shadow

Японский «заговор» Путина: президент решил начать игру

Ударился в казуистику в ее самой беззастенчивой форме


shadow

Что важнее в этой жизни — процесс или результат? Если речь идет о бесконечном процессе разрешения территориального спора между Россией и Японией, то ответ на этот вопрос выглядит довольно замысловато: при идеальном варианте развития событий Москва и Токио были бы, конечно, очень даже не прочь добиться выгодного для себя результата. Но единственно приемлемый для японцев вариант абсолютно неприемлем для россиян. А то, что вполне устроило бы нас, является оскорблением в глазах потомков самураев.

Поэтому, не отказываясь от своих конечных стратегических целей, две страны-соседки стали участниками «молчаливого заговора»: Москва и Токио договариваются друг с другом не для того, чтобы ударить по рукам, а для того, чтобы еще дольше растянуть во времени процесс разговора. Очередная «сенсация о прорыве» на переговорах Путина с японским премьером Синдзо Абэ — уловка из этой же серии. Обе стороны получили моральное право говорить о «продвижение вперед», которое никого ни к чему не обязывает.

«Союз Советских Социалистических Республик, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между СССР и Японией», — казалось бы, что в статье 9 советско-японской декларации 1956 года невозможно найти какие-либо лазейки. Но Владимиру Путину это удалось. С точки зрения ВВП, в этом документе «не говорится, на каком основании передать, не говорится, под чьим суверенитетом эти острова останутся».

Обычно склонный к разговору без обиняков, Путин ударился в казуистику в ее самой беззастенчивой форме? Ударился — и абсолютно правильно сделал.

Токио ведь тоже не «играет честно». Широко разрекламированный «сдвиг переговорной позиции» японской стороны — согласие премьера Абэ вернуться к пресловутой совместной декларации 1956 года — на самом деле никаким реальным «сдвигом» не является. Раньше позиция Абэ сводилась к формуле «отдайте сразу все спорные острова!». А теперь Токио нам фактически заявляет: «Отдайте нам для начала Шикотан и Хабомаи, а потом, воодушевленные этим первым реальным успехом, мы с удвоенной энергией начнем у вас требовать все остальное!»

России это надо? С моей — и я уверен, не только моей — точки зрения, совсем не надо. Поэтому Путин делает вид, что подыгрывает своему «другу Синдзо», и при этом пока не особо сдвигает реальную переговорную позицию российской стороны.

Возникает вопрос: почему две солидные, продвинутые и уважающие себя державы с увлечением играют в такие наивные игры на уровне старшей группы детского сада? Потому, что ни у Москвы, ни у Токио нет другого выхода.

Две страны объективно нужны друг другу. И Россия, и Япония живут под боком у потенциального мирового гегемона XXI века — Китая. Наши отношения с Пекином — получше: исторические обиды наших стран друг на друга носят довольно ограниченный характер и с лихвой перекрываются воспоминаниями о прошлой «великой дружбе» времен Сталина и Мао. Отношения между Токио и КНР выглядят принципиально иначе: в период до и во время Второй мировой войны поведение японских военных на китайской территории не сильно отличалось от зверств отрядов СС на советской земле. Но это все — дело прошлого. А в настоящем и будущем развитие отношений друг с другом Россия и Япония воспринимают как способ снизить свою взаимную зависимость от Пекина.

Но как Москва и Токио могут развивать и углублять свои отношения, если над ними довлеет такая неразрешимая проблема, как территориальный спор из-за Курильских островов? Или никак, или с помощью описанных выше уловок, которые, кстати, приносят нам еще дополнительные сиюминутные внешнеполитические и экономические дивиденды.

После «крымского кризиса» 2014 года США и Европейский союз обрушили на нас свой гнев в виде реально «кусачих» санкций. Как верный союзник, а в военном плане еще и сателлит Америки, Токио, естественно, тоже подключился к единому фронту «борцов с российским империализмом» — на словах. На деле правительство заняло и занимает по отношению к Москве довольно благожелательную позицию. Японцы не хотят ссориться с Путиным из-за Крыма, Донбасса, Скрипаля и «вмешательства» в американские выборы. Японцы хотят максимально расположить к себе ВВП и использовать сгенерированную подобным образом позитивную политическую энергию для выманивания у Москвы спорных островов. Понимая все это, Путин делает вид, что идет навстречу Токио.

Сколько еще могут длиться подобные игрища в кошки-мышки? Я подозреваю, что как минимум до окончания срока полномочий нынешнего премьера Синдзо Абэ — человека, который действительно инвестировал очень большой объем своего политического капитала в попытки договориться с Россией и «топить» которого Москве совсем не с руки.

А что потом? Потом в Стране восходящего солнца будет новый глава правительства, с новым подходом к территориальному спору с Россией. Посмотрим, каким именно будет этот подход, и в зависимости от этого определимся, в какие новые игры мы с Японией будем играть.

Источник

Фото kremlin.ru


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *