shadow

Встречайте Ксению Собчак — теперь уже кандидата в президенты России


shadow

Журналист Андрей Бабицкий — о том, зачем модной девушке понадобилась большая политика.

Ксения Анатольевна Собчак не возражает, когда корреспондент журнала Glamour во время интервью называет её кандидатом на пост президента России. Само интервью появится только в ноябре, но с отрывком уже можно ознакомиться. На одной из полос есть ещё одна цитата из сказанного: «Ксения Собчак президент — это как Сергей Шнуров художник. Стёб. Арт-проект очень высокого уровня».

Собственно, сама тема уже плотно «прописана» в медиапространстве, благодаря множеству событий: усилиям Навального, который непонятно почему оказался взбешён намерениями шоу-дивы составить ему конкуренцию, хотя очевидно, что участие Навального в выборах не более вероятно, чем половой акт между конфетницей и шагающим экскаватором; сдобренному обсценной лексикой предостережению беглого бизнесмена Чичваркина, в ультимативной форме потребовавшего от Собчак отказаться от участия в выборах; многочисленным статьям во вполне респектабельных изданиях и СМИ, включая, к примеру, тот же Би-би-си. Высшую степень легализации амбиции журналиста, телеведущей и новоявленного оппозиционера получили из уст действующего президента, который на вопрос о возможном её выдвижении ответил: «Да бога ради!» Он, кстати, ещё и встретился с Ксенией Анатольевной — правда, по другому поводу, — но о чём они говорили наедине, никто не знает. Пресс-секретарь Дмитрий Песков оставил этот деликатный момент без комментариев.

Сможет ли дерзкая и честолюбивая женщина найти средства и собрать необходимые для регистрации голоса? Не факт, хотя если в этом ей поможет Администрация Президента, на которую Собчак прямо указывает как на источник её инициативы, то понятно, что да. Правда, инсайды из самой АП звучат недоумённо и не слишком благожелательно — там говорят, что никто никаких предложений никому не делал. Впрочем, сама Ксения Анатольевна загодя подготовила путь к отступлению, охарактеризовав свои планы грандиозным «арт-проектом». Идея понятна — сама возможность в течение какого-то времени присутствовать на медийных площадках в ранге кандидата на пост первого лица страны — не так важно, зарегистрированного или нет — уже поднимает статус героини, политический бэкграунд которой не всем кажется основательным, до космических высот. Это как с тестикулами, прибитыми к булыжной мостовой — практический результат не понятен, но очевидно, что спектакль состоялся и даже удался.

В любом случае, я бы считал, что звезда Ксении Анатольевны восходит на политическом небосклоне к общей пользе, поскольку женские лица в российской политике давно вызывают или уныние, или желание, устыдившись, перевести взгляд на что-то совершенно иное. Собчак явно не вызывает идиосинкразии, её забавный, неаллергенный троллинг может вдохнуть некоторое подобие жизни в окончательно потерявший очарование либерально-оппозиционный тренд.

Алексей Навальный, трансформировавшийся в известный из классики «органчик» имени самого себя прежнего, вызывавшего хотя бы какой-то интерес, продолжает с достойным лучшего применения рвением выступать могильщиком самой идеи оппонирования государству. Чем больше он и его сторонники, которых в последнее время намывает на площади прямо из школьного буфета, клеймят российских чиновников в поднадоевшей радикально-бездоказательной манере, тем милее и симпатичнее выглядят те, кому борцы с коррупцией адресуют свои обвинения. Мастодонты вроде Явлинского без вариантов воспринимаются как окаменевшие следы жизнедеятельности мамонта. Там нет никакой жизни, и неоткуда появиться.

А вот неунывающая женщина в амплуа вечно модной, раскованной, легковесной барышни пропоёт свои «пять минут» и продемонстрирует обличителям «кровавого режима», что оппозиционность может быть яркой, весёлой, не слишком серьёзной, даже имитируемой, но тем и привлекающей к себе внимание. Если вспомнить, каким высоким спросом пользовался в дворянской среде дендизм, маска разочарования, байроническая отстранённость от радостей жизни в начале XIX века, то можно понять, что искусство изображать некое состояние, которое к твоим реальным чувствам и мыслям не имеет ни малейшего отношения, вполне может стать модным, штучным и дорого продаваемым талисманом, как, собственно, и вся оппозиционность Ксении Анатольевны.

Сейчас у неё появляется возможность многократно увеличить капитализацию тренда, чем она, естественно, воспользуется в том или ином формате. Я, честно говоря, не думаю, что она доберётся до регистрации, но уверен, что интригу — набрала необходимые голоса или нет — опытная ведущая разнообразных шоу будет держать до последнего момента, создавая в политическом пространстве поле искрящегося напряжения. В моменты, когда к ней будет приковано внимание, она сможет под мемом «Я — президент» застолбить за собой ряд привлекательных игровых образов. Например: «томный оппозиционер в лорнете от «Дольче энд Габбана» за 380 000 долларов» или «скучающий фрондер в жилетке от «Диор» тоже за какие-нибудь немыслимые деньги.

С одной стороны, это даст неслабый такой подъём на рекламе, с другой — у оппозиционно настроенных граждан появится труднодостижимая, но оттого ещё более желанная цель обзавестись модными аксессуарами, без которых борец с режимом уже не сможет рассматриваться как настоящий. Так что, как бы ни сложились обстоятельства её выборной кампании, хайпнуть Ксении Анатольевне удастся по-любому.

Источник