shadow

Учёные Великобритании: правду о побочных эффектах лекарств часто скрывают от публики


shadow

Группа учёных из Великобритании завершила исследование, касающееся отчётов о клинических испытаниях лекарственных средств. В своей работе специалисты заявили, что обнаружили много расхождений между опубликованными и неопубликованными версиями исследований: разработчики новых препаратов преуменьшают их возможный вред.

Эталонным дизайном (методикой) проведения клинических испытаний являются рандомизированные контролируемые двойные слепые исследования. Под длинным, труднопроизносимым названием скрывается действительно эффективный и изящный метод проверки новых лекарственных средств. Участники эксперимента случайным образом делятся на две группы: в одной из них пациентам дают изучаемый препарат, а в другой — плацебо. Суть в том, что ни пациенты, ни врачи, работающие с ними, не знают, какая группа подверглась новому лечению, поскольку плацебо изготовлено так, чтобы никто не смог отличить его от лекарства. Затем анализируются побочные эффекты в обеих группах, после чего выносится максимально объективное решение о пользе и вреде препарата. Но даже этот метод эффективен только в том случае, если разработчики нового лекарственного средства заинтересованы в оглашении объективных результатов.

Авторы исследований брали статьи о клинических испытаниях в рецензируемых изданиях, а затем сравнивали их с текстами из неофициальных, труднодоступных источников, например из личных архивов или публикаций на сайте. Дальше исследователи шли разными путями: часть из них сравнивали одни и те же работы в официальном и неофициальном вариантах, остальные же рассматривали опубликованные работы одних учёных и сходные с ними по тематике неопубликованные статьи других разработчиков. Цель поисков тоже была разной: кто-то устанавливал процентное соотношение упоминаний о побочных эффектах в опубликованных и неопубликованных работах, кто-то выделял особые группы нежелательных последствий, которые чаще всего стараются скрыть, а некоторые учёные выясняли, как неопубликованная информация может отразиться на судьбе препарата. Несмотря на разницу в целях и методах, исследователи пришли к одному и тому же неутешительному выводу: в неопубликованных отчётах всегда больше информации о побочных эффектах, чем в опубликованных, причём разница эта весьма значительна. Результаты восьми исследований парных статей говорят о том, что опубликованные варианты содержат информацию о побочных эффектах только в 46% случаев, а их неопубликованные аналоги — в 95%.

Сравнительная таблица для парных статей. Красными столбиками отмечен процент неопубликованных работ, содержащих информацию о побочных эффектах препарата, синими — процент опубликованных работ, отобранных по тому же критерию. Внизу можно увидеть фамилию учёного, проводившего исследование, и год публикации его работы

Цифры для независимых отчётов по близкой тематике похожи: 43% случаев против 86%. Таким образом, узнавая информацию о побочных действиях препарата из официального источника, мы теряем от 43 до 100% данных (в среднем 62%). Серьёзные побочные эффекты скрываются в среднем на 67% (отдельно рассмотрены 24 случая смерти, в 18 из них вся необходимая информация содержалась только в неофициальном источнике).

Таблица для статей разных групп учёных. Красные столбики — процент неопубликованных работ, содержащих данные о побочных эффектах, синие — процент опубликованных работ с данной информацией

Стоит отметить, что эти цифры пока не имеют статистической важности, поскольку побочные эффекты проявляются довольно редко: только в трёх анализах обнаружились неопубликованные данные, серьёзно меняющие представления о препарате. Однако скрывать информацию о побочных эффектах новых лекарств всё равно недопустимо по нескольким причинам. Во-первых, приведённых в официальных версиях данных недостаточно для того, чтобы полностью изучить статистическую важность скрытых фактов. Во-вторых, знание всех побочных эффектов необходимо для каждого пациента и врача, ведь они выбирают способ лечения, исходя именно из официальных данных: каждый неупомянутый фактор может стоить кому-то жизни.

В подтверждение этому можно вспомнить историю о талидомиде. Препарат на основе этого вещества появился на рынке без проведения необходимых клинических испытаний: его опробовали на животных и неофициально выслали бесплатные образцы немецким и швейцарским врачам, чтобы те предложили новое лекарственное средство своим пациентам. Интересен тот факт, что изначально талидомид предполагалось использовать как противосудорожное средство, но во время испытаний подобного эффекта препарат не произвёл. Однако изготовители всё равно предлагали его как лекарство от судорог, пока не обнаружили, что препарат имеет снотворный эффект. Поскольку во время разработок подопытные животные не умирали от передозировок, было решено, что талидомид абсолютно безвреден, после чего дела разработчиков резко пошли в гору. Новое лекарственное средство разлеталось с аптечных прилавков в составе 37 различных препаратов. Выяснилось ещё одно свойство талидомида — устранение неприятных симптомов беременности, вроде тошноты или беспокойства. Однако вскоре зазвучали первые тревожные сигналы: у людей, принимавших талидомид, начали наблюдаться признаки неврита, но компания упорно не обращала на это внимания целых два года, только увеличивая продажи. Буря разыгралась позже, когда в странах, где новый препарат пользовался особой популярностью, резко участились случаи появления на свет детей с врождёнными уродствами: младенцы рождались с сильно деформированными или вовсе отсутствующими частями тела, разрушающимися внутренними органами. Постепенно была установлена связь между этой эпидемией и побочными эффектами талидомида, но к моменту запрета препарата 40 тыс. человек уже получили неврит, а около 12 тыс. младенцев — страшные физические пороки, в большинстве случаев несовместимые с жизнью.

Однако через несколько лет талидомид вернулся в медицину. После длительных и на этот раз качественных исследований выяснилось, что препарат лечит тяжёлые формы онкологических заболеваний. Теперь его использование строго ограничено.

Уровень понимания этой проблемы неуклонно растёт. За четыре года (2010—2014 гг.) количество подробных исследований побочных эффектов выросло со 104 до 344. Такие организации, как Европейское агентство лекарственных средств, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, проект AllTrials, выступают за предоставление полных отчётов о клинических испытаниях, за их открытость и активную публикацию. Авторы обсуждаемого доклада призывают всех специалистов, пишущих о новых лекарственных препаратах, искать и использовать неопубликованную информацию, чтобы максимально уменьшить возможные риски.

Юлия Попова

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.