shadow

Украина от Днепра до Амура

В «незалежной» призывают отобрать у России целый ряд регионов


shadow

Украина должна вернуть «исконные» земли, к коим относятся Ростовская, Брянская, Курская, Воронежская области и Краснодарский край. С такой необычной инициативой выступил глава Донецкой областной гражданско-военной администрации Павел Жебривский. По его словам, в этих регионах живут люди с украинской ментальностью и «украинской сущностью».

На идею Жебривского моментально отреагировали в Государственной Думе. Избранный от Кубани депутат Сергей Обухов направил запрос главе Следственного комитета. «Будучи депутатом от Краснодарского края, я не имею морального права не реагировать на экстремистские высказывания должностных лиц соседнего государства, которые продолжают говорить о том, что Кубань якобы является украинской территорией», — заявил Обухов.

Понятно, что подобные заявления нельзя оставлять без ответа. Но интересно само предложение. Сегодня Украина находится, мягко говоря, не в лучшем положении. Крым вернулся к России, Донбасс объявил о независимости и уже не вернется, разговоры об отделении идут в Галиции и Закарпатье.

Что касается ментальности, то значительное число украинских граждан считают себя именно русскими, особенно на Юго-Востоке. В Одессе, Николаеве, Днепропетровске и других городах многие ждут, чтобы какая-нибудь внешняя сила спасла их от нынешней власти и присоединила к Российской Федерации.

Отнюдь не благополучно обстоят дела и в экономике. На контролируемой Киевом территории платятся мизерные пенсии и зарплаты, инфраструктура разваливается на глазах, люди теряют работу и стремительно нищают. Но если Украина не может элементарно поддерживать жизнь на нормальном уровне в своих областях, то зачем ей чужие?

Есть еще один интересный момент. Так называемая «украинская ментальность» в понимании националистов имеет преимущественно сельские корни. Но для освоения территорий нужны города. Русские, когда присоединяли Урал и Сибирь, умели быстро возводить крепости. Благодаря этому наша страна растянулась на 11 часовых поясов, от «южных морей до полярного края». А вот современная Украина имеет свою территорию благодаря в основном «подаркам» русский царей и руководителей СССР. В 17 веке гетманы признали, что не могут управлять даже небольшой территорией и добровольно присоединились к России, что и было закреплено во время Переяславской рады.

По всем параметрам получается, что идеи, высказанные Жебривским, не более чем утопия. Тогда зачем о них говорить публично?

— Концепция «большой Украины» не новая, она была сформулирована еще первым председателем Центральной Рады Украинской народной республики Михаилом Грушевским, — замечает заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ Богдан Безпалько.

— В качестве стержня идеи была выбрана так называемая «этничность». В качестве маркеров были культурные признаки. Это язык, одежда, обычаи. Само по себе национальное сознание в расчет не бралось.

Но я огорчу Жебривского. Даже среди кубанских казаков, которые говорят на диалекте, напоминающем суржик и украинский язык, идентичность распространена русская. И среди них много тех, кто воевал в Донбассе против войск Украины.

В основе идей Жебривского лежат изыскания украинских историков. Кстати, было много украинских националистов и в советское время. И вот эти ученые определяли, где живут люди, которые в соответствии с советской национальной политикой идентифицировались как украинцы. И земли, где жили эти люди, считались исконно украинскими. Несмотря на то, что, к примеру, Кубань стала казачьей только после Екатерины Великой.

В 1990-е годы многие украинские националисты выступали с подобными идеями. Издавались различные карты, часто Россия была обозначена как страна, распавшаяся не несколько государств. Издавались книги и псевдонаучные труды. Там везде были подробные карты, которые не могли не вводить в состояние умиления. Получалось, что во всём мире государства распадались: и Россия, и Индия, и Китай, и государства Европы, и США. Но при этом Украина всегда стояла как нерушимое целое. Нынешняя реальность показывает, насколько все эти построения соответствуют действительности.

Я удивляюсь, что Жебривский не включил в состав украинской земли Серый Клин и Зеленый Клин. Серый Клин — это поселения украинцев в Поволжье и на границе с Казахстаном, а Зеленый Клин — дальневосточные поселения.

Всё это, конечно, звучит абсолютно нереалистично. Наверное, просто должно внушить украинцам оптимизм, повысить их самооценку, в очередной раз напомнить народу о патриотизме. Мол, украинский национализм жив, не сдается. И собираются не только вернуть Крым и Донбасс, но еще и нарастить какие-то территории для Украины.

