shadow

Чалый — Ответы на вопросы

Севастополь достался России необустроенным городом


shadow

Интервью Алексея Чалого о текущей крымской проблематике.

Екатерина Ларинина, АиФ.ru: Два года назад Крым и Севастополь стали российскими. Новым субъектам приходится сталкиваться со множеством проблем, а Киев делает всё для того, чтобы жители и Крыма, и Севастополя пожалели о принятом 2 года назад решении. А как настроены сами севастопольцы?

Насколько я знаю настроения горожан, у подавляющего большинства отношение к событиям февраля – марта 2014 года не изменилось. То есть сожалеющих мало.

— Как вы считаете, почему крымский сценарий не смог повториться в Донецке и Луганске?

— Я думаю, здесь есть несколько причин.

Первая — мы начали рано и продвигались быстро. Киевские политики ещё отходили от эйфории удавшегося госпереворота, и на нас поначалу не обратили серьёзного внимания. В этом смысле задержка на одну неделю стала решающей для Донбасса.
Второй фактор — подавляющая поддержка населением курса на возврат в Россию. У нас де-факто не было внутренней оппозиции, которая в каком-то виде присутствовала на Донбассе.

И третий, конечно, это наличие ЧФ как сдерживающей ВМСУ силы.

К слову, наличие ВМСУ в таком количестве, как мы их имели, напротив, было усложняющим фактором, который не сыграл в силу указанной выше роли ЧФ.

— В 2014 году, вернувшись в Россию, Севастополь представлял собой некую картинку из 80-х годов, за 23 года не было сделано ровным счетом ничего. Но это только внешнее ощущение. А как обстояли дела изнутри? Каким Севастополь достался России?

— Севастополь достался России необустроенным городом. Ни с точки зрения городского хозяйства, которое ветшало на протяжении 23 лет, за исключением нескольких завершённых проектов, ни с точки зрения экономики, так как большинство производств было утрачено за это время, ни даже с точки зрения качества базы флота — препоны в базировании ЧФ сделали своё дело, и как база флота Севастополь скорее деградировал, чем развивался.

— Запад предлагает Украине свой «план Маршалла». Многие эксперты говорят о том, что это будет означать конец для Украины и её просто разорвут на части. Как вы к этому относитесь и как должно повести себя нынешнее киевское руководство, чтобы спасти страну (если это ещё возможно)?

— Я не вижу серьезного желания Запада вкладываться в Украину. Это скорее декларация, чем реальность. Тем более, на фоне новых вызовов, перед которыми оказалась Европа.

Так что я в новый «план Маршалла» для Украины не верю.  Особо рвать на части, не думаю, что будут. Украинская проблема потеряла остроту для Европы, оттеснённая другими более насущными проблемами (экономический кризис, беженцы). Что не означает, что Украина сама не развалится от внутренних проблем.

— Вернёмся к внутренним проблемам Крыма. Всё ещё продолжаются споры о том, нужны ли Севастополю прямые выборы губернатора или главу субъекта должна назначать Москва. В чем вы видите «за» и «против»?

— «За» — ожидания горожан, соответствие основному федеральному стандарту.

«Против» — традиционные недостатки любых выборов (возможность манипуляций, возможность избрания популиста и т.п.). Но это — стандартные проблемы, не имеющие региональной специфики. В этом случае непонятно, зачем нам быть особенными.

— В чём всё-таки заключается конфликт с Меняйло, ведь изначально вы поддержали его кандидатуру на посту губернатора?

— Нет у меня конфликта с Меняйло. Есть острое неприятие отдельных действий правительства и лично господина губернатора. Есть острое же неприятие системы управления, которую выстраивает господин губернатор в городе.
Рекомендовал, так как верил в существовавшие тогда договорённости и не слишком хорошо знал.

— В декабре вы заявили о намерении уйти в отставку. На тот момент работа властей Севастополя была признана неудовлетворительной. В чём именно заключаются проблемы?

— Я уже это озвучивал неоднократно. Мы не продвинулись сколько-нибудь существенно ни по одному пункту программы. Точнее, сегодня можно, к счастью, говорить, что один реализован — центр города получил статус исторического поселения федерального значения. И создаваемая система управления не позволяет думать, что нормальное развитие города возможно.

— Заявление об отставке было сделано еще в декабре, но документ не был внесен в Заксобрание. Если дойдет до голосования, можно сделать прогнозы о его результатах? Какие настроения в депутатском корпусе?

— Не хочу я делать прогнозы по голосованию депутатов. Это их вопрос.

— Как Севастополь перенес энергетическую блокаду?

— Перенёс. Уже основное в прошлом. Смотрим с оптимизмом в будущее. Основное, о чём нужно сожалеть — люди, в том числе дети, которые погибли от наездов автомобилей на неосвещённых улицах. Это самая большая потеря. Остальное на этом фоне несущественно.

— Как на сегодняшний день проходит ликвидация зависимости Севастополя от Украины в экономической, транспортной и энергетической сферах?

— В экономической сфере всё само собой регулируется. Большинство предпринимателей переключились на взаимодействие с материковой Россией. Причём процесс идёт тем интенсивнее, чем больше блокад выдумывают их организаторы на той стороне Перекопа. В транспортной — аналогично. Едем через Керчь. Летаем самолётами. Ждём мост. В энергетической — энергомост закрыл самые насущные потребности. Ожидаемая вторая ветка должна практически снять возникшую в связи с блокадой проблему.

— Как дальше будут строиться отношения между Крымом и Украиной в сфере энергообеспечения?

— Никак. Их уже нет.

— Интеграция новых субъектов подразумевает и интеграцию законодательную. На сколько процентов на сегодняшний день законодательство Севастополя интегрировано с законодательной базой РФ?

— В основном интегрировано. Можно утверждать по факту резкого падения потока новых законов. Вместе с тем, нужно думать о развитии и создавать необходимые для этого законы — многие могут оказаться уникальными для региона, не обязательно связанными с типовой российской практикой. На этом пути, однако, имеем серьёзную проблему, которая состоит в том, что и уже существующие законы исполняются правительством в большинстве своём неудовлетворительно, о чём есть соответствующее заключение межведомственной комиссии, созданной при полпредстве.

— Понятно, что в 2014 году необходимо было решить огромное количество проблем, понятно, что не всё возможно сделать молниеносно. В частности, длительное время невозможно было совершать сделки с недвижимостью. Как сейчас обстоят дела с этим?

— Сейчас можно. Хотя качество услуг, насколько я знаю, вызывает достаточно нареканий у пользователей.

— Перед переходом на российское законодательство крымские предприниматели переживали из-за того, что их расходы сильно возрастут из-за разницы в налоговых системах Украины и России? Как сегодня себя чувствует малый и средний бизнес?

— По-разному. Налоговая нагрузка вовсе не обязательно выросла. Здесь для разных типов предпринимателей по-разному всё случилось. Для владельцев значительных земельных участков ситуация утяжелилась, так как налог на землю значителен. Возможно, мы (Заксобрание) возьмёмся за изменение этой ситуации. Пока же отрабатывали то, что от нас требовали по дорожной карте 2014 –2015 годов. Общая проблема почти для всех предпринимателей — возрастание затрат на персонал, что связано с ростом зарплат в регионе. Если, конечно, это не компенсируется стоимостью оказываемых услуг.

— Ряд экспертов считает, что переходный период по интеграции Крыма и Севастополя с Россией закончился слишком рано — он должен был продолжаться дольше. Как вы сами оцениваете, насколько эффективной была работа по интеграции новых субъектов РФ и можно ли считать, что на сегодняшний день она закончилась?

— С формальной точки зрения всё закончилось. С фактической — ещё не всё. Но я бы не заострял внимание на самом понятии интеграции. Мне кажется, нам уже нужно думать о лучших практиках, а не о том, чтобы «было как у всех», тем более, что у «всех» (т.е. разных регионов) многое по-разному.

— Как на сегодняшний день обстоят дела с Херсонесом? Может ли голос ученых, археологов призвать ЮНЕСКО признать переход Херсонеса под юрисдикцию России?

— Надеюсь, что да. Нужно наводить порядок, выполнять правила ЮНЕСКО и это постоянно демонстрировать. Вода камень точит. Признают, куда денутся.
То же, с моей точки зрения, относится и к городу в целом.

— Как обстоят дела в туристической сфере? Насколько Севастополь можно назвать туристическим городом? Он готов к принятию сезонного потока туристов? Что может предложить?

— Севастополь сегодня можно назвать туристическим городом одного дня. К нам и едут в основном на один день посмотреть на достопримечательности. Думаю, потенциал города в этом плане огромен. Ничего подобного в России нет. Но нужно работать над общей городской инфраструктурой. Сейчас она вступает во всё большее противоречие с туристическим потенциалом города.

— Севастополь — это, прежде всего, портовый город. Это как-то отражается на экологической ситуации?

— Я не думаю, что это — первоочередная проблема для города. Больших предприятий нет. Флот намного меньше, чем во времена СССР, да и не водится за моряками больших нарушений. Основное зло сегодня — автомобили. За последние два года их количество выросло по ощущению минимум вдвое. Второе зло — застройщики, которые нет-нет, да и откусят очередной кусок зеленой зоны, что постепенно превращает город в каменные джунгли. Нужна жёсткая градостроительная политика и реализация проектов, направленных на развитие «зелёных лёгких» города. Для этого всё есть, включая средства федеральной целевой программы. Только, увы, за последние два года реальными достижениями в этом направлении власть похвастаться не может.

— Хотелось бы коснуться вопросов безопасности. Много говорится о том, что украинская сторона готовит диверсии на территории Крыма и Севастополя. Как складывается обстановка конкретно на территории Севастополя? Можно сделать прогноз, как она может измениться — в лучшую или худшую строну?

— Может быть, я не владею всей полнотой информации, но мне кажется, что эти страхи преувеличены. Я думаю, что наша главная угроза — низкое качество управления, приводящее к росту социальной напряжённости в регионе.

— Насколько серьезно можно относиться к угрозам Ленура Ислямова и Мустафы Джемилева, ранее неоднократно обещавших блокировать работу Керченской паромной переправы. Есть ли у них реальные механизмы для того, чтобы устроить «морскую блокаду»?

— Я всерьёз к этому не отношусь.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.