shadow

Новости Новороссии, Боевые Сводки от Ополчения ДНР и ЛНР — 16 октября 2015

Обновляется онлайн.


shadow

Обзор последних новостей и сводок Новороссии на 16 октября 2015.

Новости сегодня: (нажмите для навигации по новостям)

 

16.10.15. Видео от журналистов. Ополченец Дэн: Республику нужно достроить, иначе смысла не было начинать.

«Ополченец Дэн: Республику нужно достроить, иначе смысла не было начинать. Корреспонденты НА «Харьков» продолжают общаться с защитниками Донбасса и узнавать о жизни и войне на востоке страны.
Корреспонденты нашего агентства встретили возле казармы Донецкой народной республики ополченца с позывным «Дэн», который сидел в охотничьем камуфляже: по его словам, такая одежка теплее, да и осенью маскирует лучше. За последнее время сильно похолодало, и бойцы ожидают в ближайшие недели получения зимней формы и берцев. Ополченец с позывным «Дэн» соглашается рассказать о своём боевом пути. Он — бывший строитель, а ныне ветеран, за плечами которого уже больше года войны. Сейчас он служит в первом батальоне Первой славянской бригады.
— Ты достаточно давно воюешь. Что тебе запомнилось больше всего? Какой самый запомнившийся бой?
— Есть такой. Это было в июне месяце. Первые обстрелы. Мы были на военной части 3023 на Песках. Там у нас стоял блокпост возле «Вольво-центра». И самый первый запомнившийся обстрел — когда начали палить «Грады». Нам пришлось отступить. Я тогда минут 40 ни с кем не разговаривал. Я сидел на бордюре и курил сигарету за сигаретой. Потом всё было проще. Сам Дэн до войны около пяти лет жил в Донецке. По его словам, он пошёл в армию следом за друзьями, которые ушли на фронт.

— А кем был до войны?
— Я больше по стройкам. По отделочным работам. Обычный мирный гражданин. Я даже в армии не служил.
Ранений за всё время войны у Дэна не было. Только контузии (смеётся и плюёт через плечо, чтобы не сглазить). При этом он очень ясно представляет себе за что воюет, да и бойцы подразделения выражают такую же уверенность.
«Коль мы уже решили делать республику, то надо её делать до конца. Иначе и смысла не было начинать», — рассказал ополченец.
— А что считаешь самым важным для бойца?
— Должно быть понимание. Боец должен осмысленно идти сюда. Он должен понимать, зачем он идёт. Не ради корыстных целей или ещё чего. Прежде всего, мы идём за идею. У нас есть стремление сохранить свою республику, свою независимость. Вот это, прежде всего, должен понимать каждый боец.»

 

16.10.15. Заметка от Анны Вершининой

«На рассвете движения сопротивления в Донецке мне посчастливилось познакомиться со многими бесстрашными защитниками русского мира. Совсем необязательно они были похожи на бравых воинов, скорее на пролетариев-бессеребренников, окрыленных идеями возрождения всеобщей справедливости и победы над фашизмом. Два года событий перемололи многих. Кто-то успешно пристроился у кормушки новой власти, кто-то разочаровался, испугался и сбежал, кто-то почувствовал себя героем. Кого-то сломили, кого-то убили, а кого-то долгие месяцы замороженного конфликта озлобили и лишили остатков веры.

С Мариной Николаевной в баррикадный период протестов в Донецке мы познакомились в палатке коммунистической партии, где находились добровольные охранники памятника Ильичу от эпидемии ленинопада, заразившей Украину весной 2014 года. Тогда по всей Украине валились памятники не только Ленину, но и всех, кто олицетворял эпоху «советской оккупации». Большинство дончан считали войну с памятниками глупой паранойей и считали своим долгом защитить главную площадь города от позорного вандализма. Активисты ночевали у подножья, готовые закрыть своим телом чугунного Ленина, упасть под колеса подъемного крана, если кто-то посмеет покуситься на часть нашей истории. Мы разговорились на очередном митинге, обнаружив много общего в наших взглядах и тревогах о будущем страны. В свои 67 лет Марина Николаевна излучала такую бодрость и силу духа, которой позавидовали бы многие молодые. Она пекла пирожки, готовила горячую пищу и кормила мужчин-коммунистов, стоявших на охране памятника. Она раздавала листовки, с удовольствием беседовала с растерявшимися и неопределившимися молодыми людьми, добровольно, по велению сердца агитируя их против майдана, киевской хунты, за референдум…

И вот я встретила ее снова, и даже не сразу узнала. Она постарела и сгорбилась, как будто из нее вынули позвоночник, лишив опоры и жизненной силы. Всего лишь за тридцать минут разговора пожилая женщина выплеснула такую порцию вселенской тоски и безнадеги и такими простыми словами сформулировала общее душевное состояние многих жителей непризнанной республики. Ведь подобное настроение все чаще отражается на лицах и в душах дончан. Каждый раз, когда с телеэкрана глаголят о безальтернативности минских соглашений, и тут же перемирие освещается пожарами от очередных обстрелов, обагряется кровью одиночных, но постоянных жертв, мы ощущаем тяжесть обмана и зависшей неопределенности. Каждый раз, когда мы сталкиваемся с невозможностью получить паспорт подросшему ребенку, или нас не пропускают на границе в Россию из-за того, что у нас не в порядке украинские документы, или когда мы платим сумасшедшие проценты финансовым дельцам, чтобы совершить денежный перевод, мы ощущаем на себе груз непризнанности донецкого государственного образования. Апатия и неверие подпитывается тем, что наш конфликт искусственно замораживается, и нам даже не указывают вектор нашего развития. Привожу рассказ Марины Николаевны как иллюстрацию степени угасания патриотического настроя населения жителей Донбасса:

— Я ведь в девяностые годы так и не вышла из рядов КПСС. Мы с мужем были очень активными коммунистами, оба закончили университет марксизма-ленинизма, я была парторгом нашего цеха. Мы свято верили в идеи коммунизма, строили светлое будущее для своих детей. Я так гордилась могуществом и величием своей родины — Советского Союза. Когда грянули события 1991 года, несмотря на скудость и противоречивость официальной информации, мой муж впервые произнес слово «путч» и «хунта». На наших глазах рушилась наша родина, а вместе с нею весь наш жизненный уклад. Мы не могли осознать всю трагичность и масштабность этих событий. Мы не могли поверить. А потом на телевидении и в газетах полились потоки грязи на коммунистическую партию. И мне, как парторгу, массово понесли сдавать партбилеты – рабочие нашего завода, инженеры, руководство, все швыряли мне их в лицо, отдавали молча или со словами: «Я в такой партии состоять больше не желаю!». Для меня это была не просто катастрофа, меня как будто медленно убивали, наслаждаясь процессом. С какой силой советские люди любили и уважали компартию, с такой же силой теперь ее ненавидели. И всю ненависть изливали на меня – я же парторг! Единственный, кто меня поддерживал в это время, это был мой муж. Мы решили остаться в рядах нашей партии, мы так и не поверили в те россказни, которые очерняли коммунистов. Конечно, были отдельные взяточники и корыстолюбцы среди партийной верхушки, но вся партия – это именно та народная сила, которая сделала Советский Союз самым могущественным государством в мире. Мы не смогли отказаться от своих убеждений, но как-то сразу очутились в опале, в оппозиции. Ну а потом что – безденежье, надо было как-то выживать. Как-то было не до политики, а тут еще внуки пошли. Постепенно на Украине жизнь наладилась, и мы, коммунисты, снова стали востребованными, особенно на выборах. Только в КПУ были уже совсем не те коммунисты…

Ну а когда в Украине возродился фашизм, когда разгорелся этот проклятый Майдан, мы снова почувствовали, что нашу родину уничтожают. Как-то спонтанно оказались на баррикадах, снова, как сто лет назад «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!». Мы и объединились вокруг нашего лидера Бориса Литвинова. Он тоже старый коммунист, никогда не покидавший ряды компартии. Он на своих плечах вынес весь Референдум, стоял у истоков строительства новой государственной структуры на пустом месте, когда Донецк массово предали и покинули бывшие «отцы города». Именно ностальгия по старому советскому прошлому стала движущей силой в объединении старых коммунистов и появлении новых. Несмотря на возраст, я помогала по мере своих сил, была там, где могла принести пользу. Памятник Ильичу охраняли, пока не произошла первая потасовка с поножовщиной. Потом мы работали на Референдуме, агитировали, дежурили в палатках на ОГА. Я стала готовить для ополченцев, покупала для них сигареты, носки. А потом перестали платить пенсию, у меня и самой продуктов не стало. Все мои знакомые пенсионеры поехали на Украину оформлять пенсии, но я не смогла себя заставить это сделать. После 2 мая в Одессе, после 9 мая в Мариуполе, после того, как мой родной город был расстрелян и задушен блокадой, я считала украинскую власть своими кровными врагами. Я не смогла взять у них подачку в виде своей собственной, заработанной тяжелым трудом пенсии. Как я выжила эти семь месяцев вообще без денег – я уже не помню. Я и гуманитарку ахметовскую не хотела брать, но голод – не тетка, пришлось…

Осенью 2014 донецкие коммунисты решили оформить партийную структуру и зарегистрировать ее в ДНР. Конечно, я пошла на районное партийное собрание. И что я там увидела?! Бывшие регионалы прикинулись коммунистами и решили пристроиться к партии, участвовать в выборах, войти во власть. Они потрясали Уставом и Программой КПУ и предлагали в этих документах заменить аббревиатуру КПУ на КП ДНР и принять за основу! Да и кто был на этом собрании – выжившие из ума старики и пара-тройка неприкаянных и абсолютно неграмотных молодых людей. Умные и шустрые быстренько записали себя в партийное бюро, избрали себя секретарями. Возразить-то было некому!!! После этого собрания создалось впечатление, что коммунистическая партия, как общественная идея умирает в мучительной агонии, а вокруг собрались стервятники и используют старые агитки в своих целях.

Потом я еще пару раз ходила на собрания, но на них обсуждались планы на месяц, которые не выполнялись, да и вообще уже не имели никакого значения. Единственное полезное дело было сделано нашей районной ячейкой – это субботник вокруг местного заброшенного памятника Ленину. Траву покосили, мусор убрали, памятник покрасили – вот уж истинное громадье и величие планов и свершений! В то время мои надежды были связаны только с Литвиновым, только он казался мне способным повести за собой, обеспечить коммунистам место в парламенте. Но дальше пошла череда каких-то мутных и непонятных событий. Как-то растворился, исчез в никуда первый состав Верховного Совета. Прошли выборы в Народный Совет и Главы республики. И коммунисты пролетели. Они неправильно оформили документы, и их не допустили к выборам. Как было на самом деле – кто же мне скажет?! Кто мне ответит, почему коммунисты не участвовали в выборах, как такое случилось?

