shadow

Возрождение народных промыслов


shadow

Очень отрадно, что такие темы возникают в регионах. Вот и в Тюмени восстанавливают старинные ремесла. Совсем недавно открыт очень колоритный и Центр возрождения народных промыслов. Некоммерческая организация действует на базе реставрационной мастерской Вадима Шитова.

Там разработана программа обучения по резьбе, реставрации, гончарному делу, ткачеству, изучения культуры и истории города и края. Мальчишки уже учатся там во всю.

Давайте заглянем к ним.

Фото 2.

Мастерская 30 лет занималась сохранением деревянного зодчества города. Деревянный дом, который раньше принадлежал фотографу Родионову, превратится в музей. Там уже достаточно экспонатов, собранные за многие годы Вадимом Шитовым и его сыном Святославом, тоже реставратором и резчиком по дереву. Здесь есть много антикварных экспонатов таких как первая швейная машинка, самовар, пушечные ядра, угольные утюги, весы и многое-многое другое.

Фото 3.

Деревянное зодчество, в том числе и русское, будучи тектонически единым в силу специфики строительного материала, тем не менее всегда регионально, обладает особенностями, отражающими влияние местных условий. В значительной мере эти особенности проявляются в декоративном убранстве, главным образом в резьбе по дереву. Архитектурная деревянная резьба в России широко распространилась со второй половины XIX в. Ее формы, приемы и мотивы не только в каждой области, но и в каждом районе отличались своеобразием. Однако именно региональная специфика этого искусства изучена недостаточно.

Фото 4.

Декор в сибирском деревянном зодчестве образует многоликую картину, отразившую сложность этнического состава населения. Коль скоро Сибирь принимала выходцев практически из всех областей страны, то на ее территории сталкивались и переплетались различные художественные влияния. Кроме того, переселенцы вступали в контакты с культурами сибирских аборигенных народов (языческих, мусульманских), что приводило к увеличению разнообразия декоративного искусства.

К районам, наиболее богатым архитектурной резьбой, относится южная часть Тюменской области (бывшая Тобольская губерния). Историческая связь с ранним этапом заселения и освоения русскими Сибири, наличие развитых ремесел и промыслов, близость к Европейской России делают эту территорию интересной во многих отношениях. Именно здесь, в одном из крупнейших в прошлом торговых и ремесленных центров Сибири — Тюмени, а также в городах и селах ее окружающих, искусство архитектурной резьбы проявило себя особенно ярко.

Фото 5.

В резном убранстве тюменских зданий используются традиции русского декоративного искусства, народные мотивы, а также творчески переработанные художественные приемы ренессанса, барокко, классицизма, отчасти — модерна. Нередко стили сочетаются, дополняются местными мотивами и влияют таким образом на формирование неповторимого облика деревянной архитектуры, свойственного сибирскому городу. Специфика декора тюменского зодчества в значительной мере выражается в широком применении традиционных пластических форм резьбы — глухой и накладной объемной, в своеобразии мотивов и приемов обработки дерева.

Глухая резьба Тюмени, как и сельских районов, представляет собой низкий барельеф и плосковыемчатый рельеф. Она встречается в обработке пилястр, отдельных элементов ворот, но главный объект ее применения -высокие подоконные щиты. Стиль глухой резьбы отмечен строгой декоративностью, круг мотивов сравнительно малочислен, включает стилизованные изображения солнца, занавес с кистями, растительный орнамент. Разным мотивам соответствует своя техника резьбы. Наиболее древняя плосковыемчатая резьба по традиции связана с геометрическим солярным орнаментом. В центре доски, занимая главное ее поле, изображается лучистый овал, часто в сопровождении сегментов солнышек по углам (ул. Челюскинцев, 13, 25-е Октября, 42). Выразительность этой композиции достигается крупномасштабным обобщенным характером рисунка, геометричностью формы, глубиной и четкостью строгих, идущих по кругу выемок. Оттененные гладким фоном доски, лаконичные плотные пятна узора эффектно оживляют фасад и хорошо воспринимаются издалека.

Фото 6.

В глухой резьбе барельефной разновидности распространен мотив занавеса с перехватами и кистями. Нередко занавес сочетается с изображением солнышка в различных его вариантах (ул. Хохрякова, 45, Полевая, 35). Художественная форма орнамента всегда спокойна, сдержанна, высота рельефа не превышает 1 см, но резьба привлекает удивительной тонкостью проработки. Не ограничиваясь легкой округлой моделировкой рельефа, мастера применяли различные штришки, насечки, отчего почти плоская резьба становилась пластичнее и живописнее. Такую резьбу можно рассмотреть только с близкого расстояния, и она создает впечатление интимности, уюта, заметно смягчая суровый характер бревенчатой постройки. Важное место в барельефной резьбе занимает оригинальный стилизованный растительный орнамент в виде крестообразно сплетенных гибких процветших стеблей, образующих насыщенную и вместе с тем ясную уравновешенную композицию (ул. Крупской, 22, Советская, 105). В характере травного узора и трактовке плоскостных форм сказываются традиции древнерусского искусства. Рисунок орнамента отличается стройным развитием; его богатая ритмическая структура, в которой господствуют овальные округлые линии, служит созданию плавного законченного силуэта. По своим художественным достоинствам многие орнаментальные доски достигают силы самостоятельного произведения декоративного искусства и представляют большой интерес.

Фото 7.

Своеобразие творческого почерка тюменских мастеров не менее ярко раскрывается в объемной накладной резьбе. Для тюменской школы характерна особая пластичность почти скульптурных, рельефно выпуклых, чрезвычайно нарядных мотивов, по стилю близких барокко. Преобладает крупный растительный орнамент из листьев, виноградных лоз, плодов, цветов, фруктов. Анализируя формы такой резьбы, отметим, что ее создатели свободно и творчески использовали элементы декора каменной архитектуры, иконостасной «рези». С иконостасной резьбой скульптурное убранство зданий связывают не только орнаментальные мотивы, но и высокая культура мастерства, художественно-технические приемы. Как правило, объемный декор вводился в композицию фасадов сравнительно крупных зданий. Резьба использовалась рационально. В большинстве случаев декор концентрируется только в наличниках, надворотных частях, благодаря чему сочные резные детали воспринимаются по-особенному эффектно.

Фото 8.

Основа пластической выразительности объемной резьбы — в разновысоком многопланово моделированном рельефе. Система несущих элементов наличников обычно трактована наподобие ордера и образуется из пилястр с капителями стилизованного рисунка, мощного барочного фронтона, ограниченного сочными завитками волют, подоконной доски с выпуклыми консолями и валиками в виде тугих свитков. Используя эту сложную, но стройную, уравновешенную и согласованную структуру, мастера уверенно «вправляли» в нее богатые мотивы растительного мира, добиваясь удивительно гармоничного соединения живописности и тектоники. При всех вариациях резных композиций, живой подвижный рельеф их, обогащенный игрой света и тени, является преобладающим и постоянным. Ряды нарядных скульптурных наличников способны сообщить фасаду такое богатство форм, что оно рождает ассоциации с пышным убранством столичных дворцов середины XVIII в.

Стремление к усилению живописно-пластического впечатления декора выражается в применении наряду с барочными ренессансных мотивов, которые в ряде случаев органично сплавляются друг с другом. Барочно-ренессансная резьба отличается также сочным, но более утонченным характером скульптурной орнаментации. В наличниках заметна склонность к использованию арочных очелий, отвечающих форме крупных арочных окон, подоконная доска приобретает фигурно изрезанный абрис (ул. Семакова, 8). С барочно-ренессансной резьбой связан декор самых богатых особняков города -зданий с усложненным архитектурным решением, несущих отпечаток влияния каменной архитектуры (ул. Дзержинского, 30, Республики, 18).

Фото 9.

В отличие от других городов Сибири, а также европейской части России пропильная резьба в Тюмени не получила широкого распространения. В своих мотивах (геометрические, комбинации стилизованных растительных элементов) и принципах композиции она в основном демонстрирует те же черты, что и повсюду. Пропильная резьба используется в обработке венчающих форм — фронтонов, башенок, карнизов, фризов. При этом в наличниках она сочетается с другими техниками.

Фото 10.

Модерн менее затронул тюменское зодчество по сравнению, например, с томской архитектурой. Немногочисленные тюменские здания, отразившие влияние модерна, можно разделить на два вида: к первому относятся здания с усложненной объемно-пространственной композицией, созданные по проектам профессиональных зодчих, ко второму — обычные дома с традиционным фасадным решением. Образцом первого типа является здание на ул. Дзержинского, 12. Черты модерна проступают в асимметричности архитектурного объема, в форме полуовальных окон и оконных переплетов, в рисунке плоской графической резьбы, в декоре ворот, завершенных фигурной балкой с применением криволинейных переплетающихся элементов. Выразительность здания на ул. Челюскинцев, 3 достигается иными средствами — подчеркнутой фактурностью срубного фасада, обогащенного очень активным «сталактитовым» карнизом, выполненным из толстых брусков. В домах с традиционной фасадной композицией воздействие модерна ощущается в формах окон и наличников, которые выделяются крупным фигурным силуэтом с плавными рогообразными отворотами боковин. Иногда элементы модерна, не изменяя структуры наличника, «вплетаются» в привычный орнамент объемной резьбы и проявляют себя в текучих мягких линиях рисунка отдельных деталей.

Фото 11.

Расцвет тюменской домовой резьбы состоялся во многом благодаря наличию в городе талантливых резчиков. Разностороннее мастерство и однородность эстетических взглядов позволили им создать особый стиль и местную школу деревянной резьбы, отличающуюся строгостью и благородством форм, чистотой художественных приемов, мягкостью и удивительной пластичностью рельефа резьбы, а также особым уважением к материалу.

Фото 12.

В музее нам дали возможность самим попробовать изготовить себе лошадку, вырезав ее из заготовки. Это конечно не простой процесс требующий огромного усердия.

Не заснял, но расскажу, что в музее занимаются дети, пытаясь перенять навыки этого народного промысла. Очень приятно на это смотреть.

Фото 13.

Вообще конечно очень атмосферное место.

Фото 14.

А вот человек, без которого это место бы не состоялось — тюменский реставратор, член Союза художников, почетный работник Союза искусств, заслуженный работник культуры России Вадим Шитов.

Фото 15.

Школой мастерства для Вадима Шитова стала работа на усадьбе купца Колокольникова. Он числился там столяром и плотником и занимался не только поддержанием порядка в доме, где останавливался знаменитый маршал Василий Блюхер, но воссозданием духа и быта купеческой семьи. Тогда он понял, что главный талант реставратора – это терпение. Шитов работал в этом музее 15 лет. И все эти годы уникальное сооружение реставрировалось. «Там возникали такие моменты при реставрации, которые были сродни работе хирурга. Попала тебе в руки порядком сгнившая часть резьбы – можно взять и просто обрезать и все сделать заново. А можно сначала подумать, как само изделие укрепить. Сделать так, чтобы сохранить его по максимуму в оригинале, а воссоздать только то, что исчезло. Резьба на доме Колокольникова настолько тонкая, что нужны были особые подходы. Если подойти, как диктует инструкция, — снять изделие, зачистить краску, то и погубить оригинал можно. Там порой весь узор на одной краске и держался», — вспоминает Шитов.

Фото 16.

Тогда он впервые применил совсем другую методику. Он бережно снимал изделие, переворачивал его и чуть ли не по микрону выбирал всю гниль, которую несколько слоев краски держали, как панцирь. Иногда резец доходил до этого самого панциря. Потом получившаяся форма заполнялась специальным составом из клея и опилок, причем того же дерева, из которого вырезан оригинал. Так он сохранил уникальные образцы тюменской школы резьбы по дереву. Он пришел к такому методу работы интуитивно, руководствуясь врожденным чутьем художника-реставратора. Когда поступил в Московский институт спецпроектреставрации, узнал, что такие методы существуют.

В те годы Вадим Шитов много работал с Нелли Шайхтдиновой, выпустившей в 1984 году замечательный альбом «Деревянная резьба Тюмени», в котором впервые было заявлено о тюменской школе резьбы. «Тогда все говорили, что в Сибири есть две школы – это иркутская и томская. Мы с Нелли Николаевной много работали и по сохранению тюменских памятников. И еще вместе доказывали, что тюменская резьба – это школа. Я много раз бывал и в Иркутске, и в Томске. Там другой вид, другой стиль резьбы», — подчеркнул Вадим Шитов.

