shadow

Еврокомиссия и «Северный поток — 2»: когда хочется, но не велят


shadow

12r

Европа попала в двусмысленное положение.  С одной стороны, в преддверии зимы ей хочется тепла, которое обеспечивает российский газ, и поэтому она разрешает задействовать оставшуюся инфраструктуру газопровода Opal. С другой, Старый Свет делает всё, чтобы якобы диверсифицировать поставку энергоресурсов, всяко препятствуя строительству газопровода «Северный поток — 2». Причем единства на его счет нет как между странами Евросоюза, так и внутри этих стран. Как Запад пытается выпутаться из клубка противоречий и что делает в этой ситуации Россия?

В 20-х числах октября 2016 года Европарламент одобрил доклад под названием «Стратегия ЕС в отношении СПГ и газохранилищ». Наиболее интересны в этом трактате для нас два момента: во-первых, был сделан вывод, что строительство газопровода «Северный поток — 2» не отвечает интересам ЕС; во-вторых, прозвучал призыв перевести Украину на сжиженный газ из США.

Ничего нового и удивительного в этих тезисах нет. Евродепутаты упорно лоббируют интересы Соединенных Штатов. Используя «российский газовый диктат» как страшилку, евродокладчики в «целях энергетической безопасности» в очередной раз призвали скорее подписать договор об Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (TTIP), а также похвалили работу Еврокомиссии, которая снимает ограничения на импорт американского газа в Евросоюз.

Кроме всего прочего, брюссельские парламентарии призвали ЕС всемерно поддержать Украину в процессе её перехода на сжиженный природный газ, чтобы «вовлечь Киев в общеевропейский процесс снижения газовой зависимости от России». Это, как считают докладчики, и само по себе хорошо, и поможет Украине раз и навсегда решить свои топливные проблемы.

Наверняка энтузиазм евродепутатов разделяют не все, включая украинцев. Переговоры о Трансатлантическом партнерстве продвигаются туго, причем тормозят процесс в основном ведущие европейские страны, не желая попасть в еще большую зависимость от США. А Киев, привыкший к халяве, наверняка не захочет, да и не сможет платить за американское голубое топливо, которое гораздо дороже российского. Снабжать же его сжиженным газом в складчину не особо жаждут европейские «партнеры», у них и без того проблем хватает. По этой же причине страны Европы, да и сама Украина, дорожат своим статусом страны – транзитера российского газа, за что Киев ежегодно получает два миллиарда долларов.

Зависимость здесь прямая: не будет газа — не будет и денег.

Вместе с тем страны Запада, несмотря на усилия Брюсселя и одобрение Еврокомиссией доклада, не ставят окончательный крест на «Северном потоке — 2» и, скорее, даже стремятся реализовать этот проект, лишь для видимости имитируя протест. Бурные дебаты относительно этого газопровода идут с тех пор, как возникла идея протянуть еще две нитки до Германии по дну Балтийского моря по образу и подобию «Северного потока».

Категорически против этой идеи выступают горластые страны Восточной Европы во главе с Польшей и бывшие советские прибалтийские республики. Их главная претензия к «Северному потоку — 2» – избыточная мощность, в то время как «Газпром» не использует на 100% уже имеющиеся маршруты поставок.

Действительно, по украинской ГТС в 2015 году было прокачано около 70 миллиардов кубометров при пропускной способности 142,5 миллиарда, а по «Северному потоку» – лишь 39 миллиардов при мощности 55 миллиардов кубометров. Лишь белорусский газопровод и «Голубой поток» были задействованы в полную силу.

Тем не менее крупнейшие европейские энергетические компании готовы сделать все для реализации проекта «Северный поток — 2». Почему они так борются за избыточный, по сути, газ? Заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов считает, что «ответ на этот вопрос кроется на территории Украины»:

«Еще в прошлом десятилетии шли переговоры, предметом которых было будущее украинской «трубы». «Труба» старела. А денег у юного украинского государства не хватало не только на модернизацию, но и на текущий ремонт».
Александр Фролов

Задолго до событий 2014 года Россия и Европа предлагали Украине поучаствовать в модернизации ее газотранспортной системы, но с единственным условием — они не хотели вкладывать деньги в чужое имущество без права контролировать его использование. Но Киев на такой шаг был не готов. После того как переговоры зашли в тупик, было решено, что дешевле и надежнее построить обходные пути.

Так и был реализован «Северный поток» с участием европейских компаний.

Когда Украина спохватилась и начала подсчитывать, сколько денег нужно вложить в ГТС, чтобы она исправно функционировала, получилась немаленькая сумма в 7 миллиардов долларов. Таких денег у Киева не нашлось.

Кстати, строительство «Северного потока» обошлось в 7,4 млрд евро — побольше, конечно, но в целом сопоставимо. И при этом контроль за нитками оказался в руках поставщика газа и его покупателей. И никаких тебе транзитеров.

Увидев положительный эффект от строительства газопровода по дну Балтийского моря, Европа и Россия практически сразу после реализации первого проекта стали обсуждать второй – прокладку «Северного потока — 2», чтобы гарантировать бесперебойное снабжение российским газом стран Старого Света. Но в дело вмешалась большая политика, и газопровод стал ее разменной монетой.

Politrussia.com
Нельзя сказать, что строительство первого «Северного потока» прошло совсем без политических баталий. Они, безусловно, были, но в гораздо меньших масштабах, чем мы видим сегодня.

