shadow

Для «мамочки Меркель» узаконили виселицу

В Германии не стали запрещать продажу жутких сувениров, «предназначенных» для канцлера и вице-канцлера


shadow

В октябре 2015 года в столице Саксонии Дрездене в ходе массовой демонстрации сторонников движения PEGIDA (объединяет немецких противников исламизации Европы) один из её участников нёс сколоченный из деревянных реек макет виселицы с двумя весьма натурально выглядевшими верёвочными петлями.

К одной из них — той, что подлиннее, был прикреплён бумажный плакат с надписью «Reserviert — Angela ‚Mutti» Merkel» («Зарезевировано для Ангелы „мамочки“ Меркель»), к другой, что покороче — «Reserviert — Siegmar «Das Pack» Gabriel («Зарезевировано для Зигмара «ничтожества» Габриэля»).

Фотография этой части колонны демонстрантов тогда облетела все ведущие немецкие СМИ. Дрезденская городская прокуратура без труда установила личность мужчины, который нёс виселицу — им оказался житель саксонской деревни Нидердорф, что в 15 мин. езды на машине от Хемница. Однако начатое в его отношении расследование вскоре было прекращено — прокуратура «не усмотрела причин доводить дело до суда».

Теперь предприимчивый нидердорфец сделал на той виселице свой маленький гешефт: по выходным продавал в одном из клубов Хемница её миниатюрные копии с крохотными плакатиками того же содержания. Назывался сей сувенир «Pegida-Galgen» («виселица Пегиды») и стоил 15 евро.

Увидев эту «негоцию», кто-то из горожан написал соответствующее заявление в горпрокуратуру. Там немедленно начали расследование, результаты которого в объявил прокурор Хемница.

По словам прокурора, «в действиях обвиняемого не усматриваются признаки преступления, предусмотренного § 111 Уголовного кодекса ФРГ («Публичный призыв к совершению преступных деяний»), поскольку в них отсутствует такой квалифицирующий признак, как «призыв к совершению преступления». Более того, в данном конкретном случае обвиняемому не может быть вменено намерение побудить третьих лиц совершить незаконные насильственные действия, а именно — убить г-жу Меркель и г-на Габриэля. При объективном рассмотрении такое намерение может быть истолковано только как символическое пожелание двух политических смертей.

Также отсутствуют признаки преступления, предусмотренного § 126 Уголовного кодекса ФРГ («Нарушение общественного порядка вследствие угрозы совершения преступных деяний»), поскольку по смыслу § 126 предполагается, что обвиняемый угрожал двум политикам убийством, имея к тому реальные возможности. Но это не так — никаких возможностей к тому у него не имелось. Также в его действиях не усматриваются признаки составов каких-либо иных преступлений. На основании изложенного, в возбуждении уголовного дела отказано. По этой причине изготовленные фигурантом миниатюрные виселицы не могут быть у него конфискованы, как не может быть и наложен запрет на их продажу. При этом прокуратура принимает к сведению, что миниатюрные виселицы продаются только в клубе для людей с ограниченными возможностями.

Как особо подчеркнул прокурор, «данное решение было принято исключительно по конкретному делу. Возрастающая в обществе склонность к насилию в отношении должностных лиц и избранных представителей власти будет по-прежнему учитываться нами при принятии решений» (в 2016 году в Германии зарегистрировано около 900 правонарушений в отношении должностных лиц и избранных представителей власти. — С.Д.).

Премьер-министр Саксонии, христианский демократ Михаэль Кретчмер (к слову, однопартиец канцлера Ангелы Меркель) отреагировал на этот «перл» прокурорской мысли крайне осторожно. В тот же день в своём Твиттере он сделал запись следующего содержания: «Наша система юстиции независима. Однако даже если прокуратура не видит здесь состава преступления, я думаю, что это не только безвкусица — выставить на продажу виселицы с именами живых людей. Такой переход всех границ отравляет климат в нашей федеральной земле».

Куда резче высказалась депутат Бундестага от партии «зелёных» Рената Кюнаст. Призвав земельную прокуратуру в Дрездене «изучить решение нижестоящих коллег из Хемница», она заявила: «Прокуроры, даже при всей их бездонной наивности, не должны подыгрывать крайне правым».

Как писала по этому поводу газета Süddeutsche Zeitung, «саксонскую юстицию часто обвиняют в слепоте на правый глаз».

Поясню: этаблированные партии Германии, а с их подачи и немецкие СМИ, иначе как «крайне правым», «правопопулистским» и «антимусульманским» движение PEGIDA не называют; теми же эпитетами они наделяют и партию «Альтернатива для Германии», по итогам сентябрьских выборов триумфально вошедшую в Бундестаг, образовав там третью по численности, после ХДС/ХСС и СДПГ, фракцию, значительно опередив «зелёных» и либералов из Свободной демократической партии.

Источник

Фото DPA


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *