shadow

Кавказский рубеж «Исламского государства»

Отступая в Сирии, террористы готовятся дестабилизировать южные регионы России


shadow

На фоне довольно разнообразной информационной повестки, которая, доселе замыкалась на Украине, в российское информационное пространство всё агрессивнее врывается проблематика терроризма, так хорошо знакомая нам в 90-е, и от которой мы уже успели отвыкнуть.

Сейчас терроризм принял вполне «осязаемую» форму, не просто организации, а скорее небольшого государства, со своей экономикой и армией. Точно так же, как и другие страны, это государство распространяет свое влияние и идеи для привлечения сторонников. Результаты этого распространения мы периодически наблюдаем в Западной Европе и на Кавказе.

Но, помимо всех военных потерь в Сирии, очередных сводок о единичных терактах и спецоперациях, «Исламское государство» * все равно «слишком далеко». Стычка с боевиками или взрыв автоколонны кажутся нам попыткой запуска франшизы «Исламского государства», которую оперативно пресекают спецслужбы. Однако с каждым новым терактом, ответственность за который берет на себя ИГИЛ, становится очевидным функционирование некой террористической системы на Кавказе, не той, что мы знали раньше под именем «Имарат Кавказ» **, а той, что представляет собой полноценный, пусть и немногочисленный, филиал «Исламского государства».

Несмотря на то, что отдельные лидеры «Имарат Кавказа» начали присягать ИГ еще в 2014 году, днем оформления северокавказской ячейки ИГ можно считать 21 июня 2015 года, когда на YouTube появилось сообщение о присяге «в полном составе» боевиков, входящих в структурные подразделения (вилаяты) «Имарата Кавказ» лидеру ИГ Абу-Бакру аль Багдади. Согласно этому сообщению, все боевики вилаятов Дагестан, Нохчийчоь (Ичкерия), Галгайче (Ингушетия), Кабарды, Балкарии и Карачая едины в своем решении и не имеют разногласий. ИГ охотно приняло присягу боевиков и заявило о создании своего филиала на Кавказе. А лидером этого филиала был назначен руководитель дагестанских боевиков Абу Мохаммад аль-Кадари, или Рустам Асильдеров.

Данное событие является принципиально важным по ряду причин. Во-первых, до этого момента ИГ причисляло Кавказский регион к своим идеологическим и политическим противникам по причине расхождений в трактовке некоторых исламских постулатов. Во-вторых, несмотря на все усилия по раскрутке «бренда ИГ», рассчитанного на молодое поколение, и на относительную легкость внедрения новых ветвей ислама среди радикальных группировок, расколотых по религиозному принципу, преимущественно на шиитский ислам и на салафитское направление, до сей поры ИГ рассчитывало лишь на привлечение сторонников для войны на Ближнем Востоке и настоятельно рекомендовало хиджра (эмиграцию). В-третьих, трудно было не заметить успехи региональных властей в подавлении радикалов и снижении террористической активности. Статистика говорит сама за себя, на всей территории российского Кавказа активность террористов, а вместе с ней и численность жертв стремительно падает.

В сравнении с четвертым кварталом 2014-го г., когда жертвами терактов и диверсий стали 168 человек, из них убито — 101 и ранено — 67, в первом квартале 2015 г. этот показатель снизился до 50, среди которых убито — 31, и ранено — 19. А уже во втором квартале было зафиксировано 44 пострадавших (38 убитых и 6 раненых).

Усилиями спецслужб в рамках контртеррористических операций были ликвидированы основные главари местных бандформирований, в числе которых лидер «Имарата Кавказ»Алиасхаб Кебеков (ликвидирован в апреле 2015 года).

Кроме того, помимо религиозного раскола, произошел и раскол среди руководства «Имарат Кавказа». Как только стало известно о присяге главе ИГ нынешнего лидера северокавказской ячейки Рустама Асильдерова, бывший лидер «Имарат Кавказа» тут же обвинил его в расколе и заменил новым амиром Дагестана — Саидом Араканским.

С учетом всех этих факторов, не говоря уже об огромном антитеррористическом опыте как федеральных, так и региональных властей, рассчитывать на серьезную военизированную поддержку делу халифата со стороны кавказских боевиков не приходится, однако раскол в рядах местных радикалов сыграл на руку «Исламскому государству».

Оставшись без лидера, «Имарат Кавказ», доселе выживавший за счет вливаний «сочувствующих» и поддержки «Аль-Каиды» ***, которая сейчас, по большому счету, лишилась того прежнего влияния, вынужден был найти нового «куратора». И в эту свободную нишу очень кстати заняло «Исламское государство», которое сейчас имеет прямое влияние практически на все крупные бандформирования на Северном Кавказе.

Вполне вероятно, что ИГ не осуществляет (да и незачем) жесткого контроля над ячейкой, раздавая заказы и прорабатывая акции. Боевики местных формирований прекрасно знают территорию и вполне в состоянии действовать автономно, иногда консультируясь и выслушивая рекомендации. Подобная схема поведения напоминает модель «сетевой войны», когда, руководствуясь общей идеологией, разные элементы системы, выполняющие, на первый взгляд, совершенно разные задачи работают в итоге на одну и ту же цель.

Некоторые журналисты и политологи полагают, что кавказские боевики попросту используют «бренд ИГ», ограничиваясь лишь перепиской с реальными членами этой организации. Но характер недавних терактов позволяет судить о новом качестве самой террористической деятельности на территории Северного Кавказа.

Помимо дерзких акций, наподобие обстрела посетителей крепости Нарын-Кала в Дербенте, прослеживаются четкие планы по дестабилизации не только социальной, но и экономической обстановки в регионе.

Ярким примером стал теракт 29 марта 2016 года, когда на 831-м км трассы «Кавказ» была взорвана автоколонна российских силовиков, двигавшихся на двух автомобилях — «Урал» и «УАЗ-Хантер». По официальной информации, тогда один сотрудник правоохранительных органов погиб на месте, а еще двое были доставлены в больницу. Ответственность за теракт на себя взял на себя «Вилаят Дагестан Исламского государства Южного сектора» — тот самый, которым руководит Рустам Асильдеров.

По заявлениям террористов, убитыми и ранеными стало более 10 человек. Завышение потерь в данном случае — обычное дело для боевиков, жаждущих завоевать расположение спонсоров. Однако нас в данном случае интересует выбор места теракта.

Трасса «Кавказ» является оной из важнейших частей всех транспортно-логистических систем Юга России. Попытки дестабилизации данного объекта — не что иное, как попытки исключить это звено из транспортных схем грузоотправителей и, в конечном счете, поставить под вопрос саму транспортную и экономическую безопасность Дагестана.

Подобные атаки решительным образом отличаются от банального запугивания, и есть все основания полагать, что они усилятся ровно в той степени, в какой джихадисты теряют поддержку на Ближнем Востоке. Из Кавказа, как и из ряда общин, проживающих в Европе, готовится плацдарм для возможной реанимации идей «Исламского государства» в случае поражения в Сирии и Ираке.

Кавказ и, в первую очередь, Дагестан, принявший на себя основной удар «Исламского государства», стал той буферной зоной, которая отделила остальную Россию от террористической угрозы.

Поддержка традиционного кавказского ислама в альтернативу радикальным джихадистским течениям, а также разъяснительные работы среди местного населения видятся наиболее продуктивными мерами противодействия данному процессу.

Люди, решившие связать свою жизнь с Исламским Государством (по данным МВД, только из Дагестана в ряды организации вступило более 900 человек), должны четко понимать, что они лишены поддержки своей общины и их деятельность идет в разрез с каноническим исламом и традиционными ценностями. Лишив террористов фундамента и идеологической поддержки, можно будет дать достойный отпор современным вызовам в Дагестане и с успехом бороться с террористической угрозой на всем Кавказе.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Имарат Кавказ» решением Верховного суда РФ от 8 февраля 2010 года был признан террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.