shadow

Во Франции Кондопоги не будет


shadow

1р

Сперва немного новостей. Власти пострадавших от терактов стран (особенно, Франции) призвали по привычке «гражданское общество» как всегда «сплотиться против терроризма». Гражданское общество, разумеется, откликнулось на призыв, притащило к злосчастному парижскому театру «Батаклан» кучу цветов и свечек… и едва в панике не передавило друг друга, когда среди цветов и свечек бабахнула петарда.

Факт прискорбный, но не единственный. Есть и другие, а именно: два гражданина из Колумбии открыли ответный огонь по исламистам, собиравшимся в очередной раз расстрелять посетителей кафе в Париже. Или: представитель мафиозного семейства Гамбино заявил, что не допустит вылазок террористов из ИГИЛ в «подведомственных» его браткам районах города Нью-Йорка.

Вы спросите (возможно, в недоумении), как эти новости соотносятся друг с другом?

Да вот так и соотносятся — строго по науке. Ибо в социологии под «гражданским обществом» понимают не только толпы граждан, совершающих некие ритуальные действия у мест терактов, но и всю «совокупность социальных субъектов, осознающих свои индивидуальные и коллективные интересы и готовых их отстаивать».

Так вот, господа: представители мафии (что колумбийской, что итало-американской) — это тоже часть гражданского общества. Со своими специфическими интересами и столь же специфической манерой их обеспечения.

Впрочем, столь ли уж специфической?… Многие из нас, вероятно, читали книжку «Кондуит и Швамбрания» советского детского писателя Льва Кассиля. Вот только многие ли помнят в этой книжке такой сюжетец:

В слободе прежде шибко хулиганили. «Фулиганы», как называли их покровчане, были пожилыми семейными людьми… От хулиганов этих в слободе не было житья. Полиция бездействовала. Жители решили действовать сами. Был составлен список самых матерых разбойников. По этому списку адресов толпа шла из улицы в улицу. Толпа шла и убивала…

Один из главарей хулиганской банды скрылся у папы в больнице. Он действительно был серьезно болен. Он умолял спасти его. Он валялся в ногах у папы.

— Бьют вас за дело. Только ваше счастье, что вы заболели вовремя. В данную минуту вы для меня прежде всего пациент, больной. И больше я ничего знать не хочу. Вставайте с пола, ложитесь на койку.

Распаленная толпа осадила больницу. Она ярилась и гудела у закрытых ворот. Отец вышел за ограду к толпе.

— Чего надо? Не пущу, — сказал отец, — поворачивайте-ка оглобли! Вы мне еще тут заразы нанесете в родильный. Дезинфицируй потом…

— Ты, доктор, только бы Балбаша на руки выдал… Под расписку. Мы б его… вылечили…

— У больного Балбашенко, — строго и раздельно ответил папа, — высокая температура. Я не могу его выписать. И никаких разговоров! И не шумите. А то больные пугаются — это им вредно.

Толпа тихо подвинулась ближе. Но тут из нее вышел старый грузчик и сказал так:

— Доктор, ребята, правильно излагает. Им ихняя специальность не позволяет. Пошли, ребята. А только мы Балбаша и после закончим. Извиняйте за беспокойство.

Балбаша «закончили» через три месяца.

«Кондуит и Швамбрания», Лев Кассиль

К сведению, речь идет о Покровской Слободе (ныне город Энгельс) в Саратовской губернии. Время действия — начало прошлого века. «Папа» — это земский врач, отец писателя. Еврей по национальности, между прочим. А толпа погромщиков — покровские обыватели, которые оставляют (до поры до времени, конечно) свою жертву в покое на том основании, что доктор не велел, поскольку ему «ихняя специальность не позволяет». Ну и как это происшествие называть? Неудавшимся погромом или же… самоорганизацией гражданского общества?

