shadow

Brexit пробуждает «Четвертый Рейх»

Германия намерена создать «супергосударство» на обломках Евросоюза


shadow

Германия и Франция подготовили проект реформы Евросоюза. Об этом в понедельник, 27 июня, сообщает польский телеканал TVP Info. В его распоряжении оказалась копия 9-страничного документа, подписанного министерствами иностранных дел двух стран.

Фактически речь идет об ультиматуме, предъявленном Парижем и Берлином другим странам Евросоюза. Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер должен представить этот документ странам Вышеградской группы (Чехия, Словакия, Венгрия, Польша) в Праге, где главы внешнеполитических ведомств встречаются, чтобы обсудить последствия Brexit.

Согласно проекту, страны-участницы фактически лишаются права на собственную армию, собственные спецслужбы, собственный Уголовный кодекс и национальную валюту. Планируется создание единой спецслужбы, а также налоговой и визовых систем. Государства, входящие в союз, будут крайне ограничены в контроле за собственными границами, а также в приеме и переселении беженцев. Проект также предусматривает ведение общей внешней политики и также ограничение роли НАТО на европейском континенте.

«Если предлагаемый документ будет утвержден, то вместо Европейского союза будет создано единое европейское супергосударство, которое будет зависеть от самых сильных европейских игроков», — резюмирует TVP Info.

В этом едином европейском государстве самый веский голос имели бы самые сильные на сегодняшний день игроки ЕС. Более того, это предложение звучит в ультимативной форме, подчеркивает Wirtualna Polska.

«Это, конечно же, плохое решение, потому что с тех пор, как придумали ЕС — такой политический организм, многое изменилось», — заявил глава польского МИД Витольд Ващиковский. «Общественные настроения стали другими, Европа и наши избиратели не хотят отдавать ЕС в руки технократов. В связи с этим я буду об этом говорить: на самом ли деле это правильный рецепт ввиду брексита».

— Можно точно сказать, что такой документ существует, — утверждает обозреватель ИА REGNUM политолог Станислав Стремидловский.

— Он был размещен на сайте телеканала TVP.info — это «третья кнопка» государственного Телевидения Польши. Практически сразу же меморандум двух министров, немецкого и французского, прокомментировал третий, глава МИД Польши Витольд Ващиковский. Если бы речь шла о журналистской фантазии или, тем более, сознательной провокации, то вряд ли Ващиковский стал бы участвовать в этом, слишком многое стоит на карте. Вопрос в том, каков юридический статус этого документа. Пока создается впечатление, что это, скорее, разведка боем. Я не исключаю того, что его «авторы» направили меморандум по различным адресам, но остро и публично откликнулись только в Польше. В итоге Варшава «засветила» свои амбиции претендента на роль идеолога Евросоюза, конкурирующего с Берлином и Парижем, а заодно раскрыла свои позиции. Так, министр иностранных дел Польши подтвердил, что предложение о создании общей пограничной службы Варшава считает приемлемым. Торг начался.

— Насколько вообще возможно описанное «супергосударство» в Европе. Ведь ЕС изначально создавался совершенно на других принципах… Будет ли такой ЕС жизнеспособен?

— Ну, а почему бы и нет? Как говаривал отец Браун: «Я могу поверить в невозможное, но не в невероятное». А если говорить о проекте «супергосударства», то его даже трудно назвать невозможным, не говоря уже о невероятном. Другой вопрос, что это образование, конечно, уже будет не Европейским союзом, а чем-то другим. Можно назвать это образно «Четвертым рейхом с человеческим лицом», можно возрожденной Священной Римской империей германской нации. Напомню, что императора Священной Римской империи избирали семь курфюстов — три князя Церкви и четыре светских князя. Шесть стран-основателей ЕС — Германию, Францию, Италию, Нидерланды, Бельгию и Люксембург — мы уже имеем, они сегодня активно проводят совещания в этом узком составе. Осталось найти седьмого, может быть, Ватикан, и можно учредить новую империю и избрать нового императора.

