shadow

Независимость России: две стороны одной медали


shadow

12 июня празднуется День России. С 1992 по 2002 год праздник назывался «День принятия Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации». Впрочем, народ зовёт его хоть и неофициально, но куда как более точно — «День независимости России».

Парад суверенитетов

Надо сказать, что в деле провозглашения независимости РСФСР опередили только прибалты, оформившие акты восстановления своей предвоенной государственности в марте-мае 1990 года. Российская декларация была принята в июне 1990 года. Остальные республики оформили свой суверенитет в 1991 году, когда окончательно стало ясно, что Союзу не жить.

При этом местные элиты, продвигая собственные декларации независимости, не особенно поддерживаемые населением, которое в том же 1991 году массово высказалось на референдуме за сохранение СССР, ссылались на российский пример. «Вот — говорили они – Москва декларацию о государственном суверенитете приняла, и теперь имеет возможность вести с нами переговоры о новом союзе с позиции силы – как суверенная страна. Надо и нам получить аналогичный статус. Тогда и переговоры будут быстрее продвигаться».

Обманывали, конечно. Но народ верил. Как верил в то, что если в каждой республике оставлять то, что она производит, то уровень жизни пойдёт в гору. Верили в это и в России. Народ не то чтобы очень поддерживал идею российской суверенности, но и против нее не выступал. Господствовало мнение, что если «перестать кормить республики», то уровень жизни в России резко поднимется.

На первом этапе суверенизации эта наивная вера не оправдалась ни в одной из постсоветских стран. Но после 2000 года Россия и Казахстан оказались единственными постсоветскими странами, материальное благополучие которых, по сравнению с СССР, действительно возросло. В России, с учётом опережающего развития инфраструктуры, это особенно заметно.

Но это благополучие далось очень непросто, и стоило не один миллион жизней бывших советских, в том числе и российских граждан, преждевременно покинувших наш мир. Депопуляция в России, начавшись в 1994 году, была остановлена только в 2011 году.

Колбасный аргумент

Итак, первые три результата суверенизации России, которые мы можем выделить – это:

  1. Предоставление элитам союзных республик дополнительной аргументации в пользу развала СССР.
  2. Сложный двадцатилетний переходный период, стоивший экономической разрухи и таких демографических потерь, что они не восполнены ни естественным приростом, ни миграцией русских (и нерусских тоже) из бывших союзных республик, ни даже возвращением Крыма и Севастополя, разово принесшим в 2014 году почти два миллиона новых граждан. В этом году население России всё ещё на два миллиона меньше, чем было на пике роста в 1993 году, когда оно превышало 148,5 миллиона человек.
  3. Повышение уровня благосостояния среднестатистического гражданина России, по сравнению со временем СССР. Экономический рост в 2000-е годы, создание к настоящему моменту практически самодостаточной экономики, способной (если понадобится) обеспечить потребности устойчивого развития даже в условиях полной автаркии.

Таким образом, можно констатировать, что тезис сторонников «колбасной суверенизации» о том, что, сбросив республики, Россия заживёт хорошо, в какой-то мере реализовался.

Пережив впечатляющие демографические и экономические потери, Россия, несомненно, предлагает наиболее успешный государственный (в том числе и с точки зрения комфорта граждан) проект на постсоветском пространстве.

Армия и границы

Это, однако, далеко не все результаты суверенизации начала 90-х. Давайте попробуем оценить геополитические и военно-стратегические последствия распада СССР.

Мы обнаружим, что утрата республик серьёзно снизила уровень военной безопасности России и повысила издержки на поддержание вооружённых сил, способных эффективно защитить территорию страны.

В первую очередь, численность населения по сравнению с СССР упала практически в два раза, что привело к троекратному сокращению численности Вооружённых сил. При этом границы, ранее проходившие по естественным рубежам (рекам, горам, морям), остались не менее протяжёнными, и практически не защищенными естественными препятствиями.

Для охраны собственных границ и поддержания стабильности в дружественных государствах Россия вынуждена держать свои военные базы в Таджикистане и Армении. До выдворения режимом Саакашвили аналогичные базы находились и в Грузии, и были там не лишними. До возвращения Севастополя и Крыма используемые Черноморским флотом главная база в Севастополе и прочие места базирования в Крыму также находились на чужой территории. Результатом этого были дополнительные расходы на аренду соответствующих баз, а также ограничение возможностей внешнеполитического манёвра России в соответствующих регионах.

В определенной мере, Россия попадала в зависимость от союзника, на территории которого базировались войска и который получал возможность требовать от Москвы не только регулярных платежей и экономических преференций, но и политической поддержки в любой конфликтной ситуации.

Новые независимые государства, представлявшие в бытность республиками СССР защитный барьер на пути к стратегическим центрам страны, во многих случаях стали плацдармом для подготовки агрессии против России.

Промышленность и полезные ископаемые

Потеряв СССР, Россия утратила контроль над значительными промышленными мощностями на Украине, в Белоруссии и в Прибалтике, которые, при условии, что местные элиты были бы более рациональны (за исключением Белоруссии), могли бы составить серьёзную конкуренцию российским производителям.

В случае с промышленностью всё для России закончилось относительно хорошо, поскольку неадекватные элиты Прибалтики и Украины сами уничтожили свой промышленный потенциал. С ресурсами хуже.

Россия утратила контроль над огромными разведанными запасами полезных ископаемых (нефть, газ, уран, энергетические угли, золото, железная руда, руды других металлов).

Некоторые бывшие республики не без успеха пытались конкурировать с Россией в сфере сырьевого экспорта. Блокирование этой конкуренции стоило Москве огромных дипломатических усилий и торгово-экономических уступок.

Только один пример: чтобы убедить Туркменистан не реализовывать свои амбиции по выходу на газовый рынок Европы, «Газпром» вынужден был заключить долгосрочные контракты по выкупу излишков туркменского газа по весьма привлекательной для Ашхабада цене.

Национальный вопрос

Развал Союза повлиял на позицию элит национальных автономий в составе Российской Федерации. В 90-е годы, когда центральная власть в Москве была слаба, редкая национальная автономия не отметилась сепаратистскими планами. Более того, существовали проекты «автономизации» и чисто русских территорий в виде Уральской, Сибирской и прочих республик.

За пределами России оказались десятки миллионов русских. Значительная их часть ощущала дискомфорт в результате проведения практически всеми постсоветскими странами националистической политики. Национальные элиты опасались, что наличие крупных русских общин когда-нибудь может стать аргументом для возвращения части территории, а то и всего новообразованного государства в состав России и проводили политику вытеснения русских (в некоторых случаях с элементами геноцида) и/или разных форм ассимиляции.
В результате несколько миллионов русских вернулись в Россию, а значит, возникли проблемы их статуса, обустройства, предоставления работы по специальности. Всё это требовало дополнительных бюджетных расходов.

Причем данный процесс далеко не закончен. Ситуация на Украине развивается таким образом, что в течение ближайшего года можно ждать новую, более массовую, чем в 2014 году, волну эмиграции в Россию. Речь может идти о нескольких (от 3 до десяти миллионов человек) в течение короткого промежутка времени.

Впрочем, миллионы русских остались в национальных республиках. С одной стороны, они служат источником напряжения в соответствующих межгосударственных отношениях. Некоторые постсоветские страны рассматривают своих оставшихся русских как заложников, при помощи которых можно выдавливать из России уступки. С другой стороны, бывшие республики СССР продолжают рассматривать их как фактор риска, дающий России право на вмешательство в их внутренние дела.

Собирание земель

Россия объективно стала центром евразийской интеграции, в первую очередь, бывших советских республик. Но если экономические интересы способствуют сближению постсоветских стран, то политические фантомы создают серьёзные проблемы.

Поскольку Россия является самой населенной, самой мощной в военном и экономическом плане страной, да к тому же и связующим звеном между бывшими республиками, она не может не играть в процессах интеграции главную роль.

Сама эта роль, а также объективно существующий стратегический интерес России к контролю своего предполья приводит к опасению партнёров, что интеграционный проект выльется в «новый СССР», в котором их суверенность будет ограничена в пользу Москвы. Это стимулирует национальные элиты постсоветских республик к поиску баланса в виде заигрываний с Западом, а то и просто прозападной ориентации.

В сухом остатке

В результате суверенизации 90-х Россия обрела относительную цельность, хоть и заплатила за это значительными русскими территориями. Россия была вынуждена затратить большие материальные ресурсы на создание промышленных предприятий, дублирующих те, которые остались в республиках и были уничтожены, перепрофилированы или включены в другие технологические цепочки.

Главное же – резко ухудшилось военно-стратегическое положение страны. Причём возможности его резко улучшить отсутствуют, поскольку общая обстановка не позволяет ни вернуть прямой политический контроль над утраченными территориями (за исключением нескольких уже использованных и ещё сохраняющихся потенциальных возможностей), ни выстроить достаточно надёжные союзные отношения.

Фактически те ресурсы, которые раньше уходили на «выравнивание» уровней развития союзных республик, сегодня Россия тратит на обеспечение своей военно-стратегической безопасности.

При этом она априори неспособна обеспечить свою безопасность на уровне СССР, поскольку простое разрушение и хаотизация бывших советских республик автоматически приводит к критическому перенапряжению российских ресурсов. Даже попытки такой хаотизации приводят к связыванию значительных сил и средств с минимальным результатом.

Таким образом, независимость РФ от СССР привела к небольшим тактическим успехам, достигнутым большой ценой, и к серьезным стратегическим потерям, ликвидация которых в рамках современной глобальной системы невозможна.

В результате в борьбу за изменение глобальной системы Россия вступила в целом ослабленной. При этом решение текущих российских проблем, корнями уходящих в суверенизацию 90-х, возможно только в рамках победы в глобальном противостоянии с США и коллективным Западом.

Источник

Фото РИА Новости

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.