А теперь я вообще ничего не понимаю. Идея объединения народов вокруг России, которую лично я впитала с молоком матери, от которой я органически не могу отказаться, превращена в какой-то спекулятивный фарс. Я — русская по духу, я люблю Россию как родину, которую у меня отобрали. Я вижу успех развития нашего региона, да и почти всей Украины только в составе Российской Федерации. Я всей душой болею за наших в Сирии, а наши для меня – это русские. Я восхищаюсь русской армией, русским патриотизмом. Я горжусь, тем, что именно русские спасли всю Европу от фашизма. Я продолжаю верить в хитрый план по спасению Донбасса и всей Украины. Хотя подпитать мою веру уже нечем. Я ненавижу Минские словоблудия, и перенос выборов воспринимаю как очередной шаг к сдаче нашего непокорного края в лапы украинского фашизма. Я до сих пор не понимаю, почему две восставшие области не были объединены в единую Новороссию? Я чувствую себя снова преданной, я больше не верю нашим лидерам: Захарченко постоянно обещает дойти до границ Донецкой области, но на деле не происходит ничего. Пушилин как заводная игрушка повторяет одно и то же разными словами. Литвинов прекрасно себя чувствует в каких-то комитетах, а о значении и деятельности коммунистов уже не вспоминает. Новые партии Донецкая республика и Свободный Донбасс полностью формируют вернувшиеся регионалы. Те же лица и те же методы. Тот же добровольно-принудительный поголовный загон работников бюджетных организаций в партии. Те же организованные поездки на митинги и концерты. Те же листовки и позирование на экранах телевизора. Я, конечно, не аналитик, но то, что я вижу и слышу, мне кажется медленным захватом наших республик изнутри регионалами-предателями. Если они уехали год назад и бросили свой город в огне, не стали никому помогать, а только спасали свои шкуры и ожидали, кто же победит, разве они не предатели? И почему эти предатели – бывшие функционеры от Партии Регионов – теперь не просто возвращаются, а усаживаются в свои прежние кабинеты? Коммунисты никогда не прощали предателей. Но коммунистов больше нет. А третьего октября на очередном пленуме ЦК КП ДНР их добили окончательно. Под надуманными предлогами коммунистов снова не допустили к выборам. Наиболее идейные просто исчезли. Никто не знает, где они. И выборы перенесли, и признать нас официально невозможно. И обстреливать город продолжают. Поэтому я больше никому не верю. И если будут выборы, то я на них не то, что работать, даже голосовать не пойду. От моей несгибаемой веры не осталось ни следа. Так что живу я теперь как бесполезный элемент общества: покушать, посмотреть телевизор и спать. И жалко и стыдно мне, что родилась я в огромной и могущественной Стране Победителей, осень встретила в коррумпированной Украине, а умирать придется на маленьком клочке суши, оставшимся от моей родины…»

16.10.15. Сообщение от полковника ЛНР Игоря Ященко. Мины, установленные киевскими карателями в жилых районах убивают мирных жителей Луганщины.

«Мины, установленные киевскими карателями в жилых районах убивают мирных жителей Луганщины. Вчера, 15 октября, 2015 г, в Станице Луганской на улице Советской на неизвестном взрывном устройстве подорвались две женщины. Это далеко не единичный случай гибели мирного населения на Луганщине. Несмотря на временное перемирием и относительное соблюдение режима прекращения огня растет количество жертв среди мирного населения от неразорвавшихся мин, снарядов, установленных мин-растяжек на территории, подконтрольной Украине. В августе подорвался на мине-растяжке пастух, а в сентябре — пожилой мужчина. Данные факты указывают, что в во время проведения активной фазы конфликта установка мин украинскими силовиками велась хаотично, формуляры минных полей не составлялись. Сейчас, в период временного перемирия, украинские силовики оставляют после себя не только разрушенные дома, взорванные мосты и железнодорожные пути. Преступники устанавливают мины и взрывоопасные предметы, которые рассчитаны на уничтожение, как военнослужащих, так и мирного населения. Вооруженные силы Украины проводят перегруппировку сил вдоль линии соприкосновения, оставляя возможность силового решения конфликта. Мы фиксируем передвижение украинских подразделений как вглубь территории, так и вдоль всей линии соприкосновения. Указанные действия можно квалифицировать только как проведение украинской стороной перегруппировки своих войск.»

 

16.10.15. Репортаж от ИА «Новороссия». Казаки. Крайняя позиция под Попасной.

«Казаки. Крайняя позиция под Попасной. Корреспондент ИА «Новороссия» на свой страх и риск выбралась с военными на крайнюю позицию под Попасной. О том как живут и воюют на линии огня казаки смотрите в нашем сюжете.»

16.10.15. Сообщение от ополчения Горловки. До самого утра на Зайцево не стихали боестолкновения.

«Вечер и ночь прошли крайне неспокойно. До самого утра на Зайцево не стихали боестолкновения. На гольму вчера прилетело несколько мин. Вечером же стрелять начали где-то с 20:30, особенно громко было на Зайцево. Активно использовались РПГ, АГСы, стрелковое. С 23:30 бой на зайцево принял вялотекущий характер и началось использование минометов. Гольма также всю ночь слышала звуки боя. Жабуньки по прежнему горячая точка и миномётные обстрелы тут не редкость.»

Сообщение от военкоров ЛНР: » Наблюдатели мониторинговой миссии ОБСЕ обследовали место обстрела из минометов блокпоста ЛНР близ Станицы Луганской. «Утром один 120-миллиметровый и два 82-миллиметровых минометных снаряда ударили по блокпосту», — рассказали в пресс-службе миссии. По данным ОБСЕ, анализ свежих воронок, проведенный СММ возле блокпоста, подтвердил заявленный тип оружия. В пресс-службе уточнили, что, согласно анализу, огонь велся с северного направления.»

16.10.15. Сводка от ополченца с позывным «Тимур». Дешевый блеф террористов на фоне угрозы «Сирийского Дебальцево».

«Дешевый блеф террористов на фоне угрозы «Сирийского Дебальцево». Последнюю информацию о ситуации в Сирии сообщил ополченец из Донбасса с позывным «Тимур», находящийся сейчас в отрядах курдского сопротивления и отвечающий за координацию взаимодействия с сирийской армией. По всей стране сирийская армия занимается выдавливанием. Или продавливанием. Вокруг Алеппо всё сложно — множество местных групп «непонятной ориентации». Очень активны удары по инфраструктуре боевиков огневыми средствами, особенно южнее Хамы и в районе Алеппо.

Заметно активизированы специальные операции, в плане точечных ликвидаций полевых командиров и диверсий. Причем в Алеппо этим занимаются сразу несколько сторон, а в целом по стране — правительственные силы.

Специфика Алеппо в том, что там бьются сразу несколько сил. В минувшие сутки сирийские войска, например, довольно активно воевали с ИГИЛом в этих краях.

В боевых сводках упоминаются десятки населенных пунктов. ИГИЛ воюет здесь еще и с курдами, и с шиитами, и с местными группами — им самим, похоже, не вполне понятной ориентации.

Последних в общем-то лупят все остальные, а они — «кто во что горазд» — отбиваются. Не знаю, рассчитывают ли они на Турцию, но с «Джебхат ан-Нусрой», которая в этой части страны может быть через тире написана как «Сирийская свободная армия» — вопрос сложный.

Говорят, они напрямую с турецкой стороны получают все меньше поддержки, а с теми, кто опирается на турецкую территорию — Ахрар аш-Шам, туркуманы — у Джебхат ан-Нусры вроде бы имеют место разночтения в оценке стратегических задач и тактики действий. Среди боевиков Нусры уже даже слухи ходят, что турки границы вот-вот начнут минировать и проходы будут знать только «чеченцы с туркменами».

Ракка — бомбежки, бои, потери

В провинции Ракка с одной стороны бомбят «скопления террористов» и их командно-коммуникационные пункты сирийские войска, с другой — воюют с ИГИЛом курды. У обеих сторон только за минувшие сутки человек по 30 убитых.

Заваривающиеся котлы

Под Эль-Кунейтрой и Дераа войска Сирии вязко, но идут вперед, в Дераа еще похоже и обхватывают в подобие если не «котла», то «клещей».

Под Эль-Кунейтрой им сложнее, так как там сконцентрировано больше боевиков. Различия в ориентации им там уже не мешают — в отличие от севера. Интересно, если до ИГИЛа им пока далеко, а турецкого фактора раздоров тут нет, то все-таки какой такой фактор их тут объединяет?

Продвижение Сирийской народной армии под Дамаском

Под Дамаском сирийские войска пробиваются в Харасте и Джобаре (Восточная Гута). Дома считают, кто с какой стороны сколько держит.

Атаки под Хомсом

Под Хомсом идет движение — вышли, насколько я знаю, на окраины как раз того населенного пункта, где вчера утром был взрыв у мечети. Тейр-Мааля кажется.

В Хаме «сливают» наиболее восторженных джихадистов

Интересная ситуация в районе Хамы. Здесь оккупированная боевиками местность «под крышей» одиозной «Джебхат ан-Нусра». Наиболее упоротые ребята в ее рядах, как я понял — это выходцы из сирийских районов в центре и на юге страны. Именно их больше всего здесь и «мочат», вместе с наиболее вдохновившейся «новой жизнью» частью боевиков из мухафазы Идлиб, например.

Заезжие из-за рубежа бойцы либо «вострят лыжи», либо им уже с правительственной стороны примеряют зеленку на лоб.

Хреново у них, говорят, и с боеприпасами.

Дешевый блеф местных бригад перед лицом «Сирийского Дебальцево»

На таком фоне местные бригады (в том районе севернее Хамы, который с «Дебальцевским котлом» сравнивают, например) — делают громогласные заявления о своем грядущем наступлении на все и вся и на практике такое впечатление, что ничего не делают.

Они же видео снимают для западных СМИ о том, что они — патриотическая оппозиция и борцы за справедливость, а то их тут могут заодно с «Джебхат ан-Нусрой» — всех «законопатить».

Но обстановка все равно сложная, радоваться пока рано — растянута сирийская армия по стране.»

***Заметка от журналистов***

«Новое Дебальцево и особенности менталитета — итоги двух недель боев ВКС РФ. Участие российских ВКС в поддержке военных операций сирийской армии против ИГИЛ и других террористических группировок идет уже две недели. Какие можно уже сделать выводы из происходящего на фронтах сирийской войны? Авиагруппа ВКС РФ в Сирии на сегодня насчитывает более 50 самолётов и вертолётов. В том числе 4 тяжёлых многофункциональных истребителя завоевания господства в воздухе Су-30 СМ, 6 многофункциональных ударных самолётов Су-34, 12 модернизированных фронтовых бомбардировщиков Су-24 М, 10 модернизированных штурмовиков Су-25 СМ, два штурмовика Су-25УБ, 12 ударных вертолётов Ми-24П, вертолёты Ми-8АМТШ, Ка-27ПС и другие.