 — Но из этой концепции получается, что украинцы и русские это один народ.

— Для меня несомненно, что украинцы, белорусы и русские это один большой народ. Это было очевидно и для многих жителей Галиции, которых уничтожили за такие воззрения в немецких концлагерях. Даже униатские священники считали, что они часть большого русского народа.

Сейчас украинская идентичность ушла от определения по крови и даже по культуре. Украинство — это идеология. Если у тебя русская фамилия и ты разговариваешь на русском языке, но при этом разделяешь ценности украинского национализма, то считаешься украинцем. Но если этих ценностей не разделяешь, то будь хоть потомком запорожских казаков в десятом колене с редкостной украинской фамилией, тебя будут принимать за «москаля».

Сегодня идет борьба за умы и души людей, чтобы они выбрали ту или иную идеологию. В словах Жебривского есть малая толика опасности. Понятно, что Украина не сможет завоевать Кубань и Ростовскую область, у страны не только нет армии, но вообще наблюдается развал народного хозяйства и административной системы управления. Однако посеять семена сомнений идеи могут. Есть подготовленные активисты, идеологические наработки. Есть даже те, кто живет в России, но готов выбрать украинскую идентичность в силу тех или иных причин.

Идеологическая опасность присутствует, с ней надо бороться. Прежде всего, возрождая нашу общерусскую идеологию. В отличие от украинского национализма мы базируемся на подлинных ценностях и настоящих героях. Кто же герой у украинских националистов? Мазепа — абсолютный неудачник. Бандера — закомплексованный маленький человечек, который не написал ничего стоящего и выступал идеологом массовых убийств. Есть еще Шухевич, который служил немцам и убивал своих соотечественников. Зато вся наша тысячелетняя история наполнена героями, у нас величайшая литература и искусство. То есть, мы можем представлять альтернативу для всего мира.

— Какую культуру украинские националисты считают своей?

— Украинская культура имеет сельские корни. Городская культура на территории бывшей УССР имеет русские, немецкие или польские корни. Весь «национальный букет», который преподносят как фактор отличий украинцев от русских, имеет чисто сельское происхождение. Даже вышиванка это атрибут исключительно сельской культуры. Большинство украинских слов относятся к сельскому быту. Новые слова, обозначающие в украинском языке городские явления, представляют собой исковерканные польские слова.

Украинская идентичность — это в немалой степени отрицание собственной русской идентичности. Украинство сродни русофобии, если утрировать. Всё это насаждается посредством взращивания обывательского сознания.

— У украинского общества может возникнуть вопрос, что и на территории Украины хаос, как же обустраивать другие земли?

— С позиций реальной политики инициативы Жебривского выглядят глупо. Но с позиций украинских националистов это выглядит, как попытка внушить гражданам оптимизм. Мол, мы не только вернем Донбасс, но пойдем и дальше.

Проблема в том, что вся украинская политика превратилась в произношение лозунгов. Самый яркий пример — Надежда Савченко. Она же не говорит что-то по существу, у нее нет сложных логических построений, она просто выпаливает в воздух лозунги. И этим она очень хорошо символизирует всю современную украинскую политику. Жебривский тоже говорит лозунгами.

— Украинские политики хотят забрать наши территории не потому, что на них люди хотят жить в составе Украины, а потому как территории нужны самим политикам, — говоритдиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв.

— Жебривский назвал области с развитым сельским хозяйством и большим населением. Я понимаю его логику: он хочет присоединить все регионы, где хоть раз проходила казачья лошадь. Хотя, украинские националисты с большим удовольствием взяли бы Тюмень, но Тюмень слишком далеко. Поэтому и появилась теория, что все казаки пришли с Днепра, а везде, где были казаки, это Украина.

 — Какое влияние такие идеи могут оказывать на политику?

— Да никакое. Суть инициатив ясна: если свои деньги прожил, то надо попытаться забрать чужие. По степени реалистичности идея просто никакая. Но у украинских политиков не стоит задачи описать картину реалистично, им это в принципе не интересно.

Они хотят выдвинуть требование, чтобы под него потом у кого-то что-то просить. Они же не надеются, что мы им отдадим Воронеж. Но рассчитывают сказать скоро: «Вы нам дайте нефти и газа, а мы перестанем требовать Воронеж». Понятно, что это не предмет для беседы. Но это в нашей логике. В логике украинских политиков всё выглядит разумно. Мол, затребуем пол-России, а потом за это Россия будет нас долго и вкусно кормить.

Источник

Фото ТАСС

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.