— Глава МИД Польши уже назвал инициативу «плохим решением». Какой еще реакции ждать от стран-членов ЕС? Многие ли подпишутся под предложенным проектом?

— Пока что реакция последовала только от Варшавы, остальные молчат. Президент правящей партии «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский объявил, что у него есть свой альтернативный проект реформы Евросоюза. Речь идет о создании конфедерации европейских государств, своего рода денонсации Лиссабонского договора. Правда, пока трудно понять, как Качиньский намерен сочетать идею усиления ЕС в сфере международной и военной политике с тем, что Польша скептически относится к идее создания общеевропейской армии. И есть еще вопросы тактики — глава правящей партии ставит вопрос так, чтобы вслед за британским премьером Дэвидом Кэмероном в отставку ушло руководство Евросоюза — как минимум, Еврокомиссии (Жан-Клод Юнкер) и Европейского совета (Дональд Туск). Но с чего бы тогда брюссельской бюрократии и ее направляющей силе из одной хорошо известной нам европейской страны поддерживать инициативы Варшавы?

— О чем говорит тот факт, что Брюссель попросил Лондон как можно скорее начать процедуру выхода? А то, что Европарламент грозит лишить английский статус официального языка ЕС? Это эмоции или стремление как можно быстрее избавиться от «зараженного органа»? Попыток переиграть решение британцев посредством повторного референдума или привода к власти еврооптимистов не будет?

— Нет никакого «Брюсселя» в этом вопросе. Есть разные мнения. Кто-то может быть и хочет «наказать» Британию и Кэмерона за решение избирателей, но та же немецкий канцлер Ангела Меркель настроена более спокойно, предлагая не торопиться и начать переговоры с Лондоном о том, как он видит свое будущее.

— Как вы оцениваете фактическое создание единой разведки, вооруженных сил, расширение полномочий европейского генерального прокурора? Для чего ЕС такое усиление силового блока? После выхода Британии усиливаются угрозы для Европы?

— Пока еще это только декларация о намерениях…

— Можно ли сказать, что Брюссель сделал выводы, проанализировав причины Brexit? Правильные ли эти выводы?

— И опять же нет оснований говорит, что Брюссель проанализировал эти причины и сформулировал свою позицию по этому вопросу. Сейчас идет обмен мнения, оживленная дискуссия, в ход пошли старые заготовки и вбросы, лидеры европейский государств прощупывают позицию друг друга. Это процесс не быстрый, нужно проявить терпение и подождать, пока не будет ясным новый баланс сил в Евросоюзе.

Создать такое образование будет очень сложно, но ничего принципиально невозможного тут нет, — уверен историк Александр Елисеев.

— Если такой план реально существует, то следует предположить готовность следовать ему какой-то части элит. Ну, а где элиты, там и ресурсы.

— Действительно ли опасность развала ЕС настолько серьезная? Почему такая нервная реакция у Германии и Франции?

— Всё очень серьезно, евроскептицизм только усиливается, что отражают результаты опросов общественного мнения. Англия показала готовность избирателей послать Брюссель куда подальше. А ведь националисты Франции, Австрии, Нидерландов и других стран уже готовы инициировать подобные референдумы…

— Вызовет ли навязывание этого плана раскол в ЕС?

— Сопротивление этому будет мощное, как на уровне отдельных национальных правительств, так и общественно-политических коалиций. Франция и Германия (если только такой план не фейк) очень сильно рискуют резко усилить волну евроскептицизма. Хотя, при правильной постановке вопроса, можно создать и сильное движение Европейского национализма — с требованием формирования европейской политической нации. Но, в любом, случае, усиление раскола — неизбежно.

— Как к этому отнесутся в Вашингтоне?