Как отмечают военные эксперты, в частности, Ярослав Вяткин в материале «Башар Асад прощается с бункером», «в самом начале и в первую неделю кампании авиагруппа ВКС РФ делала в сутки (официально) по 20−28 боевых вылетов. Речь идёт только о вылетах на нанесение ударов по наземным целям. А разведка, охрана ударных самолётов или воздушного пространства в официальные сводки не попадают. Говорят, что не попадают туда и вылеты вертолётов. После начала наземного наступления число вылетов резко выросло — до 55−65 и даже 88.

Связано это с тем, что кроме уничтожения разведанных командных пунктов исламистов, складов боеприпасов, бункеров, ремонтных мастерских, скоплений техники и живой силы возникли задачи по оказанию непосредственной поддержки наступающих войск. Нанесению ударов по их заявкам и по изоляции района наступления — воспрепятствованию снабжения боевиков и пополнения их частей людьми. В результате резко выросло число целей, которые нужно поразить, возрос и боекомплект, который возят наши самолёты. Если раньше они брали по 2−4 высокоточных или по 4−6 обычных бомб, то теперь уходят на задания с многозамковыми держателями, позволяющими нести грозди бомб».

Вместе с тем, анализ количества вылетов российской боевой авиации показывает, что даже нынешнего количества вылетов, а за первые две недели наша авиация совершила порядка 550 боевых вылетов, недостаточно для поддержания наступления сирийской армии на всех направлениях наступления.»

 

16.10.15. Фото от блогеров. Реакция польских СМИ на празднования в Киеве не заставила себя ждать.

«Реакция польских СМИ на празднования в Киеве не заставила себя ждать. Газеты выпустили свои тиражи с жесткими антиукраинскими передовицами «Prezydent Ukrainy nazista», «Nie jest moim bratem» или «Sodomita Bandera» — только малая часть всех заголовков. Лже-президент Порошенко же был представлен на страницах газет в образе Гитлера.»

RuzSAb4MqoU[1] zm85kK76qb8[1]

16.10.15. Заметка от писателя Захара Прилепина.

» Много переездов, самолеты, поезда. Всё время какие-то пахнущие вчерашней типографской краской журналы и газеты попадаются на глаза: не хочешь, а прочитаешь.

Картина, которая сложилась у меня в течение одного, давешнего, дня откровенна, навязчива, неоспорима.

В журнале, рекламирующим главные российские авиалинии, читаю интервью писателя-фантаста, который на полный разворот рассказывает о том, что «русские буквально ничего не хотят делать» (ай-ай), мучается, откуда в нас такая лень, — «может, наследие крепостного права» (никогда в жизни он не расскажет никому, что в США рабство отменили позже, чем в России), печалится о патриотическом угаре и констатирует — «увы нам», — что книга Владимира Сорокина «День опричника» стала пророческой, потому что мы внутри нее живем.

Да неужели?

А почему не в книге «Приключения Незнайки»? Или «Приключения Буратино»? По-моему, в последних двух случаях больше совпадений.
В едва ли не главной государственной газете читаю отповедь всем критикам недавней нобелиатке. Комментатор пишет, что читал ее интервью и ничего порочащего Россию там не заметил. Ну ладно.

Нобелиатка считает, что в России вывели новую породу крепостных кровожадных людей, любуется на фотографии «Небесной сотни», а на портреты убитых жителей Донбасса не любуется, рассказывает, что русские всегда убивали белорусов, — а он «не заметил». Так и написал.

Заодно разнес в пух и прах всех, кто увидел в награждении некоторый политический аспект. Что вы, вообще никакого. Чистое искусство.

В третьем издании, который мне предоставили люди с тележкой, проезжающие по салону самолета, — «Свежая пресса! Пресса!» — прочитал издевательские размышления другого литератора о смысле (верней, полном отсутствии такового) российской экспедиции в Сирию.

При всей любви к этому литератору я в каждом пятом его интервью встречаю славословия США и никогда не замечал, чтоб он пытался объяснить хоть одну военную экспедицию США логически. Как минимум треть этого журнала посвящена сирийской ситуации, и все комментаторы друг друга стоят.

Каждый в меру таланта и вдохновения будто бы делает ставку, «когда здесь всё рухнет».

Четвертое и пятое издания, попавшие мне в руки, в той или иной мере воспроизводили контент первых трех: донбасский тупик, сирийский тупик, тупики национального самосознания. И еще раз то же самое в обратной последовательности.

Шестым изданием была та газета, куда я пишу эту колонку. Одна газета, говорю, из шести предложенных изданий. «Патриотический дискурс» в тренде, ну.

Едет патриотический каток и всех давит на пути.

Самолет прилетел, можно в аэропорту подойти к развалу с прессой: может, там какая-то другая ситуация.

На обложке одного журнала вижу портрет певицы, так трогательно размахивавшей недавно украинским флагом на своем концерте. Попытался представить себе киевскую певицу, размахивавшую российским флагом, на обложке украинского журнала.

Ну, мы другая страна, к счастью.

И девушка, попавшая на обложку, — очень известная певица, безусловно одаренная. Ей самое место на обложке.

Но тут есть одна незадача: до сих пор этот журнал позиционировал себя как исторический. На его обложках появляются, как правило, люди, которые уже в иных мирах. В крайнем случае персонажи почтенного возраста, давно уже — скажем, с полвека — пребывающие в статусе живых классиков.

В общем, никаких молодых певиц не было на обложке этого журнала никогда.

А тут вдруг есть: как не удивиться, как не обрадоваться. Собственно, и появление на страницах этого журнала одного колумниста, целый год неустанно обличавшего российский милитаризм и отвратительное имперство, сложно было не заметить.

Окиньте спокойным взглядом разноцветные обложки журналов за текущий месяц, и вы без труда заметите двусмысленные или откровенные анонсы о «новом Афганистане», «перманентной изоляции» и прочих симптоматичных штуках.

Ссылку на интервью, например, сочинителя, предложившего дать премию мира Петру Порошенко — потому что он «борется за мир», или анонс интервью с очередной гламурной дивой, которая непобедимо возмущена всем тем, что здесь, и надеется на победу «здравого смысла» — который, конечно же, находится там.

Являясь безусловным и активным сторонником свободы слова и прессы, я спокойно констатирую: мы живем в мире буржуа и буржуазных ценностей.

Девять десятых медийных площадей посвящено пропаганде всего «прогрессивного», «успешного», «либерального», «демократического», прозападного.

Можно прочесть кипу самых ходовых изданий и, пожав плечами, убедиться: голоса российской армии, голоса православной церкви, равно как и голоса всех остальных конфессий, голоса крестьянства и — о, уже предчувствую ухмылки, — рабочих, голоса российской школы и голоса многодетных семей мы там не услышим.

Подавляющее большинство населения со своими взглядами, убеждениями и проблемами находится в печатных медиа на периферии, в лучшем случае на них могут кивнуть: а эти-то, мол, тоже, мол, пострадают, если что, мол. Дурачье это восторженное.

Российские медиа вроде бы описывает нашу с вами жизнь, но при этом они словно плавают среди наших грязей в батискафе и смотрят на всё в лорнет.

Они, конечно, сдерживаются, не проявляют и малой доли того, что могли бы продемонстрировать, если б не опасались слегка получить по рукам.
Но за минувший год ни один героический ополченец не появился ни на одной обложке российских журналов. Вы обратили на это внимание? Люди, которых огромная часть страны воспринимает в качестве новых национальных героев, — их как бы нет.

Вот если бы Стрелкова повезли в клетке в сторону Гааги — тогда бы да. Тогда — с удовольствием.

Зато на обложках есть актёры, зачем-то играющие русских солдат в кино и сериалах. Но потом в своих интервью, которые будто бы бесконечно уставшими голосами даны, те же актёры жалуются на усталость от «патриотической пропаганды» и вообще испытывают неприязнь ко всем этим пушкам и барабанам.

А по кой-ты тогда переодеваешься в русского солдата на площадке, парень?

Переодевайся во что-нибудь другое, в Санта Клауса там, в медсестру, в сотрудника ООН.

За минувший год можно было многократно увидеть на обложках федеральных изданий исполнителей, приезжающих выступать с концертами на территории, где базируются ВСУ, но, конечно же, мы не могли увидеть на тех же самых обложках, в качестве демократического разнообразия, Иосифа Кобзона или Александра Скляра, выступавших для ополченцев.

Ладно, оставим ополченцев в покое, они же «бандиты» и «террористы», — но сейчас у нас реальные офицеры воюют, настоящие герои, истинные сыновья Отечества, высокие профессионалы своего дела — давайте поспорим на бутылку огненной воды, что вы и их не увидите на обложках?
Потные военные, бомбы бросают, брр.

И замечательных военкоров — известных всей стране и, в отличие от многих артистов, понимающих смысл таких слов, как «подвиг» и «отвага», — не увидите тоже.

Российские медиа курируют неутомимые пацифисты, неугомонные атеисты, непримиримые антиимпериалисты, сторонники неумолимой толерантности, богини гламура, проповедники «нормальных ценностей», никак не умеющие рассмотреть здесь ни ценностей, ни норм, одни только аномалии.

Вы думаете, я хочу призвать эту ситуацию изменить, разрушить, взломать?

Полноте.

Говорят, у нас вполне патриотическое телевидение — у меня дома телевизора нет, я не в курсе, но говорят, оно есть.

Поверим.

Однако когда вам будут рассказывать про «Северную Корею» и прочую «цензуру» — вы всё-таки спокойней к этому относитесь. Описанное выше ситуации нет ни в одной европейской стране.

Никогда ни в одном самолете никакой европейской страны, и уж тем более в США, вам не предложат кипу изданий, где рассказывается исключительно о том, как стыдно авторам за их гадкую страну или за гадких патриотов этой страны.

Но, самое важное, помните: за каждым из перечисленных российских изданий стоят весомые финансовые круги, а за финансовыми кругами стоят те или иные политические деятели, принимающие время от времени ключевые решения.

И то, что вы можете наблюдать на обложках и в глянцевых внутренностях журналов, — это они и есть: их душа, их глянцевые внутренности.

Если у них будет хотя бы малейшая возможность прижать вас к ногтю с вашим «почвенничеством», с вашими «уроками православия», с вашей ностальгией по Союзу Советских Социалистических, с вашим Моторолой, с вашей матрешкой, с вашей балалайкой, с вашими подвигами и офицерами, с вашими расходами на армию, с вашими каспийскими стрельбами, с вашим «крымнашем» и прочими красными флагами и георгиевскими ленточками, — они прижмут.

У них всё для этого есть.

Им тоже хочется своего праздника.

Сколько можно на ваш любоваться, их мутит уже.»

