shadow

Кремль сыграл с «перебором»

Доминирование «Единой России» сужает власти поле политического маневра


shadow

В Госдуме седьмого созыва будут заседать депутаты от шести партий. Но подавляющее большинство мест по-прежнему получат «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Об этом свидетельствуют предварительные данные ЦИК РФ на 6:40 утра понедельника, 19 сентября.

Десяти непарламентским партиям, участвовавшим в гонке, достаются мандаты всего в двух одномандатных округах. В Воронежской области первым идет лидер «Родины» Алексей Журавлев, в Башкирии — председатель «Гражданской платформы» Рифат Шайхутдинов.

Еще в одном одномандатном округе — Адыгее — лидируетсамовыдвиженец Владислав Резник, который в Госдуме 6-го созыва входил во фракцию «Единой России».

Четыре партии, которые заседали в двух предыдущих Думах, после обработки 80% итоговых протоколов участковых избирательных комиссий, делят места следующим образом. «Единая Россия» набирает 54,28% голосов, КПРФ — 13,61%, ЛДПР — 13,37%, «Справедливая Россия» — 6,17%.

По предварительным данным, из 225 мандатов, распределяемых по партийным спискам, единороссы могут рассчитывать на 137, КПРФ и ЛДПР — на 36 каждая, справороссы — на 16.

Из 225 одномандатных округов кандидаты «Единой России» лидируют в 203 (выдвигались в 206). Еще в семи округах пока первенствует КПРФ, в семи — «Справедливая Россия», в пяти — ЛДПР.

Это означает, что «Единая Россия» вновь претендует на «конституционное большинство» — две трети мандатов, или более 300 кресел в парламенте, — что позволяет партии собственными силами принимать поправки в несколько глав Конституции и преодолевать президентское вето. Напомним, что в пятой Думе единороссы располагали большинством в 315 мандатов, но в шестой фракция «Единой России» сократилась до 238 депутатов.

Об уверенной победе единороссов заявил и президент Владимир Путин.

«Мы знаем, что людям живется непросто, проблем много и нерешенных вопросов много, и, тем не менее, результат вот такой, какой он есть. Можно с уверенностью уже заявить, что партия добилась очень хорошего результата, победила. Вот трудно, тяжело, а люди все равно за „Единую Россию“ проголосовали», — сказал Путин, выступая в штабе единороссов.

Однако насколько этот результат станет убедительным для общества и удобным для самой «Единой России» — вопрос открытый. Как заявил эксперт Комитета гражданских инициатив Александр Кынев, конституционное большинство не было целью власти, но на практике «сказалось неумение власти вовремя остановиться, неумение удерживать себя в рамках некоего оптимального сценария, что и привело к „перебору“».

По мнению Кынева, полученное «Единой Россией» доминирование в парламенте «очень сужает поле политического маневра для власти»: невозможно будет уходить от ответственности за непопулярные решения, что делалось прежде под видом уступок оппозиции.

Сумеет ли власть удержать «крымский консенсус», какие последствия будут иметь нынешние парламентские выборы для России?

— Симптоматично, что практически во всех одномандатных округах кандидаты от непарламентских партий проиграли «Единой России», — отмечает политолог Федор Крашенинников. — На мой взгляд, это говорит об одном: тягаться с партией власти в одномандатных округах могли только те, кому это разрешили. Сюжетов, когда независимый кандидат просто взял и победил, на нынешних выборах просто нет.

Что касается победы «Единой России» — ее результат, по большому счету, был запрограммирован. Дело в том, что в России создана такая политическая система, которая позволяет еще до начала выборов так все организовать, чтобы минимизировать возможность проникновения внутрь политической системы ненужных сил.

Как видим, система сработала: никто из ненужных сил в новую Думу не попал.

Как мне представляется, единороссы рассчитывали даже на более убедительные проценты. Однако если «Единая Россия» готовила триумфальный старт президентской кампании Владимира Путина, ей это явно не удалось.

Для президентской партии, которая шла на выборы на авторитете главы государства, явка и результат не кажутся убедительными. На выборы пришли менее половины избирателей, и при низкой явке триумфом был бы результат 70%. Результат же чуть выше 50% — это не очень серьезно.

Думаю, причина такого сомнительного «успеха» очевидна. Кремль явно заигрался — насоздавал одинаковых партий, которые все как одна выступают за Владимира Путина, и в итоге размазал между этими партиями голоса своих собственных избирателей. По сути, в парламент попали только партии, которые поддерживают президента.

 — С какими выборами можно сравнить нынешнюю кампанию?

— На мой взгляд, с думской кампанией 2007 года — тогда тоже политическое поле было основательно зачищено, и доминировала партия власти. Кроме того, это сильно похоже на выборы даже не в Советском Союзе, а в ГДР. Как и во времена ГДР, сегодня у нас есть одна главная партия, есть три партии оппозиции, но как ни голосуй, всем понятно: в парламенте будет заправлять главная партия.