— Разумеется, отнесутся плохо. Однако, тут не всё так просто, и есть одна тонкость. В самой Америке (как и в других западных странах) действуют «национал-бюрократы» и «транснационалы». Последним важно, в конечном итоге, демонтировать все национальные государства, да и сам ЕС — в пользу создания всемирного квазигосударства (пресловутого «мирового правительства»). Здесь можно вспомнить хотя бы известного философа Э. Тоффлера с его идеей «Всемирного совета глобальных корпораций». Да ведь основа для такого совета уже есть. Это малоизвестная, но крайне влиятельная Трансатлантическая политическая сеть, в которую входят мощные корпорации (Microsoft, Siemens, BASF, Bertelsmann, AT&T, Nestle и т. д.). При этом, готовится подписание договора о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнёрстве (ТТИП). И еще в 2009 году, не особо афишируя это, Европарламент принял решение о создании Трансатлантического политического совета, состоящего из американских и европейских парламентариев.

Грядет создание «Соединенных Штатов Америки и Европы» — основы всемирного «государства», тирании ТНК. Поэтому распад ЕС может привести к усилению именно трансатлантической интеграции. Как, собственно, и конфликт между Вашингтоном, с одной стороны, и Парижем и Берлином — с другой. Не исключено, что евроскептики и националисты заключат тайный или явный пакт с США. А у Франции и Германии появится острая нужда искать союзников вне цивилизационного пространства Запада.

— Проект предусматривает ограничение роли НАТО на европейском континенте. Могут ли вооруженные силы ЕС и НАТО существовать параллельно?

— Бесконфликтное сосуществование здесь крайне сомнительно. Если уж Европейская армия и возникнет, то она будет «воевать» (пусть и в режиме «холодной войны») с НАТО. Создание же новой армии вполне реально, если элиты ЕС реально хотят сохранить Единую Европу. Всё дело в желании и ресурсах. Остальное — приложится.

Политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок не видит принципиальных отличий между тем, как сейчас действует ЕС, и тем, что предлагается в документе о создании «супергосударства».

— Как НАТО — это на самом деле США плюс все остальные, так и ЕС — это Германия плюс Франция и все остальные.

Наличие всё более мощных центробежных сил в ЕС, наиболее выпукло продемонстрированных недавним Brexit’ом, однозначно указывает руководству Германии на необходимость реформ в союзе. Реформы, в самом общем виде, могут быть связаны либо с децентрализацией, либо с централизацией. «Мягкие» евроскептики, скажем «Альтернатива для Германии» или венгерский «Фидес», настаивают на сохранении ЕС, но при его существенной децентрализации. Однако лидеры Германии, руководствуясь какими-то своими соображениями, решили идти другим путём, форсируя централизацию.

— Можно ли сказать, что это попытка Германии сломать уравниловку в ЕС? Некоторые эксперты сразу после Brexit говорили о превращении ЕС едва ли не в «четвертый Рейх»…

— По большому счёту, ЕС — это и есть «уравниловка», достаточно привести в качестве примера требование Берлина по приёму всеми странами-членами ЕС экономических мигрантов из мусульманских стран по квотам, а также добровольно-принудительное единогласное принятие и продление антироссийских санкций.

Требование евроскептиков — устранение «уравниловки» либо за счёт выхода своих стран из ЕС, либо за счёт децентрализации существующего союза. Германии экономически выгодно как сохранение ЕС, так и евро как единой валюты для большинства стран союза. Центробежные силы в ЕС Берлин хочет сдержать ещё большей «уравниловкой».

— Глава МИД Польши уже назвал инициативу «плохим решением», пишет Wirtualna Polska. Какой еще реакции ждать от стран-членов ЕС? Многие ли страны ЕС подпишутся под предложенным проектом?

— Польша в Евросоюзе занимает двоякое положение. С одной стороны, Варшава существенно более чутко прислушивается к Вашингтону, чем к Берлину и Брюсселю. С другой, у Польши есть свои собственные интеграционные амбиции — Варшава желает стать, если угодно, Берлином для Восточной Европы. Отсюда создание Вышеградской группы (Польши, Чехии, Словакии и Венгрии) и активное финансирование евроинтеграционных процессов на Украине, в Белоруссии и ряде других стран бывшего СССР. Варшава хотела бы оставить за собой право проводить собственную «восточную политику», что в условиях более жёсткой централизации ЕС под началом Берлина и Парижа будет затруднительно.

В том виде, в котором документ о «супергосударстве» сейчас представлен в СМИ, он вызовет бурные протесты не только евроскептических партий, но и руководства самих европейских государств. Однако при изменении некоторых формулировок и сглаживании острых углов, при этом оставляя неизменной суть, Берлин в ближайшей перспективе вполне в состоянии попробовать «продавить» постепенное усиление централизации. Вопрос лишь в том, сможет ли давление Берлина переломить центробежные силы внутри ЕС.

— Сегодня ЕС, в отличие от НАТО, пока не располагает полноценной политической и командной структурой, обладающей необходимыми политико-стратегическими, военно-стратегическими и операционно-тактическими рычагами. Кроме того, проведение Евросоюзом как гражданских, так и военных операций в рамках общей политики безопасности и обороны связано со значительными финансовыми расходами. Именно по этим причинам создание вооруженных сил ЕС постоянно откладывается. Возможно ли оно сейчас форсированными темпами?

— В глобализированном мире, в котором мы живём, зачастую серьёзным ответом на глобализацию становится не антиглобализм, с леваками и митингами, но альтернативные глобализационные проекты. Так, немецким ответом на американскую трансатлантическую военную глобализацию под флагом НАТО может стать локальная европейская глобализация под флагом ЕС. В рамках НАТО страны, за редким исключением, фактически отдают свою оборонную и разведывательную сферу на откуп Соединённым Штатам. И точно также в рамках ЕС страны отдают существенную часть своего национального суверенитета Брюсселю.

У европейских стран есть исторически сформировавшееся недоверие к Германии, связанное с военной мощью последней. В этой связи Берлину достаточно трудно будет убедить своих соседей по ЕС в необходимости создания общей армии, которая не была бы просто дополнительными контингентами для бундесвера. С другой стороны, улучшение координации и взаимодействия спецслужб стран ЕС в рамках, например, совместной борьбы с исламским терроризмом, — значительно более решаемая задача.

— Согласовано ли это с Вашингтоном? Если нет, то как к этому отнесутся там?

— Германии находится в непростом положении: она желает проводить более самостоятельную политику, включая вопросы обороны, при этом имея на своей территории 172 американские военные базы и будучи сама членом возглавляемого США военного альянса. В рамках предвыборной риторики американские политики сетуют на то, что их партнёры по НАТО тратят существенно меньше денег на оборону, чем должны, поэтому Америке приходится «работать за себя и за тех парней».

Но эти разговоры — только вершина айсберга. Военно-промышленный комплекс США мало подвержен влиянию риторики тех, кто в тот или иной момент времени занимает Белый дом. Более того, чем меньше вкладывают в оборону партнёры США, тем больше американская военная машина должна работать, посылая солдат и дорогостоящее вооружение и технику во все страны мира. Больше заказов — больше прибыли.

Что же касается политического аспекта проблемы, то внешнеполитическая доктрина США диктует необходимость предотвращать возможность появление сильного государства-гегемона или альянса государств в Евразии. Наибольшей опасностью в этой связи является усиление России или Германии, не говоря уже об альянсе между Москвой и Берлином, в котором первая была бы ответственна за людские и природные ресурсы, а второй — за технологии и финансы. В этой связи даже проект европейской армии как часть глобалистского проекта, предлагаемого Германией, вызовет у Вашингтона понятную озабоченность и, возможно, противодействие, мотором которого на континенте станет, конечно же, Польша.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.