 

16.10.15 Заметка от ополченца. Позывной Ромео: «Орлово-Ивановкская «операция»

Позывной Ромео: «Орлово-Ивановкская «операция»

Игорь Стрелков:
…Третьим опаснейшим направлением оставался район Кировское — Орлово-Ивановка, где противник явно намеревался отрезать Горловку и где у горловского гарнизона не было никаких сил (это направление тоже надо было перекрывать) — туда пошла в полном составе комендантская рота «Седого» (на ее основе начал разворачиваться новый батальон) + мелкое подразделение СВД «Беркут» (дезертировавшее с позиций в полном составе через двое суток) — но там мы сами навязали противнику превентивный бой силами роты СпН из состава РУ «Хмурого».
Бой был неудачен в смысле практических результатов (высоту Могила-Острая отбить у укров не удалось, хотя потери им нанесли), но вынудил противника обороняться, а не наступать, не смотря на значительный перевес в живой силе и артиллерии и абсолютный — в бронетехнике. В общем, «фронт трещал по всем швам

Срочная отправка комендантской роты и ОРСН из состава ГРУ ДНР на Орлово-Ивановку была предпринята по моему непосредственному приказу.
Я знал о том, что в районе Орлово-Ивановки (высота Могила-Острая) крупная укрская группировка, изготовившаяся к атаке. И знал, что теми силами, что были направлены, никакого поражения нанести ей невозможно. Знал, что будут потери и неудача, но принимал решение, исходя из стратегической задачи — навязать украм оборонительный бой, не дав им ударить самим.

По факту, куда бы они из района Орлово-Ивановки не ударили бы — они бы прорвались и либо отрезали от нас Горловку в районе Ждановки, либо перерезали наши коммуникации в районе Зугрэса. Нигде у нас не было в обороне больше взвода. Поэтому я принял решение провести демонстрацию — навязать украм чисто оборонительный бой с их стороны, что должно было задержать их атаку из указанного района сосредоточения хотя бы на 2-3 суток (по факту — они забуксовали в районе Орлово-Ивановки на целую неделю). В резерве к тому времени у меня не оставалось практически ничего, кроме комендантской роты и отдельной роты спецназа — они и пошли в бой.

Кстати, наши потери людьми были весьма невелики. В общей сложности — менее взвода убитыми и ранеными. Больше народу разбежалось, но значительная часть собрались после завершения боя.

Да у меня не было никаких иллюзий по поводу боеспособности «с миру по нитке» собранной комендантской роты. В том числе — ее командиров. Все по-настоящему боеспособные подразделения уже вели бои на других участках. А для демонстрации годились и «комендачи». И как бы себя не вели командиры и отдельные бойцы, демонстрация своей цели не только достигла, но, паче чаяния, укры даже понесли потери не меньше наших. Правда, в этом наибольшая заслуга минометчиков и противотанковой группы ОРСпН, но без «комендачей» и они не были бы возможны.

Ромео:
После выхода из Славянска моя служба проходила в Донецке в Первом комендантском батальоне Славянской бригады.
Удачно мы наводили порядок в Донецке при Стрелкове. Я ездил на боевые несколько раз. Было все блестяще, быстро окружали объекты, входили, обезоруживали вооруженных лиц, так же походивших на ополченцев, но занимавшихся явно чем-то другим.

Примерно с 15 июля до 1 августа бойцов нашей Славянской бригады стали раскидывать по фронтам, причем очень малыми группами по 5-10-15 человек, а не целиком подразделениями. С собой бойцы брали только автоматическое оружие. Гранатометы, пулеметы или что-то еще серьезней не видел в этих группах. Поэтому многие ополченцы начали избегать отправки на фронт, мол, «не было желания воевать против вражеской артиллерии и танков с одними автоматами и карабинами в руках».

Наш комвзвода «Махно» сходил на совещание в штаб, затем временный наш командир (вроде как позывной «Снайпер», точно не помню, не успел я с ним толком познакомиться, общение с ним было скомканным и урывками, да и я часто не высыпался после службы, не было времени) сходил на совещание. На том совещании новые «командиры» довели младшим нашим командирам ситуацию на фронте в духе, мол, «все очень плохо, придется, может быть, чуть ли не в партизаны нам всем уходить, так как противник рвется полчищами в Донецк и в другие города Донбасса».

После этого стали часто отправлять только что прибывших в ополчение новобранцев сразу на фронт, примерно через 2-3 дня после «зачисления» в ополчение. Вероятно, что бойцов на фронте не хватало, либо пошел отток из ополчения из-за «деятельности» Захарченко и его подчиненных, взявших власть в свои руки.

Вскоре дошла и до нашего батальона очередь.
Ближе к 1 августа вернулся комвзвода с очередного совещания и сказал, что срочно нужны опытные добровольцы на «боевой выход» под мол, «будет очень жарко». Наша бригада на тот момент воевала на Южном участке фронта. Но отдельную группу «Седой» отправлял на северо-восток в Орлово-Ивановку.

кликабельно

Из взвода никто почти не захотел пойти в бой. За несколько дней до этого одна наша группа, состоявшая из только что прибывших добровольцев-россиян в составе 19 человек выехала вечером на автобусе на фронт, водила их повез с позывным «Чечня». Бойцы даже не доехали до позиций. Автобус прицельным выстрелом был уничтожен укропским танком.
Явно это был не Т-64, так как цель поражена ночью и на большом расстоянии, с одного выстрела. От автобуса «только колеса остались» — так рассказал наш комвзвода. После такого рассказа мало кто хотел поехать на «боевой выход». Нас набралось только 5 бойцов, кто добровольно согласился поехать.

Нас тем же вечером повезли в автобусе в пригород Донецка, вроде как в здание бывшего Юридического института МВД. Там был импровизированный «военкомат», где набирали и вооружали новобранцев ополчения, причем набирали всех подряд, отказов не было, лично я не видел.
За 2 дня сколотили из новобранцев так называемую «резервную роту», куда нас пятерых бойцов раскидали по взводам как бы для усиления, хотя толку, конечно, от этого мало. Основная масса новобранцев на тот момент пацаны, не служившие даже срочную и понятия не имеющие о военной дисциплине и обращении с оружием. Многие из них затем погибли в боях.

Через некоторое время уже сам «Седой» приехал в военкомат, где набрали новобранцев в Орлово-Ивановку.
Выступил он там коротко, мол, кто струсит и побежит с поля, того он типа сам найдет и расстреляет. И уехал.
Среди бойцов начался кипиш. 3 новобранца ночью пытались сбежать домой, мы их нашли и вернули назад.

Назначили нам командира с позывным «Джорж», это был по манерам явно гражданский человек, не имевший никакого военного опыта, но он называл себя майором МВД.

Хотел бы отметить, что наши вышестоящие командиры использовали такую хитрость, как создание так называемого «резервного подразделения», например «резервной роты». Само название «резервный» и успокаивающие пояснения командиров вводили в заблуждение новобранцев. Им говорили при наборе, мол «ничего страшного не будет, мы вас на Сталинградскую битву куда-то не собираемся отправлять, будете просто охранять какие-нибудь посты или склады мом учиться на какую-нибудь воинскую специальность, например на артиллериста. Новобранцы радовались, что попали в такое теплое местечко, а на деле их бросали в самое пекло, добавив в роту горстку уже опытных бойцов качестве костяка.

Комментарий ополченца «Финн»
Вечером, за день до отправки, в «военкомате» была собрана в строй вся резервная рота (вверенная Джоржу) и Седой перед строем толкнул свою злопамятную речь.
Да, «Седой» толкнул вовсе не ту речь, которая нужна была для поднятия духа – психологически его слова повлияли далеко не в лучшую сторону. Я его не защищаю (сам бы никогда такое не сказал новобранцам), но и не обвиняю, т.к. во-первых, за время Славянска он привык уже руководить людьми, хоть немного обстрелянными и не подумал вовремя, что пред ним новобранцы. И во-вторых – достаточно было посмотреть на его лицо, чтоб понять, что ему сейчас ой как не сладко и в его тогдашнем состоянии можно спороть все, что угодно.
Да и большого кипиша после этого не было. Да, нашлись люди, которые решили свалить целым отделением, но такое бывает везде и всегда. То есть, грубо говоря, в процентном соотношении это норма. Ночью нашлось несколько ребят, которые решили не дожидаться отправки и попросту свалить из расположения. Насколько мне известно, были пойманы, разоружены и задействованы в различных работах, связанных с физическим трудом.

Спасть почти не приходилось — обучал новобранцев обращаться с оружием, то искал сбежавших новобранцев, то раскидывал людей по местам отдыха, т.к. места постоянно не хватало, то разоружал невменяемого новобранца, оказавшегося реально психически больным и получившего днем в руки оружие.

1 августа нас на автобусе повезли на фронт прямо из импровизированного «военкомата». Мы ехали вроде как через Макеевку.
Вечером 1 августа мы проехали мимо роты ополчения около террикона. Та рота там и залегла, она тоже прибыла недавно, как я понял по внешнему виду бойцов – в чистой одежде, не обстрелянные. Мы поехали дальше, в Орлово-Ивановку, это где-то километра 2 вперед.

Терриконы на Донбассе

Только подъехали к линии фронта, сразу попали под прямой обстрел. Лупили по нам из крупнокалиберных стволов.

Судя по прилетам это были скорее зенитные спаренные пулеметы. Выстрелы и разрывы очень характерные. Мы даже пару раз останавливались и спешивались, чтобы переждать обстрелы.
Вообще-то по нормальному, по военному, как учили в армии, за 2-3 км до линии соприкосновения с противником все передвижения личного состава должны быть пешими и скрытными — командовать приходилось людям, которые, по большому счету, довольно далеки от военной науки.

В первую ночь в поселке снова передохнуть не удалось, никто из роты не умел собирать АГС и СПГ из ящиков, мне пришлось взять себе в помощники 3-х бойцов и собирать 2 АГС и 2 СПГ.

Когда все собрали, я стал учить новобранцев, как обращаться с оптикой на СПГ, правда они ничего не смогли освоить.

Ополченец с СПГ

Там прицелы с дальномерами двух типов: обычные прицелы для прямой наводки, как на СВД, но только с ростовой таблицей с масштабом в 2,7м (на СВД в 1,7 м) и панорамные прицелы – как на гранатометах. Показал двум бойцам, как прицеливаться, остальные были назначены командиром как помощники в расчеты на СПГ. Но человека толком за ночь не научишь теоретической стрельбе, нужны учебные и неоднократные стрельбы. Вот так нам пришлось «готовить» людей к бою.

В Орлово-Ивановке к моменту нашего прибытия была только небольшая группа беркутовцев, в которую меня потом и отправили с несколькими новобранцами, из нас, как я понял, сделали группу боевого охранения.

Утром меня с новобранцами на бортовой машине отправили к беркутовцам вперед.

Я с 5 новобранцами из роты и 8 беркутовцами был назначен в боевое охранение впереди метров на 800-900 перед ротой.
Боевое охранение выставляется на такое большое расстояние только от батальона, нас же комроты «Джорж» выставил от роты, явно бестолково и на видное место, в приказном порядке поставили не в лесопосадку, а в открытую местность, как на ладони – стреляй по нам – не хочу.

В общем, нам дали 2 СПГ и 4 выстрела. Остальные выстрелы в ящике были не от него, а от РПГ-7, которого нам не дали, он был один на роту и находился в центре поселка у комроты.

СПГ же наши — это вещь тяжелая, их быстро перетаскивать под огнем вдвоем или втроем на открытой местности — это нелепое самоубийство. Их надо было заранее ставить в лесополосе, где можно было спокойно без суеты целиться и стрелять, даже с небольшим количеством боезапаса.

Всю роту тоже непонятно как размазали по поселку, причем снова перемешали беспорядочно ранее созданные взвода и группы. Сосредоточение какими-то непонятными группами было абсолютно безалаберное, военной науке обучались по ходу – на собственном горьком опыте.

В обед мы группой уничтожили бронеМаз.

Бронемаз ВСУ

Лично я в момент появления авто потихоньку пытался подбежать к новобранцам, заряжавшим СПГ, но не смог, так как укро-водитель начал с кабины стрелять в мою сторону… я пригнулся за каким-то торчащим куском столбика, дождался конца его очереди, вскинул РПК и раза 3 выстрелил в лобовое стрекло в районе его шеи и головы, с левой обочины туда же стал стрелять беркутовец из РПК.
С двух РПК и всех автоматов размочили машину. Двумя РПК попали в тело и лоб водителю. Его напарника изришетили беркутовццы с пулемета. По экипировке было видно, что погибшие — это военослужащие аэромобильной бригады.
Беркутовцы на всякий случай с боков обстреляли с ПК кузов, вдруг там тоже кто прятался с оружием, только после этого послали новобранцев разгрузить кузов.

Когда мы стреляли по МАЗу, другая машина проскочила через нас по перекрестку, повернула от нас влево на полевую дорогу и стала уходить, я в это время крикнул новобранцам, чтобы они быстро прицелились с СПГ и выстрелили в зад машине (я заранее уже сам лично настроил оптику и ствол СПГ в ту сторону на случай, если оттуда появится противник), но парнизамешкались, впервые же стреляли, хотя им надо было просто нажать вовремя на курок, короче они промахнулись два раза, попали чирком, беркутовец с РПК своего прицельно все же расстрелял ту машину и она горящей ушла не далеко.

Вытащили с машины 25 гранатометов «Муха», 4 бронежилета, штук 15-20 натовских гранат типа нашей РГД, но с пластмассовым рычагом. Я отдал броники новобранцам. У меня уже был бронежилет до боя, трофейный, который в Донецке я добыл.
К нам подъехал комроты «Джорж», собрал у нас трофеи. Мы просили хоть добытые гранатометы нам оставить и чтобы нам разрешил встать метров 300 назад в лесополосу. Но у нас только бронежилеты оставили и в приказном порядке велено было стоять перед развилкой в чистом поле и начать рыть тракторами окопы.

Я стал выполнять приказ. Приехали два трактора и стали по моим объяснениям рыть окопы. Комроты уехал.

А дальше был бой.

Из новостей за эти числа:
С утра продолжаются боестолкновения на юго-западной окраине Донецка в районе Красногоровка,Марьинка.
В районе 13 часов у н.п. Орлово-Ивановка в засаду попала колонна снабжения противника.
Захвачен автомобиль ЗИЛ-131 с боеприпасами и гранатомётами РПГ-18.
После этого противник открыл поОрлово-Ивановке артиллерийский огонь и атаковал боевыми машинами пехоты. В районе населённого пункта продолжается ожесточённый бой.
http://www.liveinternet.ru/users/bolivarsm/post332778..

В окрестностях места падения малайзийского Boeing 777 продолжались бои между ополчением и силовиками. В частности, бои шли в окрестностях села Стежковское, а также села Рассыпное, где находятся остатки кабины упавшего самолета. Из-за продолжающихся боев несколько групп журналистов не смогли проехать на место, чтобы освещать продолжение работы авиационных экспертов.

Тяжёлые бои шли севернее Шахтёрска в районе села Орлово-Ивановка, который был атакован 25-ю танками и большим количеством другой бронетехники противника, при поддержке артиллерии с высоты Могила Острая. В ходе тяжёлого боя ополчение потеряло 5 человек ранеными и одну установку ЗУ 23-2. Атака противника была отбита. Уничтожено 3 танка, 3 БМП, 1 БТР и 1 “КаМаз”.
http://voicesevas.ru/yugo-vostok/3613-situaciya-na-fr..

В течение всего 2 августа, в Шахтерске и его пригородах продолжались бои между ополченцами ДНР и силовиками. Также в районе села Орлово-Ивановка колонна снабжения украинской армии попала в засаду, после чего этот населенный пункт подвергся минометно- артиллерийскому обстрелу и атаке.

Возле села Орлово-Ивановка, из засады была расстреляна колона обеспечения украинской армии. Ополченцы захватили грузовой автомобиль с боеприпасами и большое количество гранатометов РПГ-18. Когда эта информация дошла до силовиков, они открыли минометный огонь по этому населенному пункту, его также атаковала пехота, при поддержке танков и БТР. В ходе боя, было уничтожено около 10 единиц различной бронетехники украинской армии, об этом сообщается в штабе ополчения.

k0zXkI4NpvY[1] LIrJ2Nd--n0[1] qhjUIHj-NZ0[1] eIHTmrOFCWM[1] UJTZLGFBecg[1] KDNYfZTg5As[1]

 

16.10.15 Заметка от ополченца. Позывной Ромео: «Орлово-Ивановкская «операция» (продолжение).

«Позывной Ромео: «Орлово-Ивановкская «операция» (продолжение).

А дальше был бой.

Через пол часа после столкновения с украинскими бронеМазами на нас выехала и навалилась бронегруппа укропов.

Я стою с тракторами, те рычат, копают, ничего не слышно. Интересная картина, по нам уже долбят укропы ввовсю, а мы копаем окопы ))). Зачем они нам нужны были на таком видном месте, когда сзади была удобная лесополоса? Но приказ есть приказ. Раз приказал комроты, то делали эту бессмысленную и ненужную работу.

Тут вижу ко мне бежит беркутовец и машет мне рукой, орет, показывает рукой, мол назад все бегите в сторону лесополосы. Тут по нам посыпались очереди с крупнокалиберных пулеметов и взрывы от выстрелов по нам из БМД. И впереди меня один наш боец вдалеке падает боком влево в кювет от дороги, по ходу его скосило очередью. Еще один бежит куда-то тоже влево в невысокую траву на другой стороне дороги, его в спину крупняком попало, он аж сложился как гимнаст на мостик.

Я ору трактористам. Они не слышат. Потом они поняли мои жесты, один гражданский с трактора залег под колеса. Я ему машу мол ко мне, он ни в какую мол тут буду (он выжил потом).

Второй тракторист с нами ушел. Я дождался, пока ко мне добежали 2 новобранца и 1 тракторист ополченский. Еще подбежал беркутовец и кричит, что их командир отделения снайпер «Сержант» (молодой парень, он сидел впереди всех с СВД (снайперкой)) сказал отступать и уходят они другой группой, а мы чтоб отходили своей группой.

Сам «Сержант» остался прикрывать дорогу, он начал снайперский обстрел укропов по видимому хотел пострелять тех, кто сидел на броне. Но он просто не знал возможности бронетехники, которая нас прицельным огнем с очень большой дистанции начала обстреливать.
Укропы делали хитро: стреляют по нам и по кустам, сидя на броне. Если мы отвечаем, они туда начинают херачить из крупнокалиберных пулеметов и из БМД. Так скорее всего они убили снайпера «Сержанта».
Первые ближние обстрелы поселка затем были тоже в таком стиле: сперва укропы со всех автоматов начали поливать по домам, а когда кто-то из наших выстрелил в ответ откуда-то из дома, туда ударил украинский танк.

Затем укры сперва с дальнего расстояния (метров 1000 примерно) обстреляли наши стоящие на видном месте 2 СПГ. Начали насыпать крупнокалиберными очередями прямо по нашей позиции. Спрятаться и прилечь НЕГДЕ.

Пока мы говорили, к нам метров на 150 подъехали укропы на БМД и давай по нам бить с орудий и автоматов сидя на броне. Мы, как придурки, стоим посреди полянки, по нам в упор херачат укропы. Мне в подмышку в бронежилет пуля чиркнула, потом над головой, между ног очереди. Мы бегом в колонну встали друг за другом и по моей команде за мной побежали.

Новобранцы за мной бежали. Беркутовец в поселок вглубь побежал в роту. Я ему сказал, мол, «мы здесь недалеко от позиций будем».

Стреляли в нас и в беркутовцев, которые были метров 50 впереди у левой обочины в кустарнике. Беркутовцы вшестером стали отходить левее дороги по траве и туда пошли в атаку прямо по кустам укроповские БМД. Один беркутовец погиб. Потом одна их группа БМД развернулась цепью на другой стороне поля и пошла в наступление. Основная колонна с ходу на большой скорости пошла на наши позиции, прошлась по ним, проехалась и откатилась потом чуть назад, встала. К ней подтянулись танк Т-72, 1 БМП и несколько Мазов с бойцами в кузове.

Если бы нам «Джорж» оставил хотя-бы 3 гранатомета, мы бы добежали до лесонасаждения, и оттуда прицельно расстреляли бы ближайшие укроповские БМД. Тогда бы колонна очканула и не стала атаковать поселок. Да и у тех гранатометов «Муха» прицельная планка рассчитана до 250 м, так что особо ими издалека противника не побьешь, а в ближнем бою в условиях поселка это было возможно.

Мы добежали до электроподстанции на окраине поселка. В нее сразу укропы ударили. Обернулся, вижу — укропы едут на нас по дороге прямо в поселок. Я своим крикнул, чтоб прыгали в аллею и там к одному из домов 2-й или 3-й от начала улицы.
Вроде там признаков жизни не было. Только мы дошли уже шагом (устали перебежками, в брониках тяжеловато), один кричит мне, мол, «давай туда через дом, сквозь огород в поселок». Я – «нет, давай здесь через дом снова к окраине ближе к позициям» и перемахнули через ограду.

Хозяин дома выбегает, открывает нам заднюю калитку в огороде. Мы через огород снова в сторону наших позиций крадемся

Короче, мы назад к окраине через огороды пробрались и оказались на холмике прямо окраины поселка. Залезли под старое искривленное дерево. Видим, как в поселок идет бронеколонна укропов. Видно не все, мешают дома и дым кругом.

Орлово-Ивановка 2 августа 2014 г.

БМД стреляют по домам и по кустам. Танк Т-72 остановился на наших недорытых окопах и стреляет в центр поселка по домам. Из колонны вдалеке отъехали самоходки (САУ) и Грады, стали в поле где-то впереди и давай поливать в сторону поселка.

Слышу, наши из поселка выстрелили из единственного гранатомета, промазали, выстрел в лесонасаждение улетел.

Но укропы по ходу посчитали, что у нас много гранатометов. Разворачиваются и тикать.
Одна их БМД целая не смогла развернуться на мостике и падает с моста, но четко в яму под мост на гусеницы. Из БМД выбежали укропы и к своим, в другой, БМД лезут.

