотивацию «личных потребностей» в этом случае, кроме как помочь студенту после выпуска легально «откосить» от призыва? Я не в состоянии этого сделать. Потому что если бы студент стал бы ломиться в двери военной кафедры исключительно из-за неутоленной мечты надеть в перспективе офицерские погоны, он бы вовсе не переступал порог гражданского вуза. Сразу подавал бы документы в военное училище или в академию.

Говорить о качественном освоении воинской профессии будущими лейтенантами запаса при таком обороте дела говорить, видимо, излишне. Но мельница впустую машет крыльями уже больше десяти лет. И все всех устраивало. И вот теперь государство Украина грубо нарушает им же придуманный лукавый и неписаный договор: «Ну и что, что деньги за военную кафедру давно уплачены? Придется послужить».

Скольких граждан это коснется? Потенциально — 100−150 тысяч человек. Именно столько, по сведениям украинского военного эксперта Олега Жданова успели наплодить за годы независимости никогда не служивших лейтенантов запаса военные кафедры местных институтов, университетов и академий. Но Министерству обороны Украины, конечно, столько не нужно. Его цель — поставить в строй к февралю хотя бы первые четыре тысячи «пиджаков». Именно такая цифра содержится в директиве, уже разосланной по воинским частям и соединениям ВСУ.

Думаете, план будет легко выполнить при этакой-то громадности контингента рекрутов? Как бы не так. Украинские военкоматчики наверняка знают, что попотеть им придется серьезно. Ведь в ходе предыдущих «волн мобилизации» как раз за офицерами запаса им пришлось немало побегать. В марте 2016 года закрытая статистика Минобороны Украины на этот счет просочилась в печать. И выяснилось, что в зону так называемой «АТО» удалось за полтора года отправить всего 6% выпускников военных кафедр. Да и те были, очевидно, идейно мотивированными добровольцами. С остальными приключилось вот что: 39% не проживают по месту прописки, 14% забракованы медицинскими комиссиями, 23% не подлежат отправке в зону боевых действий по семейным и прочим причинам, 10% съехали в Россию, 8% перешли на сторону ДНР и ЛНР.

Однако с какой стати генерал армии Муженко решил срочно поднимать профессиональный уровень своего «войска» этими записными пацифистами? Злая нужда заставила. Взводами и ротами в его армии командовать практически некому. Некомплект младших офицеров в ВСУ, по словам уже упомянутого Олега Жданова, «просто сумасшедший». На сегодня он превышает 60%.

Реальные цифры в «сильнейшей армии Европы» носят, понятное дело закрытый характер. Но некоторые штрихи к общей картине можно выудить из украинских СМИ.

Вот, допустим, что пишет известный украинский волонтер Роман Доник: «Нехватка жуткая. Кадровые тупо морозятся по штабам и не горят желанием ехать воевать, а на вакансии назначаются те, кто уже вышел в запас или уволился. Назначаются мобилизованные офицеры из бывших военных, из других родов войск… В результате этого на должностях оказываются люди не совсем готовые к этому. В том числе и морально».

О многом в кадровой политике украинских генералов, оказывается, способен рассказать даже обычный некролог. Например, такой, посвященный памяти погибшего в Донбассе в минувшем году командира роты 93-й отдельной механизированной бригады 21-летнего старшего лейтенанта Владимира Цирика (позывной «Оса»). В феврале 2015 года он досрочно окончил Национальную академию Сухопутных войск имени гетмана Сагайдачного во Львове. И тут же, минуя первичную должность командира взвода, был поставлен вести в бой роту. Такого в нашей стране, кажется, не было даже в Великую Отечественную войну.

Но почему на Украине внезапно возникла столь острый дефицит кадровых лейтенантов? Все просто. Под разговоры о неуклонном стремлении в НАТО и необходимости оптимизировать расходы из 30 первоклассных высших военно-учебных заведений, доставшихся этой стране от Советского Союза, разогнали 25. При этом материальную базу училищ распродали вместе с земельными участками, на которых они находились.

Прикончили, к примеру, все три высших командных артиллерийских училища в Сумах, Одессе и Хмельницком. Сегодня мотострелков, танкистов, артиллеристов, саперов и ракетчиков Украины готовят лишь та самая Национальная академия Сухопутных войск имени гетмана Сагайдачного (Львов) и Военная академия (Одесса). Суммарный выпуск — примерно полтысячи лейтенантов ежегодно. Капля в море для армии, которую всего за два года (с 2014-го) с 139014 штыков развернули до 250 000.

Однако за годы гражданской войны в Донбассе ни одного училища в этой стране так и не возродили — все разворовано, распродано, преподавательский состав утерян, полагаю, безвозвратно. Единственное, что сделано: с целью повышения «свидомости» будущих лейтенантов, с 2015 года в оставшиеся у Минобороны Украины ввузы, приказано вне конкурса принимать тех, кто приходит туда с рекомендациями всяческих националистических движений и организаций.

Из положения Киев пытается выбраться полумерами. Развернуты многочисленные трехмесячные курсы младших лейтенантов, два года подряд академии в Одессе и во Львове проводят досрочные выпуски молодых офицеров. Теперь вот всерьез взялись за «пиджаков». Такова на практике «профессионализация войска», о которой теперь вещает генерал армии Муженко.

Результат? По мнению киевских военных экспертов, 70% безвозвратных людских потерь на фронте — результат грубейших, но элементарных ошибок в управлении войсками и вопиющего невежества командного состава, а также недооценки противника. Половина погибших в Донбассе командиров взводов, рот и батарей — те самые ничему не наученные выпускники платных военных кафедр, которых все же сумели «загрести» неводом предыдущих «волн мобилизации».

Далее. 95% поломок боевой техники в зоне «АТО», считают в Киеве, связаны с безобразной и безграмотной эксплуатацией в войсках ВСУ. Заместитель гендиректора «Укроборонпрома» Сергей Пинькас как-то в сердцах прокомментировал это так:

— Я не знаю, кто таких людей там отбирает, и кто их допускает к управлению техникой. Но они садятся в БМП, соответствующим образом не включив там масляный насос. Они делают так, что эта БМП больше не работает.

Подождите, пан Пинькас. Вот наловят военкомы к февралю по всей Украине четыре тысячи новых лейтенантов запаса. Они вам доломают все, что еле в состоянии двигаться и стрелять. Война окончится по естественным, так сказать, причинам. Просто нечем станет воевать.

Источник

Фото АР

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: