shadow

Нефтеюань – новый финансовый инструмент мирового рынка


shadow

В настоящее время России и Китай формируют новый финансовый инструмент, который коренным образом меняет правила функционирования мирового нефтяного рынка.

Помимо показательного увеличения объема своих внешнеторговых операций по углеводородным соединениям, обе восточные державы решили положить конец господству доллара в установлении цен на черное золото. Нефтеюань – это платежное средство стратегического характера, которое обещает упростить переход к многополярной валютной системе, т.е. системе, берущей в расчет различные виды валют и отражающей соотношение сил современного мирового порядка.

Впервые, информация о серьезных планах Китая создать у себя центр нефтяного ценообразования просочилась в американские СМИ в 2012 году. Слухи об этих планах ходили и раньше, но три года назад они начали оформляться в более-менее конкретный план действий. Еще три года потребовалось Компартии КНР на то, чтобы выбрать один из двух возможных вариантов атаки на американскую гегемонию в плане биржевой торговли нефтью. Несколько дней назад решение было принято и озвучено в СМИ.

В настоящее время главный мировой механизм образования цен на нефть «намертво» привязан к американской товарной бирже «NYMEX», расположенной в местечке Кушинг (штат Оклахома) и к сорту нефти «West Texas Intermediate» более известному, как «Лайт Свит». В результате получается ситуация, когда цена на нефть, которая импортируется Китаем, определяется рыночной конъюнктурой в совершенно другом месте земного шара и вообще это цена на другой сорт нефти, чем те, которые потребляются в Китае. Ситуация, когда китайские импортеры вынуждены заключать контракты по формуле «цена на WTI в Оклахоме плюс/минус ИКС долларов» не устраивает китайское руководство. По этой же причине, вариант привязки к сорту «Брент», который торгуется на бирже ICE, тоже не устраивает китайцев.

Нефть до недавнего времени торговалась только в долларах. Существование нефтедолларов — один из факторов, который позволяет США довольно вольно обращаться со своей долговой нагрузкой, так как страны-экспортеры нефти «фиксируют» свои долларовые доходы в долларовых финансовых инструментах, а страны-потребители нефти создают дополнительный спрос на доллары. Уменьшение использования доллара для международной торговли в целом и нефтью, в частности, с одной стороны наносит определенный ущерб США, а с другой стороны приносит пользу стране-эмитенту валюты, на которую заменяется доллар.

Компартия КНР первоначально рассматривала в качестве альтернативы запуск нефтяных фьючерсов в Китае, с привязкой контракта к месту доставки в Китае и к «смеси» из китайского сорта нефти и средневзвешенной цены нескольких импортных сортов. При этом ценообразование сохранялось бы в долларах. В итоге Китай остановился на другом варианте, более жестком, который предполагает не только географическую привязку нового контракта к китайским реалиям, но и перевод ценообразования в юани. А вот это уже серьезная заявка на подрыв нефтедоллара, особенно с учетом того, что Китай является крупным импортером нефти. Это решение было принято в октябре 2015 года. На Шанхайской товарной бирже запущен фьючерс на нефть, с поставкой в КНР, на основе «коктейля» из нефти «Shengli Oil Field» плюс 6 импортных сортов, и (самое главное) ценообразование будет в юанях. Для того чтобы контракт стал по-настоящему глобальным, к торгам будут допущены иностранные компании и инвесторы, которым китайские банки будут открывать специальные юаневые счета.(http://english.cntv.cn/2015/…

На этом фоне возникает вопрос о том, как поживает нефтерубль. Бесспорно, блокирование Конгрессом США покупки Роснефтью нефтяного бизнеса у «Морган Стэнли» стало большой проблемой для запуска всемирной системы торговли и поставки нефти за рубли. Эта тема будет рассмотрена в ближайшее время в отдельной статье.

Вместо того, чтобы унизить Россию, «экономическая война», которую развязали Вашингтон и Брюссель, дала для них обратный эффект: она только способствовала укреплению связи в сфере энергетики между Москвой и Пекином. Вспомним, как в мае 2014 года российская компания «Газпром» взяла на себя обязательство гарантировать поставку газа в Китай объемом до 38 миллиардов кубометров ежегодно в течение следующих тридцати лет (начиная с 2018 года) с подписанием договора на 400 миллиардов долларов с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC).

В настоящее время обе державы координируют амбициозный план по реализации стратегических проектов, которые включают строительство газо- и нефтепроводов, совместную деятельность нефтеочистительных заводов и нефтехимических комплексов. Сближение Москвы с Пекином повлекло за собой глубокие изменения мирового нефтяного рынка в пользу стран Востока, значительно пошатнув влияние западных нефтедобывающих компаний.

Даже Саудовская Аравия, которая до недавнего времени оставалась главным поставщиком нефти азиатскому гиганту, была выбита дипломатическими усилями России. В то время как с 2011 года экспорт нефти Саудовской Аравии в Китай продолжал расти со скоростью 120 000 баррелей в день, экспорт России увеличивался на 550 000 баррелей ежедневно, т.е. почти в пять раз быстрее. Фактически, в итоге, в 2015 году российские компании превысили объемы продажи нефти своих коллег из Саудовской Аравии в Китай в четыре раза: Эр-Рияд был вынужден довольствоваться местом второго поставщика по объему сырой нефти, проданной в Китай в мае, сентябре, ноябре и декабре 2015 года.

В конце 2015 года Китай занял место Германии в качестве крупнейшего покупателя русской нефти. Таким образом, крупные инвесторы, действующие на мировом рынке нефти, едва могут понять, как за какие-то несколько месяцев Китай — главный проситель нефти превратился в любимого покупателя России — третьего по величине мирового производителя. По словам вице-президента компании «Транснефть» Сергея Андронова, на протяжении 2016 года Китай намерен импортировать нефть из России общим объемом 27 миллионов тонн.

Российско-китайский энергетический альянс вознамерился идти ещё дальше. Москва и Китай сделали из продажи нефти канал перехода к многополярной валютной системе, то есть такой системе, которая держится не только на долларе, а берет в расчет различные валюты и, прежде всего, отражает соотношение сил современного мирового порядка. Дело в том, что экономические санкции, наложенные Вашингтоном и Брюсселем, толкают Россию к выведению доллара и евро из своих коммерческих и финансовых операций, ведь в противном случае они подверглись бы слишком большому риску испытать на себе саботаж в момент проведения операций по купле-продаже со своими основными партнерами.

В связи с этим с середины 2015 года углеводороды, которые Китай закупает в России, оплачиваются уже в юанях, а не в долларах. Эта информация подтверждена высшим руководством компании «Газпром Нефть» – нефтяного подразделения «Газпрома». Это стимулирует использование «народной валюты» — юаня (по данным китайской газеты «Женьминьби») на мировом рынке нефти и, в то же время, позволяет России нейтрализовать экономическую атаку, начатую Соединенными Штатами и Евросоюзом. Появляется фундамент для нового финансового порядка, поддерживаемого нефтеюанем: китайская валюта приближается к тому, чтобы превратиться в ось товарооборота Азиатско-Тихоокеанского региона с основными нефтяными державами.

В настоящее время Китай оплачивает купленную у России нефть в юанях, в будущем то же самое будет делать Организация стран-экспортёров нефти (ОПЕК), если Китай потребует это. Неужели культ доллара в Саудовской Аравии заставит её потерять одного из своих главных покупателей? Другие геоэкономические державы уже пошли по следам России и Китая, поскольку поняли, что для построения более сбалансированной валютной системы, приоритетным направлением является «дедолларизация» мировой экономики.

Не менее важным является то, что вслед за обвалом цен на нефть более, чем на 60 процентов (с середины 2014 года), китайские банки стали ключевой финансовой поддержкой в совместной деятельности энергетической инфраструктуры. Так, например, чтобы как можно скорее запустить российско-китайский газопровод «Сила Сибири», «Газпром» в марте 2016 года запросил у Банка Китая кредит на пять лет на сумму, равную 2 миллиардам евро. На сегодняшний день это крупнейший двусторонний кредит, на который «Газпром» заключил договор с финансовым учреждением. Другим примером является кредит, выданный России Китаем несколько недель назад на общую сумму 12 миллиардов долларов на проект «Ямал СПГ» (сжиженный природный газ) в Арктическом регионе. Несомненно, внешняя политика России в энергетическом направлении нисколько не страдает от изоляции, наоборот, благодаря Китаю переживает один из лучших своих моментов.

Подводя итоги указанных событий, враждебность США и Евросоюза против Президента Владимира Путина способствовала укреплению российско-китайской связи в сфере энергетики. Это, в свою очередь, только усилило превосходство Восточных стран на мировом рынке углеводородов. Москва и Пекин ставят по-крупному на нефтеюань, платежный инструмент стратегического характера, которому предстоит решить ответственную задачу – покончить с господством доллара в установлении цен на черное золото.

Россия и Иран согласились обменивать нефть на юани вместо долларов, и теперь почти 1 миллион баррелей в день торгуются в юанях вместо доллара США. Ангола и Венесуэла, как ожидается, переключатся на торговлю нефти за юани. Судан является ещё одной страной, которая политически сильно зависит от Китая, и скорее всего, конвертирует свою торговлю нефтью в китайский юань. Если Россия, Иран, Ангола, Судан и Венесуэла, все они переключатся на продажу Китаю нефти в юанях, то 5 миллионов баррелей в день будут торговаться не в долларах США, а в китайском юане. И тогда «прощай, нефтедоллар», и «да здравствует нефтеюань».

Источник

Фото Cont

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.