shadow

Импортозамещение в России смерти подобно


shadow

9р

Угар импортозамещения начинает уже угрожать жизни россиян. Конечно, импортозамещение бывает очень разным. С одной стороны, можно и нужно подстегивать российский ВПК. В условиях прохладных отношений РФ и НАТО — это, можно сказать, жизненная необходимость.

Судя по последним новостям, под градом моральных тумаков на что-то достойное могут попытаться сподобиться даже герои тысяч анекдотов — российские автопроизводители. Хотя, конечно, цыплят по осени считают. Охота на сыр или нектарины с бульдозером — это уже трагикомедия. Но есть сфера, в которой импортозаместительный волюнтаризм уже становится близок к понятию преступления.

На днях Минпромторг решил взять новую высоту в благородном деле разрыва экономических отношений с бездуховным Западом. И предложил сразу в три раза расширить список запрещенной к ввозу медицинской техники! Закупка изделий из списка за рубежом будет возможна только в случае полной невозможности заказать их в России или в странах ЕАЭС.

В список попали как приборы, такие как дефибрилляторы, передвижные рентгеновские аппараты, ультразвуковые сканеры, инкубаторы интенсивной терапии для новорожденных, аппараты искусственной вентиляции легких, так и часть протезов и расходных материалов (в том числе — перевязочных), а также медицинское оборудование, антисептики, дезинфицирующие препараты.

В этот же список попали и пресловутые презервативы, которые мы уже обсуждали. Но если отбросить в сторону эти самые презервативы, то будет совсем не до шуток. Врачи говорят о том, что в случае принятия списка российское здравоохранение ждет настоящая катастрофа. Диагностическое оборудование, оборудование для ортопедии и хирургии — это 45% всего рынка медицинских закупок. А80% в этом сегменте в России сегодня составляет импорт!

Примечательно, что весь объем производства медицинских изделий в России почти в четыре раза меньше суммы, которую тратит государство на закупки!

Качество же российских аналогов по многим направлениям не идет ни в какое сравнение с импортными аналогами.

«Новая газета» собрала комментарии по поводу сложившейся ситуации у российских врачей и сотрудников благотворительных медицинских фондов. Если есть желание прочитать полностью — это можно сделать по ссылке (рекомендую). Я же приведу самые яркие моменты.

Михаил Масчан, завотделением трансплантологии федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Димы Рогачева:

«Мы лечим детей с помощью огромного числа таких приборов и расходных материалов, у которых российских аналогов просто нет. Например, нет у нас реагентов биохимических и клеточных анализаторов. Катетеры российские есть, и они в 10 раз дешевле импортных, но их применение связано с риском инфицирования, тромбирования. Нет никаких сомнений, что запрет обернется резким ухудшением качества медицины. А еще появится окончательная жирная черта между медицинской помощью богатым и бедным. Потому что запрет на закупку импортного оборудования распространяется только на средства госбюджета».

Екатерина Чистякова, директор фонда «Подари жизнь»:

«К сожалению, отечественные томографы не могут конкурировать с зарубежными аналогами, которые позволяют быстро и качественно проводить комплексную диагностику, а значит, врач может быстро поставить диагноз ребенку и сразу же начать лечение. Или, например, инъекционные иглы отечественного производства. Их ассортимент катастрофически узок, наши иглы толще и хуже заточены. А нашим измученным тяжелой болезнью детям иногда необходимо делать по пять инъекций в сутки».

Алексей Кащеев, нейрохирург:

«В этом перечне много предметов, которыми я в своей работе пользуюсь ежедневно. Например, C-дуга. Это рентгеновский аппарат, который используется во всей рентгенохирургии. Мы работаем только с импортными С-дугами, о российских я никогда не слышал, их просто не производят. Статичные рентгеновские аппараты в России делают, а передвижные — нет».

Главный врач частной клиники, попросивший остаться инкогнито:

«Иногда думаю: «А как это мы раньше без пульсоксиметров могли работать, без дыхательных аппаратов современных?» Да, отечественный аппарат РО-6 дышал за больного, но после того, как мы внедрили импортные дыхательные респираторы, у нас послеоперационные пневмонии пропали… И если сейчас запретят ввозить импортные сердечные клапаны, то это будет катастрофа, потому что сердце — не автомобиль, клапан нельзя потом взять и поменять на более качественный».

«Объясняю на примере дефибриллятора: его функция — разряд в сердце, чтобы его завести. Западные дефибрилляторы — синхронизированы, то есть они дают свой удар во время расслабления сердца, ровно в ту секунду, когда сердце готово к сжатию. А если ударить, не учитывая ритмы, на авось, то шансы снижаются. Я не знаю, есть ли эта опция в наших дефибрилляторах сейчас, раньше не было».