Однако даже самым оголтелым критикам России, которых в Еврокомиссии сконцентрировалось немало, в практической смекалке не откажешь. Можно, конечно, рвать на груди тельняшку, отстаивая с трибуны интересы Украины и Соединенных Штатов, но приближающиеся холода и растущая потребность в энергоресурсах заставляют «подстелить соломку».

Чтобы обезопасить себя, Еврокомиссия на днях одной рукой в очередной раз зарубила «Северный поток — 2» как «угрожающий безопасности Европы», а второй – одобрила расширение доступа «Газпрома» к газопроводу Opal.

Эта нитка – продолжение «Северного потока», которая соединяет газопровод с Европой.

В результате принятия этого решения «Газпром», по сути, был выведен из-под норм третьего энергопакета. Во-первых, он получил исключительное право на 50% мощности газопровода Opal. Во-вторых, остальные 30-40 процентов его мощности будут выставлены на специальный аукцион, куда допустят и российскую компанию. При этом европейцы чуток слукавили: никто, кроме «Газпрома», этой ниткой воспользоваться не может. То бишь Брюссель де-факто разрешил Москве увеличить пропускную мощность «Северного потока» на эти 30-40 процентов. А при острой необходимости и оставшиеся 10-20 процентов мощности, которые должны быть предоставлены другим поставщикам, можно будет задействовать. Если нужда возьмет за горло, Брюссель обязательно придумает какое-нибудь исключение из правила.

К слову, несмотря на многочисленные запреты на строительство «Северного потока — 2», подготовительные работы идут на всех парах. Директор по коммуникациям компании Nord Stream 2 AGУльрих Лиссек недавно заявил:

«В конце года будет заключено еще одно соглашение по прокладке двух участков. Сварка секций уже началась, и первые секции будут сданы уже в ноябре месяце».

Так, первые стальные трубы для газопровода уже были доставлены на остров Рюген на севере Германии. Изготовленные в Германии, они будут обетонированы на специальной фабрике на острове, после чего будут готовы к укладке.

Западных партнеров «Газпрома» можно понять. Во время экономического кризиса такие колоссальные международные проекты — спасение для многих предприятий. Так, первую партию труб большого диаметра (ТБД) отгрузила «Объединенная металлургическая компания», затем к делу подключился «Челябинский трубопрокатный завод». Обетонированием ТБД занимаются два завода голландской фирмы Dutch Wasco Coatings, обрабатывают их в финской Котке и в немецком Мукране. Всего нужно обетонировать 200 тысяч труб, каждая из которых длиной 12 метров и 48 дюймов в диаметре.

И все это — рабочие места, зарплаты, так нужные во времена экономических трудностей.

Кстати, о деньгах. Вложениями в российско-европейские газовые проекты «Северный поток — 2» и «Турецкий поток» очень интересуется итальянская финансовая группа Intesa Sanpaolo. Председатель совета директоров российской «дочки» группы «Банка Интеза» Антонио Фаллико сообщил:

«Российские компании реализуют целый ряд крупных энергетических проектов, которые нас интересуют. Если мы говорим о «Газпроме», то это «Турецкий поток» и «Северный поток — 2». Мы никогда не скрывали, что заинтересованы в их финансировании».

Впрочем, пока сохраняется неопределенность с «Северным потоком — 2», Россия тоже не собирается сидеть на месте. Традиционно на фоне решения Еврокомиссии в информационной среде вновь всплыла тема «Южного потока». И хотя в «Газпроме» заявили, что для компании проект уже неактуален, в Министерстве иностранных дел России напомнили, что в последние дни началась активная работа по строительству альтернативного проекта – «Турецкого потока».

Politrussia.com
Таким образом Россия сталкивает интересы покупателей российского газа в разных регионах Европы, умело играя на возрастающих потребностях европейцев в голубом топливе.

При этом глава МИД Сергей Лавров, высказываясь по поводу строительства европейской нитки газопровода, отметил, что Россия требует гарантий на его реализацию. Причем сделал он это весьма откровенно:

После неудачи с «Южным потоком» будем готовы продлить эту нитку на территорию Евросоюза лишь после получения недвусмысленных официальных, на бумаге, гарантий реализации этого проекта.

Лавров Сергей Викторович

При этом Лавров добавил, что, по мнению специалистов, «в обозримом будущем без российских энергоносителей странам – членам Евросоюза обойтись будет трудно».

Похоже, так оно и есть. По данным пресс-службы «Газпрома», 18 октября холдинг установил новый рекорд поставки природного газа в дальнее зарубежье за всю свою историю. В западном направлении было экспортировано 578,9 миллионов кубометров. За первую половину октября «Газпром» превысил объем поставок голубого топлива в дальнее зарубежье по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 9,6%. В абсолютном выражении рост поставок составил 11,8 миллиардов кубометров газа. Глава «Газпрома» Алексей Миллер прокомментировал эту тенденцию следующим образом:

Зима еще не началась, а спрос на российский газ в дальнем зарубежье такой, как будто настали сильные морозы в Европе. Это еще одно доказательство тому, что российский газ высоко конкурентоспособен и крайне востребован на европейском рынке.

Миллер Алексей Борисович

Это значит, что западные политики, желая понравиться американским кураторам, будут и дальше ожесточенно спорить, нужен или не нужен Евросоюзу российский газ. А западные энергетики просто будут делать все, чтобы он поступал бесперебойно и в достаточных количествах.

Источник

Фото Politrussia

 


Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.