Очень мешал дым, но вижу, что и укропы назад едут быстро и наши с поселка бегут кто куда.

Потом слышим залпы укропских Градов куда-то за поселок. Там далеко за поселком наш один взвод с новобранцами оказывается бежал прямо на пристрелянный укропский район. Их точно накрыли Градами.

Я позже одного местного парня подозвал. Попросил карту. Он принес карту поселка. Оказалось наша карта группы, у меня которая, напечатана неверно —- зеркально, где север, там был у нас юг. Всем такие дали перед боем. Наш один взвод по ошибке бежал на север примерно, то есть думали, что отступают назад, а бежали вперед прямо на укропов, еще левее нас вперед.

Наши выбежали с поселка. Их долго поливали по окраинам поселка САУ и Градами где-то пол часа.
Потом укропы заехали снова в поселок, постреляли по домам и вечером окружили поселок.

На другой день мимо поселка на высоту Могила острая проезжала вся бронеколонна.
Часа 2 ехала, в основном Мазы грузовые с бойцами и боеприпасами.

Потом мы 2 суток лазили по холму, смотрели, как укропы окружают поселок и местность. Нашли вторую группу наших беркутовцев, их осталось 4 бойца, 1 ихний свалил, мы его позже видели в Донецке на базе Беркута

Итого потери
В нашей группе охранения 4 убитых (2 моих новобранца и 2 беркутовца), 1 убежал, 1 в поселок к нашим.

А в роте нашей, что стояла в поселке, потери — два взвода сразу разбили и рассеяли.
Первый взвод целиком одним залпом накрыт укропами, это мы узнали от местного жителя. Второй взвод после входа укропов в поселок рассеян кто куда. Ещё был где-то третий взвод, его раскидали до боя непонятно куда части, но их в течение этих дней вообще не было слышно и видно.

Что рота наша «резервная» разбежалась — это целиком вина комроты «Джоржа», надо было командовать, а не уезжать оттуда вместе со своими помощникам.

Там в роте и так были практически одни сопляки не обстрелянные. Они 3 дня назад впервые в жизни взяли в руки оружие, я уже не говорю о какой-то выучке и навыках. Без командиров это сборище и разбежалось. Солдаты-срочники тоже так бы сделали, если среди них не стало бы рядом ни одного командира.

Ополченец Финн:
Я был на участке возле элеватора (ток) и когда внизу (возле школы) началась кутерьма, примерно половина наших бойцов под интенсивным обстрелом побежала вниз на подмогу, а половина осталась в круговой обороне (бронетехника могла обойти и с левого и с правого фланга). Это было уже после прямого попадания в ЗУлю. Фактически, на нашем участке особой паники и не наблюдалось. Разве что в глазах. Правда, когда плотность обстрела увеличилась еще больше, появилась некоторая паническая хаотичность и нам со своим славянским товарищем пришлось немножко побегать, показать людям наиболее подходящие точки для укрытия. Троих моих товарищей разорвало в ошметки прямо у меня на глазах.

Прим. Элеваторы справа позади были. Туда укропы минометами били

Пока бегали перебежками, на нашем участке появился Джорж. И когда интенсивность обстрелов снова увеличилась, он был в 20-ти см от меня – между постройками фермы, напротив тока. Были две проблемы (не считая коврового обстрела) – никакой связи с командованием и очень слабенькая карта местности, отпечатанная из гугла на клочке бумаги. Джоржа в этот момент реально мучил не столько обстрел, сколько вопрос «что делать?».

Два варианта: либо под обстрелом бросаться с автоматами на танки, либо собирать как-то всех в кучу и пытаться отходить – но каким образом, как и куда?

Чтение карт и ориентировка на местности – это мой конек. Кроме этого, я еще с самого утра забрался на самую высокую точку элеватора и хорошенько обсмотрелся – дороги, тропы, лесопосадки, поля, речушка, терриконы вдали и т.д. Взяв в руки карту, я ему показал, что и как, помог сориентироваться и выбрать оптимальный путь отхода.

Выбрали точку сбора и я (вдвоем с товарищем) стал бегать по точкам укрытия и поочередно выводить своих малыми группами к точке сбора. Всех, кто был сосредоточен на нашем участке и за кого я морально нес ответственность, были выведены к точке сбора – все до единого, кроме трех «двухсотых». За остальной личный состав ничего не могу сказать – все ли были выведены или нет. Было не до расспросов, да и нельзя на войне сунуть жало в чужие зоны ответственности.

Затем все гуськом через подсолнухи, время ожидания темноты в абсолютной тишине, переход через речушку вброд, поход гуськом через поля, тропы и посадки. Практически, очень дисциплинировано пешим порядком дошли до террикона, где был уже пост ополчения и оттуда под утро машинами забрали в Кировское… После чего было дана команда занимать оборону в районе шахты «Комсомолец Донбасса».)

На следующую ночь мы слышали где-то слева на севере выстрелы из 2-х СКС, наши бойцы из 5-ти со мной приехавших, это их 2 карабина стреляли, у новобранцев таких не было. По ходу они по карте пошли туда же, где взвод Градами накрыли.

У укропов только 2 десантников в машине убито, которых мы вальнули, я с РПК и беркутовец с РПК.

После того, как рота отступила, мы лежали недалеко от позиций слева на холмике и ждали, что наши с террикона подойдут с новой ротой. Но наши не подошли, а укропы начали окапываться и окружать местность вокруг поселка

На вторые сутки (перед зачисткой укропами поселка) мы залегли и я маяковал на телефоны пацанам в Донецк в нашу роту. Баланса на телефоне не было, приходилось делать пустой звонок, «глухарь». У меня был наушник на телефоне, я лежал и переговаривался с теми, кто звонил мне из роты и штаба.
А в это время укропы перед поселком раскидали десантуру, подогнали на развилку Т72 и 3 БМД, метров 800 перед нами развернулась укропская батарея с САУ, а где-то дальше на следующем поле встали Грады. Украинский Т-72 так бил, что аж от горячего воздуха шкура заворачивалась). Мы лежали под кустом еще до того, как перебежать под дерево, мимо нас укропский снаряд танка пролетел и дом разорвало, там мы были от взрыва метров 200 наверное, а такое ощущение было, как будто снаряд рядом с нами в 10 метрах упал))
Затем перед нами метров за 500-600 укропские САУ стали стрелять — мои новобранцы и беркутовцы аж пригибались от докатившегося до них воздуха — как будто по ним самим САУ били.
И я под выстрелы САУ по телефону с нашим штабом переговаривался. Те на том проводе понять не могли, где мы сидим, то ли мы на батарее какой-то сами стреляем из САУ, то ли по нам САУ долбят.
Все эти залпы батарей, танков и Градов прямо над нами били.

Мне перезвонил ком.взвода позывной его «Махно». Он мой телефон сообщил «Сухову» (временный командир такой был).
«Сухову» я дал расклад, где мы находимся и где укропы понаехали, сообщил, что за техника укропов и где какие у них стоят танки и батареи. Мне еще какой-то неизвестный дед из штаба позвонил и все, не договорили, у меня телефон разрядился.

Мы попали в окружение и 2 суток нас били как котят. Ополчение стояло сзади в 2,5 км и не подходило.
Мы же недалеко от позиций ждали, когда наша рота или ополченцы из террикона к нам подойдут. Террикон был позади нас в 2,5 — 3 км примерно.
Там стояла какая-то рота ополчения, пряталась у террикона в кустарнике, но к нам не подходила. Мы эту роту проезжали, когда ехали в поселок с новобранцами. Может там были все бойцы «Седого», я не знаю точно.

Если не по нашей неправильной карте, а по сельской, то мы были на восточной окраине поселка и лицом на восток. Развилка в поле, где была наша позиция — это юго-восточная сторона.

На вторые сутки ночью укропы зачистили весь поселок.
Не было ни одного выстрела. Там было пусто. Было слышно только разговоры укроповской десантуры, обходившей дворы, лай собак во дворах, разговоры укропских бойцов «заслонов», выставленных слева, справа и впереди нас перед батареями САУ.

После боя

Укропы зачистили поселок полностью. Выстрелов не было. Укропы вышли из поселка и расположились полукругом. Мы воспользовались этим.

Я предложил пацанам остаться в поселке, занять два пустых дома, одеться в гражданку и партизанить. Никто не захотел.
И правильно. Как оказалось, не стоило там оставаться. Ополчение туда подошло с боями только в этом году в марте. Там укропами был построен крупный укрепрайон с дотами и блиндажами.

Затем, уже в Ростове, беседовал с беженцами из Орлово-Ивановки. Они мне рассказали, что в Орлово-Ивановке в одном доме почти в центре жили укроповские наводчики и предатели. Эти наводчики и наводили укроповские батареи, Град на наши позиции в поселке, перед поселком и по флангам. А когда укропы туда через дня 3 после нашего выхода пришли, то эти предатели местные встречали ВСУ с хлебом и солью демонстративно при всех.
Я вспомнил затем, как вечером в поселке ко мне один житель подходил и интересовался, кто мы и что тут делаем, я ответил чтобы он схавался (спрятался) в погребе и не вылазил. Я тогда как-то не предал значение, не до этого было. Но похоже это был один из этих корректировщиков, так как беседа эта была в центре поселка, я шел на перевес с РПК к временному штабу, где меня попросили помочь собрать из ящиков и настроить АГС и СПГ. Не мог же я стрелять в подозрительного или любопытного, но безоружного человека, я не сволочь последняя. А если в меня стреляли, я тогда не церемонился, приседал на колено и стрелял в ответку, без шансов.

Беркутовцы перетянули к своему мнению моих новобранцев, мол, «давай утром выходить, наши здесь не подойдут больше». Мне делать нечего, ладно, говорю, давай.

Беркутовцы позвонили своему деду-партизану. Тот утром приехал в поселок в центр.
Мы растянулись колонной друг другу в затылок, и пошли в поселок по грунтовой небольшой тропинке, перешедшей в улицу. Я шел замыкающим с РПК. Сзади отстал тракторист наш ополченский. Я его минутку подождал, пока он доковыляет до группы. Дальше мы вошли в центр села к школе, где была наша рота и штаб комроты.

Там никого не было. Стояли наши машины заминированные. В штабе никого. Ящики с БК и АГС стоит, который я для ротного собирал из ящика в ночь перед боем. Кругом растяжки. Один дом рядом со штабом сгорел. По ходу укропский танк ударил.

Мы рассредоточились по поселку. Я лег у школы и вижу перед закрытой на замок дверью школы капли крови. По ходу, из наших был один раненный.

Мы были там минут 10-15.
Подъехал к школе дедок старый, на красной легковушке. Это был беркутовский партизан.
Помахал беркутовцам. Те к нему подошли. Мы все встали со своих личных лежек и собрались вокруг машины.

Дедок сказал, мол, как же вы тут оказались, ополченцы отсюда далековато лежат, здесь укропы. Мы загрузились в маленькую машинку как в том анекдоте (и смех и грех) про пьяных толпой на мотоцикле

Y67zhs2bp3k[1] t5Jo9XannzU[1] C-3Ok2wzXfE[1] vj5ZXAM3788[1] -UjIN8jMb0o[1] qEdIbtugt4c[1]

Loading...