Тут ведь дело какое? Толпа ведь не просто так решила своими силами «заканчивать» отдельных обывателей родного города, а именно потому, что государство в лице местной коррумпированной полиции от выполнения своих прямых обязанностей по поддержанию правопорядка самоустранилось. Вот и…

Однако проблемка есть: современные европейские государства поступают точно так же… по крайней мере, в тех случаях, когда «фулюганами» оказываются представители всяких-разных меньшинств (особенно — исламско-ближневосточных). Толерантность не позволяет-с…

Многие помнят скандал, который разразился в английском городке Ротерхеме, который 17 лет (!) в страхе держали местные бандиты — выходцы из Пакистана. Толерантная полиция все это время считала, что обвинения пострадавших англичан против мусульман — это страшный расизм и попытка их ущемить. Жертвам попросту не верили.

И ведь что интересно: ничего похожего на «покровский метод» решения английские и немецкие обыватели предприняли, скандал разразился потом и по сугубо «законному» поводу; насильники слишком зарвались, факты всплыли — и… ничего. Аглицкий министр внутренних дел в отставку не ушел.

Думаете, это просто казус? Да нет, вот слова врача из Германии: «В одном из госпиталей мигранты с ножами напали на врачей, требуя осмотра восьмимесячного ребенка, которого они больным три месяца таскали по Европе. Ребенок умер через два дня, получив лучший уход в одной из лучших педиатрических больниц Германии. После того, как на врачей напали с ножами, доктора пришлось оперировать, а две медсестры попали в реанимацию. Никого не привлекли к ответственности»

Скажете, что это все от того, что англичане и немцы — законопослушные? Да как сказать… Вот в 2005 году в австралийском городке Сиднее приключилась своя «кондопога»: там местные парни «покровскими методами» учили правилам поведения эмигрантов с Ближнего Востока. Успешно, кстати…

И вот вопрос: это из-за того, что Австралию населяют потомки каторжников, или же потому, что гражданское общество там того… посуровее будет?

Вот ведь ту же Францию, как пишут отдельные пользователи Интернета «… захлестнула волна народной исламофобии: на улицах, в магазинах и транспорте наезжают на людей в мусульманских одеждах, на мечетях рисуют кровавые кресты, на стенах пишут антиисламские лозунги.»

Жуть-то какая… Но ведь что характерно: даже сейчас, после терактов, французские мусульмане появляются в общественных местах в своих балахонах — и ничего. Наезжают, на них, бедненьких… но не бьют. И мечети отнюдь не жгут, а только рисуют на них кресты… Безобразие, ага.

А в той же Германии даже есть (вот ужас-то!) даже квазиполитическое движение PEGIDA, которое собирает большие демонстрации против миграционной политики фрау канцлерин. Это вообще ужас, конечно.

Только вот нью-йоркскому Дону Гамбино с этих безобразий и ужасов просто смешно. Его-то итальянские мафиози, помнится, куда резче реагировали на ликование в арабских кварталах «большого яблока» 11 сентября 2001 года. «Ребята чести» (так мафиози именуют своих «бычков») тогда просто ездили на своих лимузинах по этим кварталам и стреляли в веселящихся. Нехорошо, конечно… но зато веселье-то как рукой сняло.

И ведь тут вот какой казус наблюдается.

Итало-мафиози в данном случае вступились не за свои шкурно-меркантильно-уголовные интересы, а именно за те самые фундаментальную систему ценностей, которые собственно государство в США защищать уже не осмеливается. С одной стороны вроде бы все признают, что нехорошо, живя в США, ликовать по поводу террористического нападения на США… а с другой — ну что бы та же полиция сделала с веселящимися арабами 11 сентября? Да ничего.

Вот и получается, что вся надежда на гражданское общество в лице суровых молодцов Дона Гамбино.Одно удручает: аналогов этим молодцам в Парижах, Лондонах и Берлинах, похоже, просто нету. Не будет там ни Кондопоги, ни Манежки. Потому как гражданское общество того… не созрело.

Вот такие дела.

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.