shadow

Металлурги и нефтяники России справляются с давлением Запада


shadow

15р

Наши западные «партнёры», или, если называть вещи своими именами, геополитические оппоненты, за последние два с половиной года ввели и продолжают вводить в отношении России немалоограничительных мер, единственная цель которых – нанести видимый ущерб её экономике, чтобы сделать нашу страну более податливой

Как правило, большинство санкций Запад объясняет неправильным отношением России к своему юго-западному соседу. Но, как заметил президент страны Владимир Путин, повод для таких мер был бы придуман и без событий, связанных с госпереворотом на Украине:

Кстати, о санкциях. Это не просто нервная реакция США или их союзников на нашу позицию в связи с событиями и госпереворотом на Украине и даже не в связи с так называемой «крымской весной». Уверен, что если бы всего этого не было, и хочу это подчеркнуть, то придумали бы какой-то другой повод для того, чтобы сдержать растущие возможности России, повлиять на нее, а еще лучше использовать в своих интересах.

Путин Владимир Владимирович

Отрицать негативную роль санкций и наличие последствий от введения продуктового эмбарго нет смысла. Они определённым образом сказались на ВВП России: значительно уменьшились объёмы внешней торговли, усилился отток капитала. В то же время, как отмечалось неоднократно, ни о какой «разорванной в клочья экономике», как это виделось Бараку Обаме, речи не идёт.

Российская экономика адаптировалась к новым условиям и, по расчётам экономистов, уже в начале 2017 года будет способна демонстрировать хоть и не бурный, но стабильный рост – и это всё в том же режиме санкций.

Более того, стоит отметить, что разного рода ограничительные меры и барьеры, которые выстраивают сегодня для наших производителей на Западе, стали для нашей экономики целительной прививкой, позволившей разрешить некоторые давно имевшиеся проблемы.

И речь не идет об импортозамещении в сельском хозяйстве, в котором удалось достичь впечатляющих результатов, или оборонной промышленности. Процессы модернизации и противодействия западному давлению выходят на новый уровень и затрагивают все новые и новые отрасли – металлургию и нефтегазовую промышленность, которые сегодня являются локомотивами обрабатывающего сектора отечественной экономики.

Металлурги поворачиваются на Восток

Не так давно Европейская комиссия приняла окончательное решение о введении антидемпинговых пошлин против холоднокатаного проката из России.

Такая мера стала ответом на результаты «расследования», начатого после жалоб ряда европейских производителей стали на демпинг со стороны России и Китая. В 2015 году Россия экспортировала в ЕС порядка 700 тыс. тонн холоднокатаного проката. Причем за три года (с 2011 по 2014 год) доля россиян на рынке ЕС выросла в 1,7 раза (с 5,9 до 10,1%), объем поставок подскочил в полтора раза (с 466 тыс. до 724,7 тыс. тонн). Такое положение вещей, конечно, на Западе не устраивало многих, результатом чего можно назвать начатое расследование и вынесенное решение, идущее в ущерб нашим компаниям.

Фото: http://pics.v7.top.rbk.ru/

В итоге для Новолипецкого металлургического комбината и ряда других отечественных производителей она составила 36,1%, «Северстали» — 34%, Магнитогорского металлургического комбината — 18,7%. Действовать пошлины будут 5 лет, начиная с декабря 2015 г.

Пока что некоторые российские металлургические гиганты намерены подать жалобы в европейские суды, поскольку считают, что решение Еврокомиссии было предвзятым и в работе комиссии имелись многочисленные нарушения. Судиться, безусловно, можно и нужно, ведь европейский рынок является важным для наших металлургов.

Однако, учитывая определенную логику западных партнеров, одновременно с разбирательствами стоило озаботиться поиском новых, не менее перспективных партнеров. Вполне закономерно наши производители обратили внимание на азиатский металлургический рынок, который в последнее времядемонстрирует уверенный рост.

Тем более что здесь наши металлурги вполне удачно могут вписаться в актуальную сегодня внешнеэкономическую концепцию «поворота на Восток».

Помимо традиционных экономических отношений с Китаем, здесь стоит отметить и расширение присутствия российских металлургических компаний на рынках других азиатских стран.

Последний пример активной экспансии российских металлургов на азиатских рынках — Новокузнецкий алюминиевый завод компании «Русал», который успешно осваивает производство новых многокомпонентных сплавов высокого качества. Для компании из Японии новокузнецкие металлурги отлили опытную десятитонную партию сплава серии AlSi в шестикилограммовых чушках. В планах японского заказчика использование сплава для гальванизации своей продукции, который позволит предотвратить коррозию производимых им металлических изделий.