 

16.10.15 заметка от блогеров. «Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, черно-красная?»

«Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, черно-красная?

Цены на воду, отопление и газ в Киеве выше, чем в Донецке в 3, 4 и 7 раз соответственно. Какую бы патриотическую лапшу не вешала хунта на уши своим доверчивым соплеменникам, это – факт. «Мыздобульцы» доплачивают за свои за «перемогы»?

Это было бы логичным. Но, увы, в заложниках нищеты и вакханалии остаются и те киевляне, кто не только не скакал на Майдане с кастрюлями на головах, но и пытался предостеречь незадачливых земляков о надвигающемся на Украину, и в столицу в частности, Армагеддоне.

Стоимость водоснабжения: Киев = 10,24 грн за м3 (для сравнения Донецк = 3,372 грн за м3);отопления: Киев = 16,14 грн за м2 (для сравнения Донецк = 4,71 грн за м2); газа: Киев = 7,188 грн за м3 (для сравнения Донецк = 1,182 грн за м3).

«А ведь всё просто, на уровне арифметики для второго класса. Из оставшихся примерно 35 миллионов граждан Украины работают в производстве менее 3 миллионов. Тут даже не семеро, а десятеро с ложкой. Ну, 12-13 миллионов пенсионеров, ну, ещё 7 миллионов детей и 3 миллиона инвалидов. Из оставшихся 12-ти миллионов работает в производстве менее четверти! А вся остальная офисная «дуркота» ничего не производит, зато потребляет в три горла, и амбиции у них не соответствуют возможностям (тоже одна из причин «евромайдана», что все они себя считают непризнанными и недооценёнными гениями). Это — структурный кризис экономики, который хунта даже не понимает. Я уже не говорю о том, чтобы хоть как-то пытаться исправить», — резюмирует журналист Сергей Веселовский – крымчанин, которому успешно удалось «свалить» со «страны абсурда» вместе с чемоданом, вокзалом и крымским полуостровом в Россию.

«Обычно я оптимист, но сегодня ночью, когда за бортом была минусовая температура, а в квартире до сих пор не включили отопление, я невольно задумался: не взбрендило ли этим с*кам нас всех нафиг заморозить?! А вдруг? После тех издевательств, которые они осуществляют над людьми, по-моему, уже всего можно ожидать…», — отмечает киевский блогер-антимайданщик Михаил Кириленко.

«В квартире +15, отопления нет… Но скоро будет радость, и дадут отопление. Вторая радость — это новые платежки за коммунальные услуги и отопление. Красота… Сынок Маркуша спит в байковом бодике, колготах с начесом и флисовом комбинезоне. Даа… При Януковиче, однозначно, было плохо при вовремя включенном недорогом отоплении! То ли дело сейчас. Как в Европе — радуемся каждому достойному европейскому дню… Простите, дну! Новые здобутки скачущего рагулья. Слава Украине, да, лохи?», — возмущается «несвидомая» киевлянка Мария Романова.

«В холодном теле – здоровый дух! А если температуру в квартире уменьшить на 20 градусов, холодильник будет не потреблять электроэнергию, а наоборот, ее производить. Украинцев готовят к температуре замерзания. Внушают, как это полезно для здоровья и бодрости духа. Сон, пишут, на морозе куда полезнее и крепче, чем в тепле. Похоже, для жителей «Цеевропы» в тренде в этом отопительном сезоне будут валенки и ватники. В качестве домашних тапочек и халатов. А кому все-таки будет непростительно непатриотически холодно, советуют наклеить фольгу за батарею и обрезать шторы по линию подоконника», — сообщает украинский блогер Ева Меркурьева.

А тем временем 12 октября в городе Донецке начался отопительный сезон. «За этот день мы смогли подать тепло в 19 из 45-ти лечебно-профилактических учреждений города, подведомственных администрации Донецка. Из трех котельных, которые принадлежат управлению здравоохранения, на данный момент запущены две. Отапливаются 163 из 165-ти детских садов и 146 из 147-ми школ. Продолжаю держать под личным контролем ситуацию по запуску отопления в жилые дома, учреждения здравоохранения и образования города», — отрапортовал мэр Донецка Игорь Мартынов.

И это — город, в котором идет война! Вдумайтесь… Просто в городе есть мэр! И дончане, работающие в ЖКХ на благо таких же дончан…

В Киеве тоже есть мэр. И он тоже открыл в столице отопительный сезон. Правда, по-своему, по-боксерски, заставив плавать в горячей воде микрорайон Борщаговка: в Святошинском районе Киева в результате прорыва трубы территорию возле жилых домов затопило горячей водой. Об этом на своей странице Facebook написал житель Киева Игорь Стокоз, опубликовав фото с места ЧП. «Открытие отопительного сезона на Борщаговке. Плавает весь микрорайон», — прокомментировал фото киевлянин.

Есть мэр и в Одессе. Оттуда поступил следующий сигнал от одессита Юрия Ткачева: «Беспредел, короче. Ребята, не, ну вот серьёзно: почему в Одессе между решением о начале отопительного сезона и началом отопительного сезона проходит три недели, а в Донецке — 6 часов? Это не то что я там такой «гляньте, какие сепаратисты хорошие!» думаю… Я просто не понимаю, вот почему такая разница?»

Действительно, почему? Вроде бы в понимании свидомых и Киев, и Донецк, и Одесса – «едына крайина». Но почему истерзанный от бомбежек Донецк может, а Киев и Одесса, как и другие города незалежной, – нет? Кстати, на Западной Украине уже полным ходом идет снег… «Отсутствие гражданского общества — в этом вижу корень украинских проблем.

Все явления и процессы в культурной, политической и экономической жизни страны, связанные с определением «гражданин», носят чисто формальный характер. А это определяется персональной безответственностью каждого, называющего себя гражданином Украины. Подавляющее большинство украинцев живет днем сегодняшним по одному и тому же алгоритму — ухватить побольше всего, до чего только можно дотянуться сейчас, потому что завтра этой возможности может и не быть.

Такая позиция закрепилась в сознании практически всех жителей страны, вне зависимости от возраста, социального положения и статуса. Отсутствие личной гражданской культуры каждого украинца стало причиной того, что Украина периода незалэжности и самостийности не состоялась, как государство», — считает блогер Алексей Калиниченко. И напоследок — откровения американского экономиста и политолога Пола Крейг Робертса: «Я еще никогда в своей жизни не был свидетелем людей настолько бессмысленных, как украинские протестующие, которые разрушают независимость своей страны…

Ненависть к России в Западной Украине настолько деструктивна, что обманутые протестующие не осознают, что вступление в ЕС означает конец независимости Украины и управление страной бюрократов ЕС из Брюсселя, Европейского центрального банка и американских корпораций. Я когда-то думал, что не существует более наивного населения, чем население США. Но я ошибался. Западные украинцы еще более наивные, чем американцы». Вероятно, трендом наступающих холодов станет картина маслом: на фоне домашнего интерьера — «ватник» в легкой майке и «вышиваночник» в ватнике…»

16.10.15. Видео от военкоров. Басурин: ДНР имеет доказательство вины ВСУ в уничтожении «Боинга».

«Басурин: ДНР имеет доказательство вины ВСУ в уничтожении «Боинга». Министерство обороны Донецкой Народной Республики располагает прямым свидетельством вины ВСУ в уничтожении малайзийского «Боинга» в 2014 году. Об этом заявил сегодня на брифинге в пресс-центре ДАН заместитель командующего корпусом Минобороны Эдуард Басурин, продемонстрировав соответствующий документ.

«Этот документ, на наш взгляд, является прямым свидетельством, подтверждающим вину украинских военнослужащих в уничтожении малайзийского «Боинга»», — сказал замкомкорпусом.

Документ представляет собой трофейную карту командира 1 батальона 95 отдельной аэромобильной бригады ВСУ, которую ранее Минобороны ДНР уже демонстрировало прессе.

«Как вы видите, на указанной карте отмечены стартовые позиции украинских зенитных ракетных комплексов «Бук», — отметил Басурин. — Одна позиция находится у населенного пункта Грузско-Зорянское в трех километрах западнее Иловайска, вторая – в двух километрах южнее Шахтерска в районе населенного пункта Зарощенское на высоте с отметкой 224.8. То есть как раз именно там, где указали российские эксперты», — отметил Басурин, напомнив о результатах расследования российской корпорации «Алмаз-Антей».

«Любой здравомыслящий человек, изучив все официальные свидетельства, включая и представленные нами карты, не может не прийти к выводу, что если «Боинг-777» и был сбит с земли, то это могло быть только с территории, контролируемой в то время украинской армией – села Зарощенское – и из оружия, до сих пор имеющегося на вооружении у украинской армии», — резюмировал представитель оборонного ведомства.

Пассажирский самолет компании «Малайзийские авиалинии», совершавший рейс по маршруту Амстердам — Куала-Лумпур, разбился в Шахтерском районе ДНР 17 июля 2014 года. Все находившиеся на борту самолета 298 человек погибли.

Власти ДНР оказали всю возможную помощь для проведения поисково-спасательных работ и следственных действий криминалистов из Нидерландов и Малайзии. Тем не менее Киев и Запад, не дожидаясь даже первых результатов расследования, поспешили бездоказательно возложить вину за катастрофу на ополченцев Донбасса, и придерживаются этой позиции до сих пор.»

 

16.10.15. Сообщение от журналистов. Stratfor: у РФ есть варианты, даже если ЕС откажется от сотрудничества.

«Stratfor: у РФ есть варианты, даже если ЕС откажется от сотрудничества. Неясное определение «особого статуса» Донбасса, неурегулированная амнистия, «Правый сектор» и США остаются одними из главных препятствий к установлению мира на Украине, считают аналитики американского исследовательского центра.

Несмотря на наметившийся прогресс в переговорах между Россией и Западом по вопросу урегулирования украинского конфликта, сохраняются некоторые препятствия реализации мирного процесса. Однако даже если Запад откажется от сотрудничества с Россией, у Москвы остаются варианты для принятия важных решений, считают аналитики исследовательского центра Stratfor.

В статье говорится о том, что спустя год тлеющего конфликта на востоке Украины отношения между Киевом и Москвой, кажется, улучшаются.

«Борьба на земле прекратилась, наблюдаются позитивные сдвиги в переговорах на протяжении последних нескольких недель и обе стороны в начале октября начали оттягивать тяжелое вооружение от линии соприкосновения. Более того, Россия и Украина договорились о временной сделке по поставкам российского газа, а также начнут прямые переговоры о погашении долга Украины перед Россией по облигациям, срок которых истекает в декабре текущего года», — пишут аналитики.

С точки зрения Stratfor, эти события говорят о прогрессе в вопросе окончания противостояния России и Запада по украинскому кризису.

Однако, несмотря на достигнутые успехи, аналитики полагают, что урегулирования конфликта в более широком смысле до конца текущего года ожидать не стоит по ряду причин.

Прежде всего, отмечают авторы статьи, некоторые положения минского протокола, подписанного Украиной, Россией, Германией и Францией в феврале 2015 года, можно интерпретировать по-разному. В частности, не до конца очевидно, что подразумевается под «особым статусом» территорий, который должен быть предоставлен Донбассу.

«Ополченцы говорят, что статус предоставляет им долгосрочную автономию по таким вопросам, как оборона и внешняя политика, в то время как Киев настаивает на том, что статус будет предоставлен временно и применяется только к таким областям, как бюджетная и культурная политика. Поддержание режима прекращения огня проложит путь к дальнейшим переговорам, но обсуждение окончательных условий будет проходить гораздо сложнее», — считают аналитики.

Во-вторых, продолжает Stratfor, до сих пор не решен вопрос об амнистии для бойцов ополчения. Ополченцы призывают ко всеобщей амнистии, тогда как украинское правительство настаивает, что амнистия должна носить индивидуальный и выборочный характер, пишут эксперты.

«В-третьих, даже если украинское правительство и ополченцы будут способны договориться о дальнейшем пути, внутриполитическая ситуация на Украине будет вызывать проблемы. В то время как ополченцы идут на политические уступки, ультранационалистические группы, особенно „Правый сектор“* и „Свобода“, выступают против любых компромиссов с ополченцами, они способны дестабилизировать политическую систему. Это ставит Киев в трудную ситуацию — благоприятные движения к одной из сторон закрывают пути к другой», — аргументируют свою позицию аналитики.

С точки зрения Stratfor, еще одним препятствием на пути к разрешению конфликта могут стать действия США.

«Некоторые европейские страны, включая Германию и Францию, заинтересованы в деэскалации конфликта, но США сохраняют агрессивную позицию против России. Вашингтон увеличил финансовую и военную поддержку Киеву. США теряют гораздо меньше, поддерживая санкции против России, и поэтому меньше Евросоюза заинтересованы в их ослаблении», — отмечают эксперты.

Однако, подводит итог Stratfor, последнее «препятствие» не исключает прогресса в переговорах между Россией, Украиной и Западом.»

15.10.15. Эксклюзивное интервью министра обороны ДНР Кононова В.П.

«Министр обороны Донецкой Народной Республики ответил на вопросы.»

15.10.15. Сообщение от ополчения Горловки. Шумно на Севере. Зайцево, Жованка, Гольма.

«Шумно на Севере. Зайцево, Жованка, Гольма. Там передовая линия фронта. Там сплошные стычки. Слышали с того направления плотную стрелкотню, АГСы, миномёты 82-мм. Гольма «ЖЕЛТЫЙ» уровень угрозы, Зайцево ЖЕЛТЫЙ уровень угрозы на всю ночь».

Сообщение от мирной жительницы: «Интересно, почему про Зайцево написали только сегодня официальные СМИ и паблики? А когда позавчера днём укры прорыв там устроили днём…мирным досталось, но ополченцы отбили атаку и защитили народ… тогда никто ничего не сообщил.»

 

15.10.15. Сообщение от военного обозревателя Бориса Рожина («colonelcassad»). Несостоявшиеся переговоры.

«Несостоявшиеся переговоры. Касательно истории с публичным отказом встречаться с Медведевым и подчеркнуто негативных комментариев из Вашингтона, то тут на мой взгляд РФ подставилась под американский дипломатический демарш. После начала сирийской операции, которая вызвала шквал критики в адрес Обамы и обвинений его в никчемности и бесхребетности, США уже один раз выступали в таком духе, когда Белый Дом встречу Путина с Обамой позиционировал как просьбу РФ к США (Кремль это отрицал). А Обама еще был вынужден унизительно на ТВ отчитываться, что российское военное вмешательство не стало сюрпризом и вообще все шло по плану. Отсутствие системного компромисса по комплексу противоречий между США и РФ вполне очевидно толкало США на последующие дипломатические демарши. После публичной критики российской стратегии в Сирии (в части помощи Асаду и бомбардировок проамериканских мятежников) и отказа от совместных действий (пока РФ не поменяет свою политику в желаемое Вашингтону русло), потенциальный визит Медведева использовали для довольно простого, но недвусмысленного дипломатического демарша, который преследовал следующие цели:

1. Показать отсутствие компромисса между США и РФ по глобальным вопросам связанным с Сирией и Украиной.
2. Показать, что Обама может поступать жестко, как этого от него требуют республиканцы.
3. Развеять упорные слухи о кулуарном сговоре между США и РФ по Сирии с разменами касающимися Сирии и Украины.

Комментарии Эрнста в достаточно хамской форме эту задачу решили.

«Объявленная цель этой делегации, которая была озвучена Владимиром Путиным, заключалась в том, чтобы способствовать военному сотрудничеству, координации между США и Россией.
Честно говоря, мы говорили, что не заинтересованы в этом до тех пор, пока Россия не будет стремиться вносить конструктивный вклад в наши усилия по борьбе против ИГ.У России собственные планы. И эти планы она выполняет сейчас в одиночку. Говоря о российском предложении по отправке делегации в США, Дж.Эрнест подчеркнул, что «эти просьбы не были услышаны, причем не только Соединенными Штатами, но и остальными 65 членами коалиции против ИГ». Представитель Белого дома заявил, что в настоящее время Россия координирует военные действия в Сирии только с Ираном и Дамаском.
Так что я не удивлен тем, что Владимир Путин готов направить своего премьер-министра в США, чтобы попытаться убедить нас присоединиться к односторонним действиям РФ в Сирии. Но мы на это не пойдем. Мы были бы готовы приветствовать конструктивный вклад в России, который стал бы частью уже предпринимаемых международных усилий по борьбе против ИГ. Но у России — иной план».

Мол пока Россия не образумится, разговаривать с ней не о чем. Надо отметить, что Эрнст слегка приврал, так как Ирак тоже координирует ряд действий с Москвой, что болезненно воспринимается в Вашингтоне привыкшего считать Ирак своей неотъемлемой вотчиной. Но в целом, общий контекст двух нетождественных коалиций передан верно и США на это будут особенно упирать, мол посмотрите, у нас союзников намного больше и мы за свободу, а не за «кровавого тирана Асада». Вот если вы это признаете, откажетесь от поддержки «тирана» и запишетесь в нашу коалицию на общих основаниях и под нашим водительством, вот тогда мы готовы подумать над вашим поведением. Разумеется такая позиция вряд ли найдет понимание в Москве, где с одной стороны непрочь как-нибудь замириться с гегемоном, но с другой стороны на подобные унизительные требования точно отреагируют посылом далеко и прямо.

В целом, это довольно мелочная попытка администрации Обамы отыграться за то унижение, которое Обаме пришлось испытать недавно у себя в стране по случаи событий происходящих в Сирии. Тут для США велик не столько фактический урон (на деле США уже давно частично потеряли управляемость процессами в хаотизированном регионе), сколько имиджевый, поскольку в том регионе, где США несколько лет себя позиционировали как главного разводящего, влезла Россия и самостоятельно начала перекраивать местные расклады, что для американского военно-политического истеблишмента выглядело как «российский слон залезший в американскую посудную лавку». Годами выстроенные расклады связанные с перекройкой границ региона, свержением Асада и созданием новых госудраств на наших глазах уступают место совсем другим раскладам, часть из которых противоречит интересам США. А Обама это человек, который это допустил. Слабый президент-тряпка, который не может поставить на место «этих русских». Республиканцы уже которую неделю неприкрыто злорадствуют по поводу очередных неудач Обамы предвкушая возвращение в Белый Дом.

«Российское военное вторжение в Сирию с подачи президента Башара Асада представляет собой катастрофический поворот событий на Ближнем Востоке – это еще один унизительный промах США. Но, как и в предыдущие критические моменты, Белый дом снова совершает ошибки». (с) Маккейн

Барака Обама “слабак”, российские военные самолеты следует сбивать над сирийским небом. К таким мерам необходимо прибегнуть, если Владимир Путин не будет выполнять решение Вашингтона по введению бесполетной зоны над Сирией. Я бы первым делом позвонил Владимиру и сказал: “Мы вводим бесполетную зону, и это касается всех, в том числе тебя. Так что даже не пытайся. (с) Крис Кристи, губернатор Нью-Джерси, кандидат в президенты.

«Бен и Кенди Карсон потрясающие. Как насчет настоящего черного президента, который может справиться с расовыми проблемами и многими другими вопросами?» (с) Руперт Мердок

С Обамой определенно что-то не так. «Никто не знает, что именно, но что-то не так. Столько плохих решений. Как кто-то может быть столь некомпетентен?» (с) Дональд Трамп

Помоему даже Буша с «бандой Чейни» так не критиковали, как нынешнюю администрацию. Буша обвиняли в дуболомстве, авантюрных агрессиях, посягательствах на права и свободы, коррупции и ограниченности, но ни его, ни даже Клинтона (с его секс-скандалами, сомнительными решениями в экономике и войной в Югославии) вряд ли можно было представить обвиняемым американским истеблишментом в слабости и полной некомпетентности.

А ведь еще лет 5 назад эта «команда» считалась самым наглядным олицетворением различных авантюр и последовавших за ними провалов. Все познается в сравнении.

Ну а тут значит в Москве решили заслать на переговоры по Сирии Медведева. Россия дала повод и США этим воспользовались, лишний раз обозначив, что Вашингтон этой обиды не забудет. Отвергнутый Медведев уже заявил , что раз так, то «перезагрузка» отношений между США и РФ невозможна, хотя это было и без него достаточно очевидно.
Тут стоит напомнить, что в прошлом году Медведев публично заявлял, что администрация Обамы ведет себя неадекватно и непредсказуемо и жаловался на «аберрацию в мозге Обамы» (хотя тут конечно никакой аберрации нет, наказание РФ за ее поведение на Украине и в Сирии для США в целом более приоритетная задача нежели разгром Халифата). Так что не исключено, что помимо чисто политических причин, могли быть и более приземленные причины связанные с напоминанием Медведеву, что нельзя совсем уж по хамски поносить обитателей Белого Дома (от своих еще будут терпеть, но не от чужих), ибо могут просто отказать в общении (тут надо помнить, что сам образ мышления американских руководителей исключает возможность равноправного диалога — есть США и есть все остальные). Понятное дело, что отказ Медведеву во встрече ничего в отношениях Вашингтона и Москвы не поменяет, так как они и так уже основательно испорчены. Стороны продолжают и будут продолжать дипломатически и информационно поливать друг друга помоями (информационно-психологическая война кипит вовсю), по Сирии судя по всему выйдут на некий чисто военный компромисс по разграничению сфер влияния и безопасности полетов (но не более того, пока одна из сторон не уступит по вопросу будущего Асада), а там уже как война пойдет, по Украине продолжится перетягивание каната, где хунта и народные республики продолжат выступать в роли инструментов этих боданий.»

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.