shadow

Минфин послал Минздрав под нож

Ведомство Силуанова предлагает урезать антикризисный план-2016


shadow

Министр финансов Антон Силуанов направил письмо на имя премьера Дмитрия Медведева. В нем он представил собственные комментарии к антикризисному плану правительства на 2016 год. Комментарии сводятся к тому, что Белый дом два месяца распределял средства из Антикризисного фонда, оперируя суммами до 250 млрд. рублей, тогда как реально в его распоряжении имеется лишь 120 млрд. Об этом сообщает«Коммерсант».

Минфин констатирует, что по факту у правительства в Антикризисном фонде есть всего 65 млрд. рублей — согласно закону о бюджете. Еще приблизительно 55 млрд. могут появиться в апреле, когда федеральное казначейство направит в Фонд невостребованные остатки бюджета-2015.

Только эти 120 млрд., пишет Силуанов, Белый дом может распределить без правки бюджета на 2016 год. Между тем, по решению кабмина уже распределено 35 млрд. рублей из Антикризисного фонда. Всего же в плане правительства учтены расходы из Фонда на 170,7 млрд руб.

Как указывает в письме глава Минфина, в теории Белый дом имеет право потратить в 2016 году до 342,2 млрд. рублей, но все средства свыше 120 млрд. — это фактически деньги из президентского резерва. Другими словами, у Владимира Путина наверняка имеются на них собственные планы, и правительству придется доказывать главе государства, что антикризисный план важнее.

В итоге Силуанов предлагает сократить расходы из Антикризисного фонда до 120 млрд. При этом, отмечает он, в эту сумму нужно включить расходы по уже принятым решениям, связанным с Крымом и Украиной, на 17,1 млрд. рублей. Плюс к тому, просить у президента дополнительно не 203 млрд. рублей (полная сумма заявок плана, не вписывающаяся в Антикризисный фонд), а всего 130 млрд.

Чтобы уложиться в эти суммы, глава Минфина предлагает следующее:

— значительно сократить антикризисные расходы Минздрава (с 45,8 млрд. рублей до 13 млрд.);

— сократить поддержку экспорта через ВЭБ, Росэксимбанк и Российский экспортный центр (с 25,3 млрд. рублей до 9 млрд.);

— полностью отказаться от субсидирования по кредитам промпредприятий (10 млрд. рублей) и поддержки промышленного машиностроения (21 млрд.);

— не предоставлять новые льготы авиабизнесу и РЖД, в том числе по НДС (сумма не уточняется).

По части пунктов плана вне Антикризисного фонда Минфин не приводит предложений. Видимо, по логике ведомства, эти моменты требуют дополнительного обсуждения с президентом. В этой части списка, например, поддержка дистрибуции Sukhoi Superjet 100 на 30 млрд. рублей и стимулирование агроимпортозамещения на 23 млрд.

Почему уже после принципиального согласования проекта Антикризисного плана оказалось, что кабмин оперирует несуществующими деньгами, что стоит за нынешней позицией Минфина?

— Минфин откровенно напомнил, что ситуация с финансами не настолько благостная, как представляется многим министрам, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — По сути, антикризисный план — набор мероприятий, который, по мнению правительства, позволит не усугубить нынешнюю рецессию, и создаст условия для роста в среднесрочной перспективе за счет мер структурной политики, — действительно не подкреплен деньгами.

Напомню, на заседании кабмина 18 февраля, когда и был принципиально одобрен антикризисный план, глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев сообщил, что общая стоимость мероприятий по поддержке экономики России в 2016 году составит 880 млрд. рублей, причем около 250 млрд. из них зарезервированы под неотложные антикризисные меры. Однако, отметил Улюкаев, по значительной части пунктов плана источник финансирования не определен.

На сегодня свыше 400 млрд. рублей на поддержку экономики так или иначе зарезервированы в составе бюджетных расходов. Причем, эти меры могут проводиться в ускоренном порядке. А вот меры как минимум на 370 млрд. рублей выходят за бюджетные рамки, и профинансировать их можно только из Антикризисного фонда.

Собственно, переписка Силуанова с Медведевым — это уточнение позиций по финансированию, и напоминание, что ситуация достаточно жесткая. Поэтому, по мнению Минфина, стоит свернуть ряд антикризисных мер, которые могут ухудшить доходную часть бюджета — например, новые налоговые льготы.

По сути, подобные уточнения идут непрерывно, и они неизбежны. При составлении антикризисного плана расчет делался на то, что недостающие деньги будут найдены путем перераспределения расходов в ходе бюджетного маневра. Однако работа по маневру до конца не завершена — по плану Госдумы, соответствующие поправки в бюджет-2016 будут рассмотрены только в апреле.

Без этих поправок говорить о финансовом обеспечении антикризисного плана не вполне корректно. Собственно, об этом и говорит в своем письме глава Минфина: о том, что план можно написать какой угодно, но реальная картина по деньгам прояснится не раньше середины весны.

 — Минфин предлагает более чем втрое сократить антикризисные расходы Минздрава, полностью отказаться от субсидирования по кредитам промпредприятий и поддержки промышленного машиностроения. Разве это оправдано?

— Я бы не акцентировал сейчас внимание конкретно на этих позициях: они меняются, как в калейдоскопе. В данном случае, у Минфина имеются опасения, что деньги на поддержку промпредприятий лягут мертвым грузом.

Подобный механизм — когда для банков открываются кредитные линии со стороны Банка России для финансирования инвестиционных проектов — показал свою неэффективность: в 2015 году такие лимиты были выбраны всего на 40%. Сбой произошел из-за того, что кредитовать по льготным ставкам нужно было приоритетные проекты, список которых определяла правительственная комиссия. А комиссия никак не могла решить, какие проекты включать в список.

Сейчас предлагается продублировать этот механизм, только с другими участниками игры. И возникает закономерное возражение: если механизм не работает с инвестпроектами (под которые, напомню, выделялось из бюджета 100 млрд. рублей), почему он заработает с промпредприятиями?

Вот Силуанов и занял соответствующую позицию. Впрочем, другие министры настаивают, что реальная помощь отдельным промпредприятиям необходима. Я бы сказал, что дискуссия по этому пункту продолжается.

Что же касается сокращения антикризисных расходов Минздрава — я не сторонник этой меры. Мы и без того предельно сократили финансирование здравоохранения и образования, и можем просто обрушить эти секторы.

 — Можно ли назвать нынешний антикризисный план эффективным?

— С точки зрения оперативных мер, к плану имеются вопросы. Вместе с тем, ясны проблемы, которые совершенно точно нужно решать. К ним, например, относится поддержка бюджетными кредитами региональных финансов. Это абсолютно необходимая мера. Финансовое состояние регионов стремительно ухудшается, и поддержка центра позволит им снять часть проблем, связанных с управлением долгами перед банками.

Безусловно, позитивным моментом антикризисного плана на текущий год можно считать разворот от поддержки финансового сектора в сторону сектора реального. План 2015 года, напомню, был «заточен» на поддержку банков — на это ушло три четверти запланированных расходов.

Но самое главное, во второй части плана-2016 предусмотрены меры, которые, так или иначе, укладываются в понятие структурных реформ. Эти реформы, если начать запускать их сейчас, дадут эффект через два-три года. Но без них — и это важно понимать — мы так и будет прозябать на территории двухпроцентного экономического роста, на которой сейчас упорно обустраиваемся.

Должен сказать, что все страны, которые попадали в подобную ситуацию, выходили из нее по трем направлениям: вводили меры поддержки со стороны центральных банков, корректировали бюджетную политику, проводили структурные реформы. Но в последнее время, как показывает практика, роль третьей компоненты особенно усилилась. С этой точки зрения, наш антикризисный план — шаг в правильном направлении, пусть и не слишком решительный…

— Антон Силуанов — представитель группы либеральных фундаменталистов в экономическом блоке правительства, и сейчас эта группа настойчиво добивается сокращения объема денег в экономике якобы для снижения инфляции, — отмечаетдиректор Института политических исследований Сергей Марков. — На мой взгляд, это весьма спорный тезис. Сжатие денежной массы даже в условиях подъема экономики — не очень удачная мера. А уж в условиях спада такой шаг прямо противоречит национальным интересам страны и практике развитых экономик — тех же США и ЕС, которые при спаде, напомню, прибегали к помощи программ количественного смягчения.

Я считаю, что в нынешней ситуации сокращение денежной массы способно нанести колоссальный ущерб экономике РФ. У многих экспертов это уже порождает вопрос: в чьих интересах осуществляется такая политика, не задействованы ли в ней внешние игроки, которые хотят расшатать социально-экономическую ситуацию в России, чтобы создать предпосылки для политических изменений в нашей стране?

 — Нынешние замечания Минфина будут учтены?

— Думаю, будут. У нас Минфин — министерство номер один в плане аппаратного влияния, и свои предложения, как правило, реализует. Но нынешняя инициатива — урезать антикризисный план — таит огромную опасность. Наш план и без того очень скромный, если сравнивать его с аналогичными программами, которые принимались в кризис 2008—2009 годов правительствами, скажем, Турции или Китая.

В результате же реализации предложений Минфина наш антикризисный план станет и вовсе крайне слабым, и не сможет переломить кризисные явления в экономике РФ.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.