Важно понимать, что в металлургии особое значение имеют собственные разработки сплавов под требования новых рынков, а не просто продажа имеющейся в наличии продукции. И, судя по примеру Новокузнецкого алюминиевого завода, наши металлурги двигаются в правильном направлении.

Свои сланцы

Другой пример того, как наши компании противостоят технологическому и иному давлению Запада, можно увидеть в нефтегазовой отрасли. Так, едва ли не монополистом в деле добычи сланцевых нефти и газа до недавнего времени были США. Они по своему усмотрению распоряжались имеющимися технологиями и, естественно, не преминули при удобном случае, воспользовавшись санкционной шумихой, закрыть доступ к ним со стороны российских компаний, которые американцы по праву считают главными своими конкурентами.

Однако данные ограничения стали лишь стимулом для наших нефтяников. Ограничительные меры заставили государство более серьезно отнестись к необходимости развивать программу импортозамещения в нефтегазовой отрасли. В частности, при Минпромторге была создана специализированная межведомственная рабочая группа, среди ключевых направлений которой числится создание технологий для добычи трудноизвлекаемых углеводородов, горизонтального бурения, гидроразрыва пласта.

Постепенно приложенные усилия дали свои плоды. В конце августа 2016 года «Газпром нефть» заявила о наличии у себя необходимых для добычи сланцевой нефти технологий и уже первой в Россииосуществила полный цикл добычи. Данная ситуация является очевидным свидетельством того, что Россия постепенно преодолевает технологическое отставание в сфере сланцевой добычи и теперь имеет возможность добывать труднодоступную сланцевую нефть.

Конечно, такая новость может возмутить российскую общественность. Все прекрасно помнят, как главные нефтяники страны методично отвергали перспективы сланцевой нефти и как затем, когда начались первые, назовем их так, успехи американцев в нефтедобыче, планомерно говорили о скорой гибели отрасли.

А ответ, на самом деле, прост – для нашей страны это немаловажный технологический прорыв. Причем не вопреки всему сказанному ранее, а в подтверждение.

Во-первых, нельзя отрицать, что технологии нефтедобычи – наукоемкие, требующие длительной разработки. Можно лишь гордиться тем, что у нашей страны, одной из немногих, они появились. Причем, как отмечают СМИ, с меньшими временными и денежными затратами, чем у США.

Во-вторых, с помощью новых разработок Россия дала Западу еще один неоднозначный сигнал о том, что введение санкций в отношении нашей страны – большой геополитический просчет с его стороны и шанс для нас.
В-третьих, к технологии добычи сланцевой нефти в наших условиях пока еще стоит подходить в качестве дополнительного, а не основного источника нефти. Россия и без того ставит рекорды добычи чёрного золота, и у руководства государства нет тех амбициозных целей, которые были у Штатов в начале 2000-х, а именно удовлетворить собственные потребности в нефти и выйти на внешние рынки. Как мы видим, танкеры из США в Европу поступать-таки стали, однако российская нефть и газ все равно остались вне конкуренции.

Так что подобные технологии — это важный инструмент, который сможет укрепить положение России на энергетическом рынке и уж точно не сделает хуже. При этом на нашей стороне конкурентное преимущество – цены на нефть сегодня низки, из-за чего нефтяные компании, естественно, будут уделять большое внимание рентабельности такой добычи.

В-четвертых, как свидетельствуют последние данные Wood Mackenzie, объемы обнаружения новых запасов нефти стремительно снижаются – в 2015 году нефти было найдено 2,7 миллиарда баррелей, что является минимумом с 1947 года. При этом количество легко извлекаемой нефти сокращается не менее стремительными темпами.

Стоит отметить, что у нас в стране существует немало богатых нефтяных месторождений, разработка которых традиционными технологиями является весьма затруднительной.  К примеру, по некоторым оценкам геологов, в баженовской свите – одном из самых перспективных российских месторождений – запасы нефти могут достигать от 100 до 170 млрд т. Извлечь её можно только нетрадиционным методом, используя технологии, до недавнего времени недоступные российским нефтяникам.

«Бурение в баженовской свите горизонтальных скважин длиной 1000 м, проведение в них многостадийного ГРП в условиях внешнеэкономических ограничений является уникальным не только для компании, но и для российской нефтегазовой промышленности. Успех проведенных работ можно расценивать как огромный шаг вперед в разработке трудноизвлекаемых запасов», – говорит первый заместитель генерального директора «Газпром нефти» Вадим Яковлев.

Как можем убедиться из приведённых выше примеров, санкции и другие разного рода ограничительные меры, вводимые против российской экономики, заставляют нас искать нестандартные ходы, позволяющие преодолевать имеющиеся сложности. На данный момент можно отметить, что у нас это неплохо получается. К счастью, примеров успешного преодоления экономических трудностей в условиях санкций можно найти предостаточно.

Источник

Фото Politrussia

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.