Фото 17.

Тюменские постройки не были плохими копиями каких-либо каменных сооружений. Возводили их мастера из народа, и в декоре любого тюменского здания, как бы пышен он ни был, можно ощутить народную основу, да и особенности материала — дерева — предлагали особый масштаб и определенный ритм, основанные на народных представлениях о мере и красоте. И все же в резном декоре деревянных зданий Тюмени можно усмотреть самые разные влияния. Элементы, пришедшие из архитектуры классицизма, встречаются с мотивами чисто народными, перекочевавшими из народных рисунков и вышивок, с предметов крестьянского обихода. Все вместе в случаях обращения мастеров к объемной резьбе как бы растворяется в динамизме барочных форм. Но народные мастера виртуозно примиряли элементы разных, подчас противоречащих друг другу стилей на сравнительно небольшом участке (допустим, в пределах одного наличника). Они сплавляли эти элементы, достигая красоты частного и органичности облика всего здания. Можно сказать, что народные мастера создали особый стиль в деревянной архитектуре города, исполненный выразительности и благородства, считает Нелли Шайхтдинова.

Фото 18.

Именно этот сплав красоты частного и органичности целого и пленил молодого выпускника Киевского института инженеров гражданской авиации, который в начале 1970-х годов приехал в Тюмень по распределению. В его семье тетя работала в мастерской известного советского художника Александра Герасимова, старший брат – скульптор, заслуженный художник России, двоюродный брат Вячеслав Назарук – художник-баталист и одновременно мультипликатор. Он и сам закончил в детстве художественную школу и от рождения обладает редкостным даром видеть и понимать красоту художественных произведений. Работал молодой Шитов в небе, а в свободное время гулял по улицам Тюмени.

«Свернешь с улицы Республики и попадаешь в старый русский город с деревянными тротуарами, с сиренью в палисадниках, с запахом дыма от русских печек зимой и котами на заборах – летом. И совершенно неповторимыми резными наличниками, воротами, заборами. И дома эти старые меня так проняли, что я все дела старался отложить, чтобы больше увидеть этот город. И тогда еще убедился, что все это потихоньку рушится, что надо хотя бы на любительском дилетантском уровне сохранять эту красоту. Вот я многие детали находил, просто гуляя по улице, собирал и складывал у себя дома. Впоследствии они оказались уникальны тем, что кроме них ничего больше не сохранилось, и по ним я создавал те элементы резьбы, характерные только для Тюмени. Самое интересное, что в то время я не думал, что буду реставратором, но просто почувствовал, что это надо сохранить. И вот они потом мне очень пригодились», — рассказывает он.

Фото 19.

В 1993 году он создал свою мастерскую «Мних», в которой работали до 10 мастеров. Бригада восстанавливала по полтора памятника в год и за каждым домом уже стоял в ожидании следующий. Теперь «Мних» – единственная профессиональная мастерская, восстановила около 30 объектов, среди которых дома Тюмени, киоты и алтари в церквях города и области. «Когда началось восстановление церквей, алтари в них полностью отсутствовали. То, что мы делали, правильнее назвать копиями или даже аналогами. Я брал образцы домовой резьбы, которая, к слову сказать, пришла в Тюмень из Верхотурья, возникла из корабельной поморской резьбы. Делать что-то по примеру резьбы в храмах европейской части России, что мне хорошо знакомо и проще, было бы инородным. Мы изучили именно сибирскую резьбу, восстановили церкви так, как они могли бы выглядеть до разрушения», — отметил реставратор.

Фото 20.

Фото 21.

Фото 22.

Фото 23.

Фото 24.

Фото 25.

Фото 26.

Фото 27.

Фото 28.

Фото 29.

Фото 30.

Фото 31.

Фото 32.

Фото 33.

Фото 34.

Фото 35.

Фото 36.

Фото 37.

Фото 38.

Фото 39.

Фото 40.

Фото 41.

Фото 42.

Фото 43.

Фото 44.

А вот вам приверы томский деревянных кружев:


Дом на ул. Шишкова, 10


Источник: Дрейзин Э. И., Пасечник А. Ф. «Деревянная архитектура Томска (альбом)». Советский художник, 1975г.

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.