 — Такая ситуация создает предпосылки для внутренней дестабилизации?

— Я считаю, что создает. Особое внимание я бы обратил на низкую явку. Это очень показательный момент: президент Путин, рейтинг ободрения которого зашкаливает за 80%, лично призывает сограждан прийти на выборы, а приходит всего половина.

Так и хочется спросить: другая половина не прислушивается к президенту, или призывы главы государства ей неинтересны? Что за люди находятся в этой другой половине общества, что у них в головах? О чем они думают, можно ли ими как-то руководить?

Именно эти вопросы, я считаю, ставят итоги нынешних парламентских выборов перед Кремлем. Поскольку их результат ясно показывает: база, на которую власть опирается, значительно сузилась, а что происходит в обществе- остается загадкой.

Такое уже бывало в нашей истории. Как сказал накануне перестройки генсек ЦК КПСС Юрий Андропов, «мы не знаем общества, в котором живем». А потом началась перестройка, и все рухнуло.

Сейчас, на мой взгляд, мы находимся примерно в той же фазе: формально все хорошо и легитимно, но что творится в головах огромного числа россиян — совершенно неясно. Думаю, разумные политики, которые привыкли непредвзято смотреть в будущее, должны испытывать по этому поводу огромное беспокойство — именно по поводу утраты контроля над настроениями значительной частью населения России.

— Выборы получились похожими на погоду в Центральной России: серыми, скучными, но при этом сугубо русскими, — отмечает директор Института политических исследований Сергей Марков. — Главным для избирателя был не столько выбор между партиями, сколько сам факт голосования. Проголосовать означало поддержать президента Путина и российскую политическую систему в конфликте с Западом.

Проявление такой поддержки стало основным драйвером выборов, и этот драйвер оказался связанным не с межпартийной конкуренцией, а с Путиным, Крымом и Донбассом.

Действительно, де-факто перед выборами сформировалась широкая патриотическая коалиция, которая включила в себя все парламентские партии, а также ряд непарламентских, таких как «Родина», «Партия роста», «Российская партия пенсионеров за справедливость», «Патриоты России». И уже по первым итогам голосования стало ясно, что эта широкая коалиция совершенно точно получит более 90% голосов, и практически 100% мест в новом парламенте.

Еще одна отличительная особенность нынешних выборов — они прошли не под лозунгом победы какой-то из партии, а под лозунгом победы легитимности. Парламентские выборы 2011 года, как мы помним, закончились массовыми протестами. Причем, протестовала не только улица. Социологические опросы тех дней убедительно показывали, что огромное число граждан протестует пассивно, и причина одна — нарушения на выборах.

После этого Кремль сделал выводы, и взял курс на максимальное укрепление веры граждан в честность, открытость и конкурентность выборов. Действительно, на этот раз россияне, я считаю, смогли убедиться: все значимые фигуры имели возможность принять участие в выборах, и голоса подсчитывались без каких-либо фальсификаций.

— Зачем на этих выборах понадобилось возвращать одномандатников? Чтобы создать преимущество для «Единой России»?

— Социологические опросы показывали, что граждане выступают за возвращение одномандатников и прямых губернаторских выборов. Гражданские активисты, кстати сказать, хотели другого — чтобы в политическом поле действовало больше партий, и чтобы процесс создания новых партий искусственно не затруднялся. Власть проанализировала эту ситуацию, и пошла навстречу избирателям.

Уверен, даже если бы кандидаты от непарламентских партий получили больше мандатов в одномандатных округах, большинство из них все равно перешло бы в «Единую Россию». Как показывает практика, независимые кандидаты всегда стремятся вступить в правящую партию. Им это выгодно, поскольку позволяет более эффективно реализовывать свои лоббистские возможности.

Возможен был и другой вариант — что в новой Думе для одномандатников сформируют отдельную фракцию, например, «Народный депутат». Но в любом случае, эта фракция поддерживала бы партию власти.

— В нынешних выборах принял участие Крым. Как отнесется к этому Запад?

— Запад оказался в трудном положении. В принципе, он может легко не признать крымских одномандатников, но что делать с депутатами по партийным спискам? Ведь у каждого такого депутата имеется какое-то количество крымских избирателей. Поэтому признание Западом этих думских выборов будет означать и признание — в какой-то мере — Крыма в составе России.

С другой стороны, не признать результаты выборов Запад тоже не может. Иначе он рискует не просто резко ухудшить отношения с Москвой, но и потерять все шансы на отмену российских контрсанкций: без одобрения Госдумы сделать это попросту невозможно…

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. N    

    Карусэли, административный ресурс, вбросы — вот результат выборов при рекордно низкой явке.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.