«…В первую очередь пострадают больные из отделений диабетической стопы, потому что у них должны быть особые, альгинатные повязки, которые впитывают влагу из раны. Пролежневые больные пострадают, то есть самые тяжелые».

«Снизится уровень надежности, уход за больными будет страдать. Я недавно ездил на родину, заходил в больницу, где работал. Там нет ничего. Оказывают только экстренную помощь. Прежде всего — нет специалистов. Тянут все на себе ветераны движения. Наши студенты сейчас не могут превратиться в хороших специалистов, потому что качество обучения предельно снизилось. В Австрии, Швейцарии для обучения им дают массу муляжей, симуляторы для эндоскопической работы. Моему преподавателю семьдесят лет, его не отпускают с кафедры — некому работать. Диссертантов заставляют читать лекции и студентам. За двадцать лет все рухнуло»…

«Вот мы работали на отечественном коагуляторе — это аппарат, который рассекает ткани, прижигает сосуды во время операции. Он работал, стоил 50 тысяч. Вдруг приехали к нам ребята из фирмы, торгующей импортным оборудованием, и спрашивают: «А не хотите взять вот этот коагулятор?» А он стоит полтора миллиона. Я отказался. А они говорят: «Это выставочный образец, нам он сейчас не нужен, поработайте». Мы начинаем этим аппаратом работать и отказаться уже не можем. Мы у них уже второй такой аппарат покупаем. Потому что он высокоточен, никогда не даст ожогов у больного, в нем есть «защита от дурака». У них вообще во всей технике отлично разработана эта опция. Это культура производства… Когда мы говорим об импортозамещении, то это фигура речи. Никакого импортозамещения нет в принципе. Когда нам показывают отечественный дыхательный аппарат РО-6, настаивая на его российском происхождении, то это вранье. Это разработка дыхательного аппарата фирмы «Сименс» 1948 года выпуска… Я знаю одно: если они завезенный сюда наркозно-дыхательный аппарат начнут катком рушить, как сейчас давят импортный сыр, я на баррикады выйду».

Пармезан можно не есть — ничего страшного в принципе из-за этого не произойдет. Без свежей клубники зимой тоже можно обойтись.

99% народа может без особых потерь перейти, скажем, на условно отечественные мобильные телефоны. У нас, простите за правду, большая часть айфономанов покупает модные гаджеты для понтов и значительную часть их функций не использует.

Но медицина — это перебор. Это — человеческие жизни. Качественный перевязочный материал после операции у диабетика, качественный дефибриллятор — это конкретные спасенные человеческие жизни! В годовом измерении — тысячи спасенных людей! Чьих-то детей, чьи-то родителей, чьих-то супругов! Стоит ли этот импортозаместительный угар того, что ребенок будет расти без мамы, которую можно было бы спасти? Или того, что родители потеряют свое единственное дитя?

Целый ряд ведущих российских НКО, занимающихся медицинской помощью населению, обратились к Дмитрию Медведеву с просьбой не принимать список, а создать вместо этого рабочую группу по его обсуждению. Эксперты организаций говорят о том, что вводить подобные списки — рано. Например, часть отечественных материалов попадает в раны и вызывает нагноения, а так называемые противопролежневые матрасы, производимые в странах ЕАЭС, зачастую дают обратный эффект.

Когда дело касается сыра или свинины, наверное, можно стимулировать собственных производителей, просто освободив для них рынок. Но ценой применения аналогичных подходов в медицине — станут тысячи человеческих жизней. Это будет практически убийством! Если государство хочет импортозамещения в этой сфере, оно должно как минимум сначала за свой счет профинансировать исследования и разработки в данной отрасли, чтобы качество изделий не уступало западным, а потом уже что-то «импортозамещать».

Я предвижу, как всегда, возмущенные крики ура-патриотов и патриотический троллей в адрес врачей, филантропов и меня лично. Вот только пусть каждый ура-патриот, прежде чем «поддержать политику партии» и по этому поводу, представит, что в операционной находится близкий ему человек. И готов ли он будет понизить шанс на его жизнь и здоровье ради того, чтобы миллионеры, владеющие отечественными медкорпорациями нарастили свои прибыли, не инвестируя в развитие науки?

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Val    

    Интересно кто видел все это в простых больницах?
    Там как были ивл советские так и стоят. А в аптеках хваленые рекламами препараты
    в красивых упаковках и за боольшие деньги но увы неработаюшие.
    Вся красота в дорогих клиниках не для всех.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.