shadow

Евро от доллара недалеко падает. А рубль?


shadow

Россиян давно отучили переоценивать собственную валюту. Не слишком уютно жить под постоянной угрозой того, что все твои сбережения в одночасье обесценятся вдвое, а то и втрое.

Однако регулярно наступающие периоды роста рубля, когда-то «деревянного», потом вроде бы «нефтяного», теперь вообще непонятно какого, тоже не слишком радуют. По крайней мере, на достаточно долгое время лишают смысла не только рублёвые, но и валютные сбережения. А поскольку вкладываться у нас больше не во что, большинство людей не особо мудрствуют и скупают золото, не самые дорогие иномарки, по возможности – недвижимость. Так оно им вернее кажется.

Собственно, столь длинного вступления могло и не потребоваться, если бы именно сейчас, под угрозой очередной порции санкций, рубль и не думал дрожать, а знай себе потихоньку теснил как доллар, так и его дублёра – евро. Об их противостоянии россияне давно забыли, понимая, что по-крупному там что-нибудь меняется не за считанные дни, а за месяцы и годы. И если уж валюты падают, то вместе. А вот рубль такой устойчивостью, к сожалению, может похвастаться крайне редко. Похоже, как раз сейчас и наступил такой период.

Помимо жёсткой антиинфляционной политики Центробанка, сейчас есть ещё ряд причин, помогающих рублю, что называется, держать курс. И первый фактор в его пользу хорошо известен – это нефть.

Сильно она сейчас не дорожает, от многолетних максимумов отстала процентов на 30-35, и это создаёт для рубля немалый запас прочности.

На случай же сильной волны снижения цен на углеводородное сырьё российский ЦБ располагает мощными резервами, которых вообще-то должно хватить даже при двукратном снижении нефтяных котировок. Причём за очень короткое время. Ну, а если случится затяжной откат на нефтяном рынке, в который вообще-то, с учётом нынешних экономических реалий, верится с трудом, тогда Центробанку помогут отказ от приобретения валютной выручки и бюджетные правила, по которым при неблагоприятной конъюнктуре меняются в пользу бюджета отчисления от нефти. Когда же меняется схема отчислений от нефти в бюджет, это позволяет спокойнее, без ненужных расходов, балансировать его. И уже нет необходимости мириться со сколько-нибудь серьёзным дефицитом.

Несмотря на то, что России сейчас намного труднее брать в долг для покрытия бюджетного дефицита, такие возможности по-прежнему есть. Очень неплохие на внутреннем рынке, и не самые плохие на внешних. Да, те времена, когда нам удавалось брать взаймы по минимальным кредитным ставкам, остались в прошлом. И скорее всего, надолго. Однако, у России по сравнению с прошлым, сейчас намного более удачные позиции для заимствования. По сравнению с большинством ведущих стран, вплоть до Китая, у нее самые маленькие государственные долги.

Более того, за последние несколько лет, даже находясь под санкциями, сумели существенно сократить свои долговые обязательства многие российские компании и банки.

Прежде всего те, которые имеют значительную долю государства в капитале. А ведь ещё не так давно российские денежные власти подвергались ожесточённой критике со стороны СМИ и экспертного сообщества именно за то, что государство якобы перекладывает груз долговых проблем со своих плеч на коммерческие.

Аналитики ведущих банков отмечают, что платежный баланс в текущем году показал увеличение положительного сальдо, профицит бюджета в январе – сентябре 2018 г. составил 3,5% ВВП, или более 2,5 триллиона рублей. Внешний долг России снизился до 490 миллиардов долларов при международных резервах на уровне 460 миллиардов. Низкая долговая нагрузка и накопленные значительные резервы – это ещё два важных, если вообще не важнейших, фактора в плюс для рубля.

При этом в пользу рубля сейчас неплохо работают и основные макроэкономические показатели страны. Да, экономика растёт не слишком быстро, но зато уже не ощущается так отчётливо перекос в пользу сырьевых отраслей, нет слишком сильного уклона и в пользу экспорта. Структурно экономика весьма далека от серьёзной перестройки, об опережающем развитии высокотехнологичных производств тоже пока говорить не приходится. Однако промышленность растёт по-прежнему быстрее сектора услуг, растёт и инвестиционная активность, хотя во основном, конечно же, с опорой на крупные государственные заказы, связанные с развитием инфраструктуры, оборонных и смежных отраслей. Остаются достаточно высокими и темпы развития аграрного сектора и связанных с ним отраслей.

Рубль сейчас явно выигрывает в сравнении с рядом иных валют из развивающихся стран, таких как турецкая лира, аргентинский песо, бразильский реал, южноафриканский ранд.

Если санкционное давление, к которому экономика до сих пор как-то ухитрялась приноровливаться, и в ближайшее время будет не столь сильным, а нефть так и останется на ценовом уровне выше 70 долларов за баррель, рубль имеет неплохие шансы укрепиться ещё – вплоть до 61-62 рублей за доллар.

Тем не менее, совершенно пренебрегать давлением санкций было бы непростительной ошибкой. И так уж сразу бежать от доллара – тоже. Ведь в долларах всё же номинировано не только две трети мировых торговых сделок, но и примерно столько же долгов. К тому же, очередная порция ударов из Вашингтона должна последовать уже в ноябре, когда до реального дистанцирования от доллара России будет еще очень далеко. Самое неприятное, что ограничения и запреты должны распространиться на транзакции с некоторыми или всеми государственными банками России. На практике же, как уже случалось, новая порция санкций может оказаться значительно мягче и тогда она, вопреки опасениям, окажет на российскую валюту весьма ограниченное влияние.

Самое главное, что американцы вряд ли решатся на какие-либо ограничения, способные негативно повлиять на долларовый оборот. Подрывать доверие к собственной валюте на столь обширном пространстве, с которым так и ли иначе взаимодействует российский бизнес, судя по всему, не слишком готовы даже в Федеральной резервной системе. Пожалуй, лучше нашего президента по этому поводу и не скажешь. Недавно, выступая перед менеджерами энергетической отрасли, Владимир Путин сказал: «Мне кажется, что наши американские партнеры совершают стратегическую ошибку. США своими санкциями против таких стран, как Россия или Иран, подрывают доверие к доллару как универсальной резервной валюте. Тем самым Вашингтон сам пилит сук, на котором сидит».

Доля американских резидентов в наших ОФЗ, конечно, очень значительна, но на какое-то время можно примириться и с незначительным её сокращением. Россия уже сократила ту часть своих резервов, которую держала в американских казначейских обязательствах со 100 до 3 миллиардов. И это – меньше, чем за год.

Реально бояться обвала рубля, наподобие случившегося осенью 2014 г, и уж тем более – августа 1998-го, всё же вряд ли стоит.

В нашем Центробанке за последние годы, удар держать, похоже, научились неплохо.

Алексей Подымов

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *